12 Декабря 2019

четверг, 03:55

$

63.57

70.46

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Соловки

, Новохопёрский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 7681
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Соловки

Жители умирающего поселка поставили у себя домофон с видеокамерой.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10-15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями.

Очередной выпуск спецпроекта посвящен поселку Соловки Новохоперского района, где постоянно живут пять человек. Территориально он относится к Коленовскому сельскому поселению и от его центра – села Елань-Колено (не путать с рабочим поселком Елань-Коленовский) – находится в 10 км.

По некоторым данным, поселок был основан переселенцами из села Елань-Колено, а назвали его так из-за отдаленности от более цивилизованных мест тех далеких времен.

Чтобы добраться до Соловков, надо выехать из Елань-Колена, проехать через Елань-Коленовский, съехать с асфальта, и через 300 м начнутся первые дома умирающего поселка, в котором сегодня живут две семьи – Журавлевых и Китаевых.

Перед глазами жителей улицы Соловки всегда один и тот же индустриальный пейзаж – напротив, в 5 км, через два заливных луга хорошо просматриваются корпуса Елань-Коленовского сахзавода. Каждый день соловчане видят его дымящие трубы.

В любой момент 37-летний Алексей Журавлев и его подруга – 44-летняя Татьяна Летягина – могут перебраться в рабочий поселок, поближе к сахзаводу: там в одном из домов находится квартира, принадлежащая Татьяне. Но она ее сдает.

– У нас трое детей – 16-летняя Юля, моя дочь от первого брака, и общие с Лешей дочки – десятилетняя Вика и двухлетняя Яна. Старшие с понедельника по пятницу живут в интернате рабочего поселка, а на выходные мы забираем их домой, – рассказала Татьяна Летягина. – Мои родители отсюда – я родилась в соседнем доме, который потом папа с мамой продали знакомому. И тот, напившись, сгорел в прошлом году вместе с домом. Иногда захожу на родное пепелище, и аж слезы наворачиваются…

У Алексея и Татьяны большое хозяйство – свиньи, корова Сорока, дающая ведро молока в день, овцы, лошадь Ночка, для которой во дворе стоят сани, чтобы ездить зимой. На огороде площадью почти в полгектара семья сажает все необходимое. Плуг и борона у них самодельные, вода своя из колодца.

– По выходным мы возим на рынок в поселок картошку, овощи, иногда молоко, – сообщил Алексей Журавлев. – Здесь у нас хорошо, никто не мешает, да и цивилизацию видно из окна – если что, до магазина добраться вообще не проблема. А уж совсем прижмет – можно плюнуть на все и переехать в Елань-Коленовский.

Сегодня в Соловках осталось примерно шесть домов, четыре из которых брошены. Под дачи их никто не покупает, потому что обстановка вокруг не ахти: с одной стороны – дымящее производство, с другой – голое поле да речушка Еланка, змейкой извивающаяся по лугу.

Но семья Китаевых обустроила свой быт вполне по-городскому: в их доме есть даже домофон с видеокамерой. А в огороде – небольшой искусственный пруд.

Владимиру – 52 года, он родом из соседнего поселка Димитровского, а в Соловках жили его дед с бабкой. Теперь на месте их снесенного дома внук с супругой Натальей строят свой быт.

У Китаевых – дочь и два внука, живущие в Воронеже. Сама 45-летняя Наталья родом из Молдавии. Еще в 1990-е годы, девчонкой, она приезжала в эти края на уборку сахарной свеклы, познакомилась с Владимиром, который в те годы работал в здешнем колхозе «Дружба». Поженились, в 1994 году родилась дочь.

– У меня в Молдавии осталось много родни, – поделилась Наталья, – но в последние годы видимся реже, чем раньше, – путь домой пролегает через территорию Украины. Чаще родня приезжает к нам, первые годы мама оплакивала мою судьбу – все-таки у нас там природа побогаче. Да и без привычного винограда я не могу. Пробовали сажать и молдавские сорта, но здешние зимы виноград не переносит – вымерзает.

В годы Гражданской войны на Соловках произошла история, которую Владимир еще мальчишкой слышал от своей бабушки. В те годы поселок постоянно переходил от красных к белым и обратно.

И вот как-то белоказаки гнались на конях за раненым красноармейцем, тот добежал до Соловков, и какая-то старуха спрятала его под подол своей расшитой юбки. Так этого паренька и не нашли, а позже он благополучно добрался до своих.

А теперь по Соловкам посторонние вообще не ходят. Тем не менее Владимир оборудовал свой дом видеодомофоном – мало ли кто заявится в гости. На экран глянул – и думай, пускать или нет.

Другой атрибут комфортной жизни в этой глухомани связан с увлечением Натальи орхидеями – у нее их около десятка.

– Супругу на праздники не приходится ломать голову над вопросом, что мне подарить. Он точно знает: на любой праздник мне достаточно будет нового цветка, – улыбнулась хозяйка.

Еще в советское время в Соловках были начальная школа, магазин, а жители поселка работали в крупном колхозе «Дружба», где, кстати, всю жизнь трудился и дед Владимира, Иван Петрович, – уважаемый человек, награжденный одной из самых весомых фронтовых наград – медалью «За отвагу». Да только провоевал он всего несколько месяцев и по ранению вернулся в родной колхоз, где долгое время трудился чабаном.

Владимир вспомнил, что дед часто рассказывал о фронте: «Сидишь в окопе, замерзаешь и ждешь, когда товарища убьют, тогда, может, стрельнуть по врагу получится – у нас одна винтовка на пятерых тогда была…».

Сегодня у Китаевых дом – полная чаша. Они держат свиней, коров, овец, птиц. Вместе с курами живет несколько породистых голубей, которых хозяин купил внукам. Голуби с курами и спят рядом, и рядом ходят по двору в поисках корма.

– Вот этот прудик в конце я выкопал сам, – показал Владимир. – Он хоть и крохотный, соток десять всего, зато зарыбленный – есть тут окунь, карась и даже щука. С грунтовыми водами здесь у нас плохо, очень глубоко они располагаются, поэтому я дно пруда закрыл целлофаном, а воду обновляю, качая из колодца насосом.

Китаевы, так же как соседи, живут натуральным хозяйством – овощи и фрукты, мясо и молоко у них свои. Кофты, шапки и носки для родных Наталья вяжет из шерсти своих овец. Правда, чтобы вычесывать шерсть, ее приходится везти за 40 км в Новохоперск.

– Мы люди относительно молодые, – заметил Владимир, – и кажется, что нам делать в умирающем поселке? Но перебираться в цивилизацию мы не собираемся, иначе зачем надо было строить новый дом на месте дедова? Наоборот, тут еще дел невпроворот – надо оградить забором весь участок, чтоб лисы не лазили, кое-что по дому сделать. В общем, работа есть, а значит, никуда не поедем из наших Соловков! Тем более что это мое родовое гнездо.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: