Дом.ру Бизнес

18 Ноября 2017

суббота, 11:06

$

59.63

70.36

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Златополь

, Кантемировский р-н, текст — Леонид Шифрин, фото — Андрей Архипов
  • 14847
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Златополь

Почему чиновник районной администрации переехал жить на умирающий хутор.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень Воронежской области. Журналистов интересует, останутся ли эти населенные пункты на карте через 10-15 лет или исчезнут вместе с последними жителями. Корреспонденты РИА «Воронеж» отправились на хутор Златополь Кантемировского района, где постоянно живут семь человек.

До Златополя можно добраться практически в любую погоду по насыпной дороге: асфальт заканчивается в 500 м от хутора.

По словам главы Михайловского сельского поселения Александра Пархоменко, хутор основали в середине XIX века переселенцы из Сумской и Полтавской областей Украины.

– Осмотрев плодородные земли в долине реки Белой, они решили: «Будем с урожаем». Так и появилось название хутора – Златополь, то есть «золотое поле». Кстати, одноименный город и сегодня есть в Кировоградской области Украины. Первыми переселенцами Златополя стали семьи Бешенко и Чиженко. А в 30-е годы XX века советская власть раскулачила и выслала самых зажиточных хуторян. В их дома вселились семьи Леоновых, Дутовых и другие жители Ольховатки и Гороховки, – объясняет Пархоменко.

По мнению главы поселения, именно раскулачивание хуторян в 20-30-е годы и массовый отъезд мужиков-златопольцев на заработки на шахты в Ростовскую область в 60-е определили будущее хутора. Настоящих хозяев на земле становилось все меньше. А потом грянула перестройка.

Еще полвека назад Златополь, где в лучшие для хутора годы жили около 1 тыс. человек, практически сливался с нынешним центром поселения – Михайловкой. В годы перестройки люди начали переезжать в соседние села, и теперь между Златополем и Михайловкой – почти двухкилометровые засеянные поля.

Александр Пархоменко – бывший фермер, а ныне чиновник – живет с супругой Ольгой именно в Златополе. Семья переехала на хутор из Михайловки в 1993 году, чтобы заняться фермерством. Одна из двух оставшихся безымянных улиц хутора получила название Фермерская –в честь первых златопольских фермеров Александра Пархоменко и его брата Сергея.

Корреспондентам РИА «Воронеж» не удалось застать дома только хуторянку Елену Лемешко и ее дочь. Остальные златопольцы охотно пообщались с журналистами.

В семье Пархоменко – четверо детей и трое внуков, они живут в Москве и в Воронеже часто навещают родителей, которые из Златополя уезжать не собираются.

– Когда мы переехали сюда из Михайловки, тут еще жили 30 человек, в начальной школе было 300 ребятишек, работал магазин, – рассказывает Ольга Пархоменко, которая теперь вместо мужа руководит фермерским хозяйством. – Старейшая хуторянка Мария Чиженко умерла совсем недавно, ей было больше 90 лет. Она проработала почти полвека учительницей и выучила несколько поколений златопольцев.

От границы с соседним государством до Златополя – всего 30 км. До 2014 года летом по асфальту мимо хутора шел поток машин – к пограничному переходу «Новобелая». Переход теперь закрыт, и в Златополе стало совсем тихо. Лисы, живущие в пойме реки Белая, все чаще забегают во дворы златопольцев.

На другом конце хутора живет бездетная пара – Улановы, 45-летний Алексей с 40-летней супругой Светланой. В Златополе они с 2000 года, переехали из соседней Куликовки ради большого земельного участка. Улановы снова сидят на чемоданах: перебираются в село Волоконовка Кантемировского района, поближе к родне Светланы. К лету население Златополя уменьшится на двух человек.

Алексей – тракторист и шофер. Улановы живут только за счет подсобного хозяйства: откармливают бычков, птицу, занимаются пчелами, обрабатывают большой огород. На этой работе Алексей и надорвался – проблемы с позвоночником, поэтому Улановы на всякий случай переезжают в Волоконовку.

– С одной стороны я себе спину сорвал на работе, а с другой – на охоте. Однажды зимой на охоте провалился под лед, еле выбрался, а было это в 30 км от дома. И я целый день шел обратно пешком, мокрый, в мороз – после этого здоровья не стало вообще. А живем мы только за счет своего хозяйства: у меня девять лет колхозного стажа, у жены – пять, так что на пенсии нам рассчитывать не приходится, а старость – не за горами, – рассказывает хозяин.

Супруги возят мед и овощи на рынок в Кантемировку и Россошь, иногда сдают оптовикам по тонне чеснока.

Алексей даже обычный жестяной почтовый ящик на столбе сделал по типу того, что показывают в американских фильмах – полукруглая жестяная коробка с крышкой такой же формы.

– Мой родной дед Егор Владимирович Степаненко прошел всю войну, был в концлагерях, четыре раза бежал оттуда, четыре раза его ловили. После войны он стал искусным плотником. У меня до сих пор дома стоит шкаф, сделанный его руками. Они с моей бабкой, которую мы, дети, называли Сашкой, поженились еще детьми: ему было 15 лет, ей – 14. Тогда в многодетных крестьянских семьях детей старались пораньше женить, чтоб лишний рот из дома убрать. А у меня вот нет наследников. Для кого я все это наживаю – не знаю, – сетует Алексей, включает деревообрабатывающий станок и начинает работать с досками.

Единственный старожил Златополя – 85-летняя Зинаида Леонова. У нее двое детей, шестеро внуков и четыре правнука. Супруг умер в 2004 году, с тех пор Леонова живет одна.

В полутора километрах, в Михайловке, дом ее дочери Дарьи. Дарья пару раз в неделю на велосипеде привозит матушке горячий борщ в кастрюльке, который Зинаида Григорьевна почему-то не любит готовить. Остальные блюда пенсионерка стряпает сама.

– Я каждый день прошу маму переехать к нам в Михайловку, – говорит Дарья, – но она упрямая – хуже некуда! Никуда не поеду, говорит, и все тут!

Бабушка держит кур, индюков, коз. Хозяйство охраняет свирепая беспородная дворняга Лохмач.

– Я работать начала в девять лет, войну хорошо помню. У нас тут пять месяцев немцы с итальянцами стояли. Особо не зверствовали вроде. Потом долго работала в колхозе «По пути Ленина». Так незаметно и жизнь пролетела, – рассказывает Зинаида Леонова.

Хозяйка сама обихаживает своих птиц и коз, обожает ток-шоу вроде «Давай поженимся» и «Пусть говорят». Горницу Леоновой украшают фарфоровая фигурка легендарного Василия Теркина и храм, собранный из спичек 60 лет назад дальним родственником Толиком.

За домиком Леоновой, на улочке Фермерской – несколько брошенных домов: хозяева давно умерли, а родне хуторской уклад жизни стал неинтересен.

Но пока Златополь не умирает, и благодаря близости к крупному селу Михайловка последние жители хутора сохраняют оптимизм.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: