23 сентября 2021

четверг, 18:02

$

72.72

85.2

«За родную Воронежскую область». Как жил и погиб талантливый 20-летний офицер-разведчик

, Новохопёрский р-н, текст — , фото — Светлана Перегудова
  • 28445
«За родную Воронежскую область». Как жил и погиб талантливый 20-летний офицер-разведчик «За родную Воронежскую область». Как жил и погиб талантливый 20-летний офицер-разведчик
Сохранилось более 100 фронтовых писем Леонида Митасова к семье

Уроженец Новохоперского района Леонид Митасов окончил школу за пять дней до начала Великой Отечественной войны и ушел на фронт в 18 лет. Стал дважды орденоносцем, погиб незадолго до победы. Парень был активен и талантлив – писал заметки в районную и областные газеты, сочинял рассказы. Его могло ждать большое писательское и журналистское будущее.  

Подробнее об одном из защитников Отечества и о том, какие письма он присылал родным с фронта, – в материале РИА «Воронеж».

Юный журналист

Леонид Митасов родился в 1924 году в селе Троицкое. Позже его семья переехала в  Бурляевку. Окончив там семь классов, мальчик продолжил учиться в Новохоперской средней школе. Аттестат получил 17 июня 1941 года.

Еще школьником Леонид начал писать в СМИ заметки и рассказы. За серию рассказов даже получил награду из рук писателя Александра Серафимовича в Воронеже. До мобилизации на фронт парень успел поработать в Елань-Коленовской районной газете «По ленинскому пути», параллельно публиковался в «Молодом коммунаре» и «Коммуне».

В новохоперской районной газете от 1 мая 1941 года вышла заметка учителя Якова  Селиванова «Талантливая молодежь». Автор писал о Митасове: «Его увлекает художественная проза. Он уже написал несколько рассказов и очерков для районной и  областных газет. Рассказ "Случай на зимовке" премирован жюри областного конкурса. Митасов пробует силы и в критике – написал рецензию на книгу Евгения Ашуркова "По степям Монголии"».

Почти год Леонид обучался в Куйбышевском военно-пехотном училище, а потом в звании лейтенанта отправился на фронт. В училище молодой человек познакомился с будущим профессором Борисом Кривенко, который позже встал у истоков журналистского образования в ВГУ. В 1980-х годах он опубликует в «Молодом коммунаре» материал, посвященный Леониду Митасову, под названием «Юность ушедшая все же бессмертна».

Борис Кривенко напишет: «Всего-то несколько месяцев пробыли мы вместе в Куйбышевском училище, но отдельные штрихи, дополняя друг друга, высвечивают из глубины минувшего облик человека, безусловно одаренного. Теперь, спустя 40 лет, порой думается: останься он в живых, его место было бы, возможно, в одном ряду с Юрием Бондаревым, Станиславом Ростоцким, Василем Быковым – после войны прямая дорога в ИМО, ВГИК, "Литинститут"». Анализируя публикации Митасова, профессор отметил, что «молодой автор ищет слова незатертые, простые и понятные».

Подвиги

Когда в 1942 году Леонида призвали в армию, на фронте уже воевал его старший брат Аркадий. Дома с родителями остался самый младший сын – Веня.

О том, как воевал Леонид, можно узнать из наградных документов, опубликованных на сайте «Подвиг народа».

«В бою под селом Безлюдовка Харьковской области 20 августа 1943 года товарищ Митасов, выполняя поручения командира полка по связи с батальонами, ведущими бой с противником, попал под сильный минометный огонь. Телефонная связь была прервана. Тогда Митасов лично пошел разносить приказания командира полка по батальонам. Был ранен в руку и ногу, но, несмотря на ранения, доставил приказания командирам батальонов вовремя». За это Митасов удостоился медали «За отвагу». 

«В бою под селом Адамовка Днепропетровской области 26 октября 1943 года, когда вышел из строя командир батальона, товарищ Митасов принял командование батальоном на себя. Под его командованием отбиты три контратаки численно превосходящих сил противника. Было уничтожено до 50 вражеских солдат и офицеров». Итог – орден Красной Звезды.

А орден Отечественной войны II степени юный Леонид получил за руководство форсированием реки Южный Буг в районе села Александровка Одесской области 23 марта 1944 года. 

Письма из прошлого

Недавно в музей Новохоперской гимназии передали 108 фронтовых писем Леонида  Митасова 1942–1944 годов. Раньше они хранились у новохоперского педагога и краеведа Татьяны Сотниковой, которая собирала о Леониде материал. Затем она отдала их  воронежскому журналисту Сергею Лучникову, который также заинтересовался судьбой молодого таланта.

РИА «Воронеж» публикует отрывки из нескольких писем Леонида к семье.

«Здравствуйте, дорогие папа, мама, Веня! Прошло восемь дней, как я прибыл в N-скую часть. На второй день меня взяли работать в штаб секретарем военкома. Между прочим, комиссар – очень хороший человек, а самое главное, коллега. Он работал отв. редактором несколько лет. Живу хорошо. Питание замечательное. Вот, например, меню вчерашнего дня. Утром – хороший пшенный суп и чай. В обед – вермишель, картошка и жареная колбаса. Вечером – блинчики, чай. Хлеба не поедаем, сахара в избытке. Курить дают турецкий табак в точности такой, какой давал я папе. Короче говоря, сытно и нос в табаке».

«Сообщаю вам, что я жив, здоров и учусь на старом месте. Знаете ли вы о том, что есть разрешение на отправку посылок в Красную Армию до 1 января 1943 г.? Вес одной посылки не должен превышать 5 кг. А потому, зная характер мамы, прошу прислать мне исключительно одних сухарей и если есть возможность, то сала…»

«Я жив и здоров. Каждый день похож на другой, как близнецы – родные братья. Очень бы хотелось хоть одни сутки побывать у вас (…) Получив вашу посылку, вот уже неделю я чувствую себя отлично: 100 грамм сухарей к 700 грамм хлеба – большая прибавка…»

«Меня хотят забрать литработником во фронтовую газету, но не хотят, чтобы ушел с должности помощника начштаба – как решат, напишу. У меня много хороших друзей-земляков из Воронежа. Живу с ними по-братски, хотя среди всех офицеров моложе меня никого нет».

«Сегодня впервые за пять месяцев получил от вас два письма и открытку. Нет слов, чтобы выразить вам то необыкновенное чувство радости в связи с письмами. Они как свежий воздух после удара. Влившись в ряды действующей армии, я прошел большой путь. Сначала был ком. взвода автоматчиков – ходил по тылам врага и в разведку. Сколько было моментов, когда жизнь была моя на волоске, но я остался жив. В бою будешь жив, если будешь уверен в победе, будешь смелее врага, напористей, и тогда фрицы не выдержат».

«Как видите, на 4.07.43 года я жив, здоров и невредим. Сейчас 2 часа ночи. Тихая, теплая, насыщенная ароматом цветов украинская ночь. Я сижу с друзьями в блиндаже. Раздалось несколько взрывов. Вышли на улицу (вернее, наружу) – вся высотка как на ладони: над ней висит до 40 ракет. Издали это напоминает город мирного времени, не хватает музыки. Становится немного грустно, когда вспомнишь Новохоперск, да хоть самую заурядную ночь в Бурляевке – и сердце наполняется еще большей ненавистью к врагу, пытающемуся отнять у нас все… Вот потухли ракеты – и снова тишина, только трассирующие пули светятся как фейерверки».

«Примите привет. Спешу. Немцы начали наступление. Уже вчера их убито до 4000 только на нашем направлении. Подбито 128 танков, сбито 203 самолета. Папа! Если бы Вы знали, сколько у нас самолетов и как они героически дерутся. В воздухе господствуем мы – значит мы сильней. Жестокие бои за Родину принесут нам победу. Не беспокойтесь, что писать буду редко. Мешать будут бои. Ваш Леня».

«…Я осознал, что ваша бывшая брань – это было самое горячее чувство в любви ко мне. Отца и мать, которые отдали все для сына, я не забуду никогда. Всем, что есть во мне хорошего, я обязан вам. Обо мне не беспокойтесь. Живу в сто раз лучше, чем вы думаете, во всех отношениях».

«Веня пусть обратит особое внимание на воспитание, на этику. Я попал в среду высшего офицерского состава, и благодаря вам мне не приходится краснеть или резать котлету ножом, когда это делается вилкой. Веня! Это все очень важно. Учись, как правильно сидеть, лежать, кушать, танцевать, ходить, говорить, держать себя. Сие все пригодится. В конце желаю вам счастливой жизни, спокойной, степенной и достойной. Будьте живы на радость сыновьям. Пока нахожусь в благоприятных условиях. Может вы не верите, так уже одно то, что пишу чернилами, говорит о многом».

«Примите мой горячий пламенный гвардейско-красноградский привет и пожелания самого наилучшего. Я пока жив, здоров. Отдыхаю, как на курорте. Как разобьем немцев, тогда заеду к вам, отдохну и поеду учиться в университет. Странно, но факт: я даже под разрывами снарядов думаю об учебе».

«Стоит теплая погода. Сейчас утро и туман непроглядный. Через день идут дожди. Земля, словно расплавлена, вязкая. Какие трудности приходится переживать нашим солдатам во имя освобождения Родины от немецких оккупантов! Но, мама, ты не волнуйся, я обеспечен всем преотлично. Я вам послал 2000 руб. и свой денежный аттестат, по которому будут вам выплачивать по 700 руб. ежемесячно. Не отказывайте себе в питании».

«Позади далеко остался Днепр. Впереди еще украинская земля, Бессарабия. Жители измучены немцами. Бросают родной дом, рискуя жизнью, переходят передовую линию и приходят к нам. Немцы грабят без зазрения совести, угоняют скот, бьют кур, забирают яйца, масло, молоко. Но недалеко то время, когда над всей нашей землей победоносно будет реять Красное знамя».

«…Ждите, папа и мама, своих сынов, на груди у которых горят ордена. Придем – вам только радоваться и радоваться. Чаще выпивайте за наше здоровье. С сего числа приказываю: все деньги, посылаемые помимо аттестата, употреблять только на водку. С приветом, Леня».

«Привет с фронта! Получил из редакции "Коммуны" письмо и праздничный номер. Рад до безумия. Прочитал от заголовка до подписи. Шлите мне газеты…»

«Для мамы купил красивые ручные часики, о которых она говорила, когда я еще учился в 9 классе. Папе – тоже. Я воюю там, где был Суворов. Недалеко от меня курган, насыпали который по шапке земли доблестные воины Суворова для наблюдательного пункта великого полководца. Меня представили к третьей правительственной награде. Пошил себе китель, брюки, сапоги, одет, как генерал. Немцы хотят заставить Антонеску вновь забрать красавицу Одессу и Тирасполь. Этому не бывать».

«Здравствуйте, дорогие папа и мама! Представьте себе такую картину: наши войска перешли в наступление, в воздухе волнами идет наша авиация, слышится сильная канонада… И вот на этом фоне в небольшом садочке встретились, наконец, мы – два брата. Мне пришлось проехать свыше 500 км, чтобы устроить эту встречу. Сейчас мы приехали в тыл и вторые сутки разговариваем. Завтра разъедемся, будем находиться один от другого километрах в 80-ти. Оба живем отлично. Наша встреча произошла в торжественной обстановке. Вспомнили, как дрались, ругались пацанами. А теперь не нарадуемся один другому. Встали рядом – оба здоровые, гвардейцы-офицеры в орденах. Аркадий дал мне на память пистолет "маузер", мундштук, расческу. Я ему – одеколон и еще кое-что. Я 2 раза изъездил сотни километров, проехал почти весь фронт, а все-таки нашел дорогого братеню».

«Я узнал от Аркадия, что после моего письма у вас появилась иллюзия, что у меня нет левой руки. Рад вас уверить в обратном. Пока я здоров на 150%. Со мной в части служит из Елань-Колено Фролов, у него есть фотоаппарат. Постараюсь сняться и выслать вам фотодокумент. Да и сами вы должны понимать, что если бы у меня не было руки, то давно сидел бы на печке».

– Сколько любви в его письмах! К родителям – боясь разволновать их, он почти в каждой весточке пишет, что у него все отлично, полно продуктов, «устроился, как и не мечтал». К братьям. К родной земле. К выбранному делу. Под свист пуль он пишет и отправляет заметки в газету и среди ада войны от всего сердца радуется, когда получает газетные вырезки, – заметила учитель истории Людмила Перова, руководитель музея в школе, где учился Митасов.

В своем последнем письме к родным Леонид пишет: «Польша, левый берег Вислы. Привет с фронта! С Новым Годом! С новым счастьем! Я поднимаю простую солдатскую кружку за нашу победу. За родную Воронежскую область и за встречу на ее земле в 1945 году. Выпьем со мной, хотя бы заочно! (Папа, есть причины.) Всегда ваш, Леонид».

Одно из подразделений, ведя разведку боем, заняло окрестности села 12 января 1945 года. Среди бойцов в должности офицера связи находился старший лейтенант Леонид Митасов. Пули и осколки снарядов выбивали залегших на открытом месте бойцов. Нужно было встать и броситься вперед. Кто-то должен был сделать это первым. Митасов поднялся, увлекая за собой солдат, и тут же упал, прошитый пулеметной очередью.

Имя Леонида внесено в Книгу вечной памяти, хранящуюся в его бывшей гимназии. Людмила Перова готовит в школе посвященный Митасову стенд.

– Чтобы ребята знали, какие люди учились в этой школе до них, чтобы помнили… Память о Леониде Митасове будет жить. Выходит, останется и частичка его любви, – подытожила учительница.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: