Уроженец села Стадница Семилукского района Филипп Гаврилович Бавыкин прошел всю Великую Отечественную войну и погиб на фронте, когда до Победы оставалось 25 дней - 14 апреля 1945 года.

Об этом рассказал внук погибшего солдата - житель села Землянска Александр Гирчев.

- Больше ничего не знаю... – говорит он. - Всю жизнь я надеялся, что когда-нибудь найду могилу своего деда, погибшего на войне. Надену свою офицерскую форму. Обязательно с медалями! Приду и скажу: «Ну, здравствуй, дед! Видишь, я твой единственный внук. Тоже защищал Родину. Только в мирное время. Чести нашего рода не теряю! Покойся с миром!» И высыплю на его могилу горсть семилукской земли.

Про своего деда Александр Борисович знает немного. На сохранившемся кусочке фотографии довоенной поры - красавец-мужчина. Когда были живы бабушка и мать, рассказывали, что на фронт он ушел уже не мальчиком: в 1941 году Филиппу Гавриловичу было 34 года. Дома в Стаднице у бывшего колхозного тракториста осталась жена Дарья Акимовна с тремя детьми. О них - родных и любимых - он думал все четыре страшных военных года. Подтверждение этому - скупые строчки из чудом сохранившихся двух последних писем солдата с фронта.

На пожелтевших от времени листочках обратный адрес - полевая почта № 05877. Рядом - отметка «Досмотрено военной цензурой».

Первое письмо датировано 12 февраля 1945 года. «Бьем врага, как никогда!» - вот и все, что написал Филипп Гаврилович о фронтовых новостях. Больше и написать нельзя было - цензура строго следила за содержанием писем. А дальше – о делах семьи. «Даша, - писал красноармеец, обращаясь к жене, - я вам денег выслал. Два раза по 150 рублей. Получили ли?».

Денежное довольствие солдатам выплачивалось и наличными, и перечислялось во вклады. Филипп Гаврилович свои в прямом смысле «кровные» деньги отправлял семье.

А еще в этом письме есть строчки о том, что солдат, как он писал, «получил награждение».

А второе письмо было написано солдатом примерно за две недели до гибели: 27 марта 1945 года. Филипп Гаврилович сокрушается, что из дома нет писем: «Даша, все хорошо, но не знаю, почему вы мне письма не пишите? Может, я вам стал не нужен?...» С этой мучительной мыслью он шел в свой последний бой.

- Да как тогда почта-то работала?! Вся страна и пол-Европы в руинах лежали. И бои еще шли... Писали ему письма и жена, и дети. В том числе и его дочка - моя мама. Да, видно, не доходили они до него... - горюет Александр Борисович. - А бабушка деда очень любила Замуж второй раз не вышла. Так и умерла солдатской вдовой.

Рассказал, как после войны бедствовала без кормильца семья. Как бабушка, не жалея себя, работала в колхозе, чтобы поднять своих детей и двух сирот - малолетних братьев погибшего мужа.

- Раньше ведь детей не делили на своих и чужих. И не бросали...- вздыхает Александр Борисович.

Кроме кусочка фотографии и двух писем, в семье сберегли и похоронку. «...В бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив героизм и мужество, погиб...». Дата и место, где похоронен: Австрия.

- В прошлом году через Автрийский Красный Крест и Черный Крест (организация по уходу за могилами) мне удалось выяснить, что дед похоронен на кладбище Энцерсфельд-Линдабрунн. В каких войсках служил и кем, где воевал - ничего я о нем больше не знаю... - вздыхает внук героя.

Сейчас Александр Борисович, уволенный в запас российский офицер, со своей военной пенсии собирает деньги на поездку на могилу к деду.

- Не знаю, пустят ли меня в моей офицерской форме в Австрию? - переживает он. - А я не хочу к деду в гражданском пиджаке ехать. Расскажу ему про нас всех - внучек, правнуков и праправнуков. Нас, его потомков, почти два десятка. Мы все его помним. И гордимся им.

И добавляет:

- Вот я съезжу, а потом, глядишь, когда меня не станет, мои внуки будут ездить на могилу к прадеду.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter