Мнения

2записи

Про папу и дочку

Блог Олега Григоренко, папа Олеси

Про папу и дочку
На свете нет ничего прекраснее, чем быть папой маленькой девочки. На свете нет ничего ужаснее, чем быть папой маленькой девочки. Девочки, которая ежедневно воспитывает родителей. Как не сойти с ума на этих американских горках и научиться снова быть ребенком?

Про чистый лист

Детей могут расстроить сотни разных вещей. То, на что мы, взрослые, привыкли смотреть равнодушно или в худшем случае скрывать свои переживания от окружающих, может довести ребенка до слез. И сообразить, почему спокойное настроение неожиданно сменилось слезами, порой бывает совершенно невозможно.

  • 2910

Как-то раз я читал Лесеньке сказку на ночь. Может быть, в четыре с половиной года маленький человек уже достаточно взрослый, чтобы засыпать в одиночестве (и подарить родителям лишние полчаса тишины и спокойствия), но мне самому очень приятно поваляться вечером с книжкой рядом с дочкой. Особенно, если вернулся домой слишком поздно, чтобы успеть с ней поиграть. И еще я уверен, что чтение вслух бумажной книги куда больше нужно не детям, а взрослым, которые подчас забывают, как прекрасно может звучать устная речь.

Когда сказка закончилась, лампа была потушена, а Леся уже почти уснула, она вдруг решила рассказать мне какую-то мысль, которая вдруг пришла ей в голову. Эта мысль ее беспокоила. Да так, что почти сразу дочка начала всхлипывать. Вроде бы, она говорила по свои рисунки, которые, как обычно, были рассыпаны по ее столику. «Ты рисовала что-то страшное?» - не дослушав, поинтересовался я. Будучи человеком взрослым и разумным, я был уверен, что знаю, о чем говорит дочка, лучше нее. Да и «Бяку-закаляку» Чуковского мы читали столько раз, что другая мысль вряд ли могла прийти мне в голову. Мне – но не Лесе. Она замолчала, помотала головой и снова попыталась объяснить, что она имела в виду. «Ты загрустила, потому что у тебя что-то не получилось?» - я снова прервал ее на полуслове, мысленно уже готовясь объяснять ей про старание, терпение и тренировки. «Ну, нет, папа!» - ответила она и расстроилась еще больше.

И тут мне стало стыдно. Я вспомнил, как совсем недавно мы ходили на шашлыки с нашими друзьями, парой, приехавшей в Россию из Америки. С ними были их сын, который и по-английски-то только-только научился разговаривать, не то, что по-русски. Ведь ему едва исполнилось два года. Как ни странно, в отличие от нас, взрослых, дети быстро нашли общий язык.

Пока мы, русский и американский папы, путались в грамматических формах и собирали предложения из скудного запаса иностранных слов, Леся и Чарли уже договорились, по каким правилам им играть в мячик, в какую яму интереснее спускаться и как лучше поделить поджаренные на огне сосиски. Они прекрасно понимали друг друга. Уж не знаю, как это у них получалось. Наверное, потому что им очень хотелось понять. Во всяком случае, у двухлетнего мальчика и четырехлетней девочки это выходило лучше, чем у тридцатидвухлетнего меня, когда я постоянно перебивал дочку, слишком расстроенную, чтобы говорить четко, по-взрослому, когда перед сном она пыталась объяснить глупому папе, что же она на самом деле хочет.

Наверное, я покраснел. И уж точно сказал себе «Помолчи хоть пять минут, неужели твоя родная дочь этого не заслужила?» И тогда вдруг все стало на свои места. Оказалось, что Лесенька нарисовала слишком много рисунков. У нее больше не осталось чистых листочков. Она испугалась, что папа с утра уйдет на работу, когда она еще будет спать, а мама не знает, где лежат эти листочки. Поэтому она всего лишь просила достать их сразу, как только она уснет.

Я принес ей целую пачку белой бумаги. Утром Лесенька сможет нарисовать на ней все, что захочет. Дом, солнышко, «машину, которая делает сладости» или осьминога. По правде говоря, машину и осьминога довольно сложно различить между собой, но Лесенька мне обязательно объяснит, чем они отличаются. Ведь она может объяснить все, что угодно. Нужно только дать ей немного времени.

ВХОД

Используйте аккаунты соцсетей

РЕГИСТРАЦИЯ

Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA

Не помню пароль :(