17 января 2021

воскресенье, 02:59

$

73.55

89.25

Жительница Воронежа, ставшая жертвой изнасилования: «От самоубийства меня спасли сын и любимый человек»

, Воронеж, текст — , фото — Роман Демьяненко
  • 18393
Жительница Воронежа, ставшая жертвой изнасилования: «От самоубийства меня спасли сын и любимый человек» Жительница Воронежа, ставшая жертвой изнасилования: «От самоубийства меня спасли сын и любимый человек»
Девушка боится, что дело дяди-насильника не дойдет до суда из-за его связей.

25-летнюю Катю (все имена изменены) изнасиловал ее двоюродный дядя. До того, как девушка заявила о случившемся в полицию, 57-летний мужчина работал завхозом в облпрокуратуре. Катя говорит, что дело об изнасиловании уже давно должно быть в суде. Девушка считает, что насильник до сих пор не сел на скамью подсудимых, потому что его защищают определенные силы. Пока суд не вынесет приговор насильнику, девушке придется переживать кошмар того вечера снова и снова. Она хочет навсегда забыть то, что не может вспоминать без слез.

Большинство жертв изнасилований не заявляют о них вовсе. Девушки боятся мести со стороны насильника, боятся, что им никто не поверит. Они не знают, как рассказать о произошедшем близким, а тем более на следствии или в суде. Так происходит и из-за того, что общество зачастую перекладывает ответственность за случившееся на жертву, мол, сама виновата. В интервью РИА «Воронеж» Катя рассказала, как пережить изнасилование и не сломаться, как пройти трудный путь от написания заявления до приговора суда и почему каждая жертва обязана добиться наказания для насильника.

«Думала, что живой не уйду»

Катя, как получилось, что вы оказались наедине с насильником?

– Насильник – это мамин двоюродный брат. Так сложилось, что они раньше не общались. А потом у меня сестра попала в аварию, в которой ее муж разбился насмерть. Родственники посоветовали обратиться к дяде Мише. Он всем говорил, что при высокой должности в облпрокуратуре. Вот мы и пришли к дяде Мише за помощью. После этого начали общаться. Сестра с мамой ездили к нему домой, он к нам тоже в гости приходил.

В свое время я не окончила институт, потому что родила ребенка, вышла на работу. Я собиралась поступать на заочное. Дядя Миша был в курсе и предложил помочь устроиться в вуз. В конце лета сказал позвонить ему, когда он вернется из отпуска. Я позвонила, трубку взяла его жена, а потом он мне сам перезвонил.

Когда мы встретились с дядей Мишей 14 сентября, он предложил поговорить у него дома. Сказал: "Пошли – посмотришь, как я живу". Я думала, что мы посидим втроем: я, он и его жена, тетя Лена. Мы приехали к нему в квартиру на улицу Большую Стрелецкую. Тети Лены нет. Дядя сказал, что она должна скоро прийти. Мы сели на кухне, дядя Миша предложил выпить вина, которое он привез из Абхазии. Я не пью и не курю, но немного из уважения выпила. Пьяной не была. Разговаривали с ним, он больше рассказывал про свою жизнь. Потом, когда я стала собираться домой, дядя Миша схватил меня и потащил на диван…

То есть разговора об интиме вообще не было?

– Нет. Он без всяких разговоров схватил меня, положил на диван, стал кричать всякие плохие «грязные» вещи. Я начала плакать, молиться… просила отпустить. Спрашиваю: «Как же ваша жена, тетя Лена, как вы ей в глаза будете смотреть?». Он не реагировал. Я кричала, он закрывал мне нос и рот, я задыхалась. Давил так сильно, что у меня потом все щеки были синие. Я думала, что живой оттуда не выйду. Еще сказал: «Если не прекратишь орать, то я позвоню и позову пятерых друзей, и мы все вместе будем с тобой это делать...».Не хочу все это вспоминать.

Жить не хотела

Катя, давайте о том, что было после. Написать заявление было вашим обдуманным решением?

– Когда все это произошло, мне жить не хотелось. Не хотелось жить долгое время, потому что это такой стыд, позор и унижение! Мой парень – очень хороший человек, у него очень хорошая семья. Я не представляла, что я ему скажу. Скрыть от него я не смогла бы. После изнасилования дядя Миша довез меня до моей остановки. На прощание сказал: «Ничего страшного не случилось, ничего в этом такого нет». Пока шла от остановки домой, позвонила маме и рассказала ей. Потом позвонила своему молодому человеку Диме и тоже все ему рассказала.

Дома я пошла в ванную, хотела покончить жизнь самоубийством, потому что это было ужасное чувство. Никому не желаю подобное пережить. Димина сестра живет со мной на квартире, и он ей позвонил. Она прибежала в ванную, стала меня обнимать, плакать, просить, чтобы я не убивала себя. Потом приехал Дима и начал звонить в полицию.

Дядя Миша нам говорил, что у него высокое звание в прокуратуре, показывал нам рубашку с погонами и тремя большими звездочками. Я думала, что если он занимает должность и я заявлю в полицию, то ему все равно ничего не будет. Боялась, он говорил: «Если ты кому-нибудь расскажешь, то тебе и твоей семье будет хуже».

Но Дима сказал,что все равно, кто он, и стал звонить в полицию. Потом мы поехали на такси и написали заявление, потом на медицинское обследование. Это было очень долго, осмотр, описание синяков. Мы только утром приехали домой.

То есть заявление – это было решение вашего молодого человека, вашей семьи?

– Да. Дима сказал, что иначе пойдет и убьет его.

Катя, а сами бы вы отважились пойти в органы? Ведь часто девушки не решаются заявлять, чтобы не проходить все это заново. Сами знаете, сколько раз приходилось вспоминать и повторять тот кошмар. Вы их понимаете?

– Нет, не понимаю. Я считаю, что, если человек хотя бы раз пошел на такое, и его поступок остался безнаказанным, он продолжит и дальше это делать. Поэтому каждая девушка, ставшая жертвой изнасилования, должна наказать ублюдка. И она должна думать не только о себе, но и о других – тех, которые могут быть после. Думать о том, что он и другим может жизнь исковеркать, как тебе… Признаюсь, меня от самоубийства спас мой мужчина, его поддержка и мой сын, которому нужна мама.

Подлое время

Катя, что тяжелее всего?

– Труднее всего, что это вместе с тобой приходится переживать и твоим близким. Мне было очень больно смотреть на Диму, он тоже долгое время не мог забыть, смириться. Я думала, что он со мной расстанется. Ведь после такого даже мужья бросают жен с детьми. Но он остался рядом и поддерживает несмотря на то, что ему очень тяжело.

Но вы-то не виноваты ни в чем. Вы же не добровольно пошли на это. Бросить любимого человека, который стал жертвой, в такой ситуации было бы подлостью.

– Я виновата только в том, что оказалась слишком наивной и доверчивой. Но время у нас сейчас такое… подлое. Мужчины бросают жен, даже когда в семье рождаются больные дети, а тут такое. У меня несовременные понятия. Я с детства мечтала встретить человека – одного на всю жизнь. Со своим первым молодым человеком я встречалась два года. И так получилось, что забеременела. Он не хотел ребенка. А я подумала" Почему я должна свою жизнь строить, а чью-то губить?". Я родила сына, родители помогали. Когда знакомилась с парнями, и они узнавали, что у меня ребенок, то сразу испарялись. Дима с самого начала знал про сына, тот стал называть его папой. А тут новое испытание для всех нас, для наших отношений.

«Государство защищает не меня?»

Насильник пытался с вами договориться? Ведь такие преступления расследуют только по заявлениям, и стоит потерпевшей его забрать, дело прекращают.

– Дядя Миша позвонил наутро после изнасилования. Мы после освидетельствования с Димой поехали к нему на встречу. Полиция не могла его найти с вечера. Там его и задержали. Он звонил маме, чтобы договориться. Мама обругала его и положила трубку.

Мне никакие деньги не нужны. Я хочу, чтобы этот человек понес наказание за свое преступление. А он на свободе. На следствии говорит, что все было по согласию. На очной ставке его адвокат делал всякие гнусные намеки, очень оскорбительные.

Как к вам отнеслись силовики, эксперты? Чувствовалось недоверие с их стороны?

– На допросах следователь разговаривал со мной так мягко, что я даже удивилась. На медицинском обследовании парень тоже все спрашивал осторожно, относился с сочувствием, с пониманием. Не ожидала. Трудности начались сейчас, после следствия. Я вижу, что все делается для того, чтобы «затормозить» дело. Начались какие-то возвращения на доследования. Несмотря на то, что экспертизы мои синяки все подтверждают. Судя по всему, так происходит из-за бывшей работы дяди Миши. Хотя оказалось, что он никакой не полковник, а просто завхоз. И да – его вранье о высокой должности заставляет задуматься, все ли в порядке у человека с психикой.

Катя, если его накажут, что это вам даст?

– Я буду верить в справедливость. Сейчас больше всего хочется, чтобы все это поскорее закончилось. Только после приговора я смогу попробовать забыть этот кошмар, успокоиться, попытаться жить дальше. Из-за того, что его не пропускают в прокуратуре, я все меньше верю в закон, в наше государство, которое должно меня защищать. Но тут я пойду до конца. Я буду жаловаться во все инстанции. Несмотря на позор, унижения, слезы, ради наказания насильника я готова рассказывать о том, что он сделал со мной, с моей жизнью, снова и снова.

P.S. От редакции. 57-летний дядя-насильник обвиняется сразу по двум статьям Уголовного кодекса – «Изнасилование» (ч.1 ст. 131 УК РФ) и «Насильственные действия сексуального характера (ч.1 ст. 132 УК РФ). Обе статьи относятся к тяжким преступления и предусматривают до шести лет лишения свободы. Подследственный арестован не был, он находится под подпиской о невыезде.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: