Банки взыскали c жителей города Поворино долги по кредитам, которые те брали для предпринимательницы Валентины Колесниковой. Деньги женщина забрала себе с обещаниями выплачивать займы, оставив знакомых в миллионных долгах. Жертвами обмана стали около 20 человек. По разным подсчетам, общая сумма ущерба людям составила от 4,3 до 6,5 млн рублей.

Люди год добиваются суда над обхитрившей их бизнесвумен. Полицейские сначала возбудили дело в отношении Колесниковой, но потом его прекратили.

Должники

В долговой яме из-за кредитов для поворинской предпринимательницы оказались, по разным данным, от 13 до 25 человек . Все они по многу лет знали Валентину Колесникову.

Женщина расписывала знакомым, как вместе с двумя другими предпринимателями купит товар, «перекрутится» и за несколько месяцев выплатит весь кредит. Одну и ту же историю она рассказывала всем друзьям. Получив согласие приятелей, везла их в банк, где по фиктивным справкам о больших доходах с помощью знакомых кредитных консультантов оформляла на друзей большие кредиты. Колесникова отдавала поворинцам за услугу из их кредитов по 20-50 тыс. рублей. Как правило, через два-три дня после оформления кредита бизнесвумен снова появлялась в домах безотказных знакомых и просила дать ей «перекрутиться» и эти деньги.

 
 

В 2014 году Светлана Кагиян взяла по просьбе Колесниковой кредиты на 400 тыс. рублей. Деньги для предпринимательницы в банках брали также сестра и мама Светланы. Пенсионерка Нина Лапина с детства знала Валентину Колесникову и потому тоже не почувствовала подвоха, когда та стала уговаривать ее помочь с кредитом на бизнес. Марину Никитину предпринимательница уговорила взять в банке почти 400 тыс. рублей, объяснив, что «надо для взноса сыну на ипотеку».

У Аллы Стегнеевой в долговую яму попала вся семья. Женщина с лета 2013 года брала для Колесниковой кредиты в разных банках. В итоге общая сумма ее займов составила больше 2 млн рублей. Мать Стегнеевой, Гафия Палагутина, несмотря на инвалидность, оформила на себя 1 млн рублей. Сестра и гражданский муж Стегнеевой тоже не смогли отказать вежливой и представительной Колесниковой.

Знакомые бизнесвумен предполагают, что та выстроила своего рода пирамиду – кредитами новых заемщиков погашала займы старых. С января-марта 2015 года Колесникова платить кредиты перестала.

Полиция

Обманутые поворинцы начали обивать пороги отдела полиции еще весной 2015 года. Все они тогда подверглись атакам коллекторов. Долгое время им отказывали в возбуждении дела против Валентины Колесниковой. Люди вздохнули с облегчением, когда в сентябре уголовное дело все-таки появилось. В нем полицейские указали 13 человек, у которых бизнесвумен брала «в долг лично или путем оформления кредитов». «Введя в заблуждение относительно возврата», Колесникова «мошенническим способом завладела принадлежащими им денежными средствами» на сумму более 4,3 млн рублей, установили полицейские.

– Нам тогда в полиции сказали, что теперь можно кредиты не платить, потому что дело подтверждает – долги не наши, а Колесниковой. И выплачивать их должна она. Хорошо, что платить не бросили. А то нас вместо нее еще бы в мошенники записали, – говорят поворинцы.

Ровно через два месяца, в декабре 2015 года, дело в отношении Валентины Колесниковой прекратили, признав за ней право на реабилитацию и компенсацию морального вреда.

В основу постановления о прекращении уголовного дела лег допрос Колесниковой. Из него несостоявшиеся потерпевшие узнали, что Колесникова торговала с 1994 года и в 2005 году зарегистрировалась как ИП. С 2009 года из-за кризиса она начала брать кредиты, деньги вкладывала в бизнес. К 2014 году общая сумма займов составила 2,3 млн рублей. Торговля пошла еще хуже, и Колесникова ради двух торговых точек стала просить знакомых брать на себя кредиты с выплатой 35-60 тыс. рублей.

По словам Валентины Колесниковой, люди сами предлагали ей свои данные для займов. В марте она якобы погасила все свои кредиты и решила взять один большой кредит для того, чтобы выплатить чужие. В банке займ одобрили, но, когда она приехала забирать деньги, отказали. В банке якобы сослались на звонок, в котором некий человек рассказал о долгах предпринимательницы людям. Женщина пожаловалась, что с начала 2015 года ей стали мешать торговать те, кто брал на себя ее кредиты – ей якобы угрожали, забирали товар. По словам Колесниковой, она продала квартиру ради погашения долгов и уехала к сестре в Ивановскую область.

В полиции после двухмесячного расследования сделали вывод, что в действиях предпринимательницы отсутствует состав преступления.

– Нас шокировало постановление о прекращении дела, в котором Колесникова оказалась хорошая, а мы вроде как сами и виноваты – угрожали, мешали бизнесу. По этой логике получилось, что мы сознательно на себя такие неподъемные долги повесили, – возмутилась Светлана Кагиян. – При этом справки о доходах в банк были фиктивные. Я свою только недавно увидела и с удивлением узнала, что кредит мне выдали с зарплатой в 44 тыс. рублей и 26 тыс. рублей дополнительного дохода в месяц. В документе также был указан какой-то автомобиль и подсобное хозяйство. Все это не соответствует действительности. На момент оформления кредита я не работала, машины и хозяйства никакого нет. Почему такой обман мошенничеством не считается?

Суды

После жалоб прокуратура отменила постановление о прекращении дела Колесниковой. Однако адвокат предпринимательницы решение обжаловал. В суд пришли больше 20 человек, оказавшихся в долговой яме. Людям понравилось выступление прокурора, в котором он указал на необходимость продолжить расследование и исследовать все обстоятельства.

Обращаясь к человеку с просьбой о кредите, бизнесвумен, говорила, что деньги ей нужны на покупку товара, а не на погашение долгов. Прокурор задал вопрос – согласились бы люди оформлять кредиты, зная о долгах предпринимательницы? Довод женщины об одобренном кредите в 2,5 млн рублей подтверждения не нашел, отметил он. За счет чего тогда Колесникова собиралась гасить свои долги перед поворинцами?

 
 

Кроме того, доходы Колесниковой с 2012 по 2015 год с учетом личных расходов и по выплате долгов установлены не были. Размер доходов не сопоставили с размером расходов в момент каждого обращения к людям взять кредит. Нет сведений о платежах в банки на счета людей, которые брали кредиты. Нет данных об ущербе банкам и о точном ущербе людям, бравшим кредиты для Колесниковой, с учетом их вознаграждений. Все эти моменты выяснят во время расследования, которое продолжится – суд в итоге принял сторону прокуратуру, отклонив жалобу адвоката бизнесвумен.

Поворинцы, оказавшиеся в кредитах, за год не раз побывали в суде. Все они обращались в суд с исками к Валентине Колесниковой. На основании долговых расписок, которые предпринимательница выдала кредиторам, суд признал требование людей и обязал Колесникову вернуть им деньги. Поворинский райсуд удовлетворил 18 таких исков. Однако взять с бизнесвумен нечего, объяснили людям приставы.

Банки

В свою очередь банки взыскали деньги с поворинцев по кредитам. Суды выносят вердикты в пользу банков автоматически. При этом решения по искам должников, где написано, сколько им должна предпринимательница Колесникова, никак не учитываются. Долги переложат на бизнесвумен и снимут с людей, если их признают потерпевшими по уголовному делу о мошенничестве, на что они после внезапного прекращения дела уже мало надеются.

Ленинский райсуд удовлетворил иск банка «Открытие» к Светлане Кагиян, обязав ее выплатить 325 тыс. рублей. Светлана безработная и погасить кредит ей нечем. Все поворинцы, попавшие в долговую яму, получают мизерные зарплаты или пенсии. Несмотря на это, многие должники вынуждены платить.

– Колесникова оформила на мою маму кредит в 260 тыс. рублей. Получив решение суда об их взыскании, приставы стали вычитать из пенсии мамы в 8 тыс. 600 рублей по 20% – 1,7 тыс. рублей. Такими темпами мама и за 20 лет свой долг не выплатит, – пояснила Светлана Кагиян.

Сестра Светланы платит фактически чужой кредит, несмотря на маленькую зарплату. Она опасается, что невыплаты отразятся на будущем детей – к примеру, они не смогут взять ипотеку из-за плохой кредитной истории матери.

Светлана рассказывает, что за год люди привыкли и немного смирились со своим бедственным положением.

– Тяжелее всего было с самого начала, прошлой весной, когда мы осознали, что все кредиты повисли на нас. Тогда нас одолевали коллекторы с угрозами. Мы все люди законопослушные, с подобными проблемами никогда не сталкивались. Было очень страшно. Но потом мы объединились и стали друг друга поддерживать, ходить по инстанциям вместе. Каждый в зависимости о ситуации сам решил, как будет себя вести – платить или нет, – призналась Светлана Кагиян. – Стало немного легче, но труднее всего в нашем бедственном положении то, что в местах, куда мы обращаемся за помощью, нам намекают или открытым текстом говорят, что мы сами виноваты. Виноваты в чем? В том, что не разучились доверять людям, верить в правду и справедливость?


Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter