16 Октября 2019

среда, 18:57

$

64.25

70.85

«Я боюсь!» Экс-ученица школы единоборств рассказала об убийстве своей матери в Воронеже

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов (из архива)
  • 6285
«Я боюсь!» Экс-ученица школы единоборств рассказала об убийстве своей матери в Воронеже

На скамье подсудимых по делу 17-летней давности – тренер.

Сорокашестилетнюю Галину Татаринцеву убили на улице Владимира Невского в Воронеже 20 мая 2002 года. Спустя 17 лет по обвинению в этом преступлении задержали 45-летнего Сергея Голубцова. Ленинский районный суд по ходатайству сотрудников воронежского СКР арестовал его в субботу, 5 октября 2019 года. Мужчина был тренером у Елены и Катерины Татаринцевых – дочерей убитой. По версии следствия, Голубцова толкнул к преступлению скандал вокруг его школы единоборств «Бутоко-рю». В нулевых Галина заявила, что ее дочери 15 и 16 лет подверглись сексуальному домогательству и психологическому давлению со стороны руководства школы и что спортивная секция работает как тоталитарная секта.

Журналисты РИА «Воронеж» встретились с Еленой Татаринцевой через два дня после ареста предполагаемого убийцы ее мамы. Что случилось 17 лет назад – в этом материале.

«Прячь сына!»

Елене 37 лет. Это состоявшаяся женщина, мама шестилетнего мальчика. Когда ей позвонили из Следственного комитета и сообщили, что дело об убийстве ее матери вернули на доследование, земля словно ушла у нее из-под ног:

– Я неделю не спала. На суде, когда я впервые за 17 лет увидела Голубцова, у меня началась паническая атака. Прошло столько лет, а я до сих пор его боюсь.

Татаринцева Лена_07.JPG

По словам Елены, все, с кем она тренировалась в школе «Бутоко-рю» и кому рассказала, что возобновили дело об убийстве мамы, говорили одно: «Прячь сына!».

– Я не знаю, насколько длинные у него руки и что он будет делать. Всю жизнь себя корю: на мне огромный груз вины за смерть мамы. Ведь это я захотела заниматься в его секции, из-за меня случилась беда, – смахивает женщина слезы.

В секцию, где учили драться, она пошла, потому что за них с младшей сестрой некому было заступиться:

– Мать растила нас одна. Район у нас был бедовый – девчонок-малолеток часто обижали на улицах. Класса с шестого я начала заниматься боевым джиу-джитсу у Виктора Николаевича Водяных. Замечательный тренер, его уроки много раз в жизни меня потом спасали. Но занятия проходили в центре. Возить нас стало некому, и в 16 лет мы с сестрой перебрались поближе к дому – в школу «Бутоко-рю».

Легкая добыча

В 90-е и нулевые был бум боевых искусств. Молодой лидер школы «Бутоко-рю» Сергей Голубцов ввел мизерную плату (по 50 рублей в месяц) и открыл свои секции на периферии. К нему активно шли ученики. По словам Елены, по всему городу открылось не меньше 20 секций, которые работали в две смены. В каждой группе занималось больше 100 человек. Половина из них – девочки.

– Голубцов преподносил себя как бог, точнее – Будда (тяготел к восточным религиям). Он был помешан на эзотерике, деньгах, власти и сексе с несовершеннолетними девочками. Его философия – адская смесь из книг Карлоса Кастанеды и кодекса самурая Бусидо. На самом деле – полная белиберда. Но мы были подростками и не разобрались в этом, оказались легкой добычей для манипулятора. Ему было 24 года, он был сильным, властным и авторитарным. А мы – 15-16-летние девочки из бедной семьи. Мы были фанатиками каратэ, духа воина. Нам внушалось, что боль – ничто. Мы были готовы драться с разорванной селезенкой. Катя дралась однажды с раздробленной кистью. Удивительно, как врачи ее допустили до соревнований. Я ходила заниматься с температурой под 40. Нам это казалось нормальным, – вспоминает женщина.

Татаринцева Лена_06.JPG

«Обмен энергией»

Скандал начался, когда Катя перешла в другую секцию. «Измены» в школе не прощались, и весь гнев вылился на голову оставшейся старшей сестры. Тогда, по словам Елены, и прозвучали первые угрозы в адрес ее родных, если и она уйдет. Тогда же начались «близкие отношения».

– Дело в том, что в те годы «лечь под Голубцова» считалось великим счастьем. Это называлось не сексом, а обменом энергией. Это было честью и достоинством. Мне было 16, другим девочкам еще меньше. «Обменивались энергией» в нашей школе очень активно. Это не всегда было принуждением – часть девочек сами хотели «духовно расти». Но я не была из их числа, – подчеркивает Елена.

Однажды она решилась уйти, и началась настоящая травля. Бывшие друзья по спортзалу стали гоняться за девушкой по городу. Однажды на глазах у матери облили краской:

– Она была такой ядовитой, что я чуть не лишилась глаза. И вот тогда мама написала заявление в милицию.

Некоторые родители учеников встали на сторону женщины, другие считали обвинения надуманными. Защитники «Бутоко-рю» говорили, что школа занимается хорошим делом – приобщает детей к спорту по доступным ценам.

Бутокорю-Митинг_3.jpg

«Будет тело – будет дело»

Стражи порядка не отнеслись к жалобам Галины всерьез.

– В Северном отделе милиции мы рассказали, что до меня домогались, угрожали убийством моим близким. Но там заявили: «Кто часто грозит убийством, ничего в итоге не сделает. Будет тело – будет дело», – вспоминает Елена. – Мама написала заявление не только в милицию, но и в ФСБ. Нам продолжали угрожать, и тогда мы пошли к журналистам. На местном телевидении у меня взяли интервью. Я рассказала про все, про сексуальные домогательства в том числе. Маму убили 20 мая 2002 года. Передача к тому времени уже вышла, а 20 мая должен был быть ее повтор.

Убийство произошло у дома №7 на улице Владимира Невского ранним утром. Галина трудилась дворником, и ее убили во время работы. Были свидетели, которые запомнили высокого парня, который трижды воткнул нож в тело женщины.

– Он был в перчатках и парике. Когда я увидела нож – особенный такой, самодельный, – сомнений не осталось. Голубцов был помешан на самодельных ножах, сам такие делал. Нож остался в маме, она его успела вытащить и умерла от потери крови, – плачет Елена.

24fa0322745c0f64dd177dbeeecc2ea2.jpg
Фото – предоставлено региональным СУ СКР.

В тот же день было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство). В сентябре 2002-го его приостановили, потому что не нашли подозреваемых. Затем расследование возобновили.

Несколько лет как в тумане

Елена Татаринцева до сих пор не может понять, почему убийство не раскрыли сразу. По всему городу устраивались пикеты в защиту школы «Бутоко-рю». 

Бутокорю-Митинг_2.jpg

Спустя пару лет школу закрыли, но не из-за истории с Галиной. Воронежский облсуд прекратил работу секции по требованию Минюста: у «Бутоко-рю» возникли проблемы с налоговой.

– Когда маму привезли, мы с сестрой всю ночь сидели у гроба, разговаривали с ней. Мы не верили, что она умерла. Когда гроб опускали в землю, мы так в него вцепились, что чуть не сломали. Потом несколько лет у меня было все как в тумане. В моей душе было полное опустошение, я даже бороться не хотела, несколько лет жила по инерции, – признается Елена.

Через несколько лет сестры уехали в другой город. Елена пошла работать в торговлю, ее сестра стала полицейским.

– Я не знаю, что с Голубцовым было дальше. На суде услышала, что он преспокойно жил в Воронеже, преподавал в школе исторического фехтования. После того скандала, когда его обвинили в сексуальных домогательствах к несовершеннолетним, он каким-то образом был допущен к работе с детьми! У меня это в голове не укладывается, – говорит Елена.

Татаринцева Лена_09.JPG

«Безбашенные!»

Когда была жестоко убита Галина, первый, к кому обратились ее дочери, был их прежний тренер Виктор Водяных. Его они попросили сопроводить их в морг.

Виктор Водяных – президент Воронежской областной общественной организации «Федерация боевого джиу-джитсу», судья международной категории, обладатель шестого дана. Он тренирует 29 лет, воспитал двух чемпионов мира. Человек с непререкаемой репутацией. Журналисты РИА «Воронеж» разыскали Виктора Николаевича, чтобы он вспомнил ту историю.

– Когда в начале нулевых началась вся эта шумиха вокруг «Бутоко-рю», я попросил двух моих ребят сходить к ним на тренировку в 74-ю школу, что на левом берегу. Они не смогли туда попасть – посторонних не пускали. Посмотрели на тренировку через окно. В зале было около сотни человек. Когда одновременно тренируется больше 20 человек – это банальный сбор денег. Внимания тренеру хватает, дай бог, на 12-15 человек, – пояснил специалист.

Водяных Виктор_01.JPG

Из этой школы приходили заниматься потом к нему. Рассказывали, что привлекали туда в основном детей из малоимущих или неполных семей, тренировали в спальных районах города.

– Реклама была очень агрессивной. Что-то типа: «Вы научитесь побеждать себя», «Воспитаете дух, который сломит все крепости». Я своих учеников берегу, не позволил бы им выступать с травмой. А там наоборот: умри, но победи! Мне рассказывал тренер, как его ученик бился на соревнованиях с одним из этой школы «Бутоко-рю». Парень получил удар в голову, полилась кровь. Ему хотят помочь, а он: «Меня инструктор убьет, если закончу бой». Такие установки могли давать только безбашенные тренеры. Основное, что у них насаждалось: поклонение учителю. Он звал себя Тор – бог войны. Все, что он сказал, – закон. Это, на мой взгляд, была типичная секта. Мне рассказывали, что из этой группы «Бутоко-рю» парням давали задание следить за мной. Я воспринимался ими как конкурент. В качестве устрашения мне хотели раскурочить машину – у меня тогда была «копейка». Они это сделали, только машину перепутали, – улыбается Виктор Водяных.

Букет маме

Сергея Голубцова обвинили по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга). Ленинский райсуд заключил Голубцова под стражу. Свою вину он не признает.

Адвокат обвиняемого Олег Шубин настаивал на домашнем аресте. По словам защитника, у Сергея Голубцова не было проблем с законом, мужчина не скрывался и продолжал тренировать людей.

– Следователи вместе с полицейскими определили людей, которые могут быть причастны к убийству или обладают информацией о совершенном злодеянии, – сообщили в пресс-службе СУ СКР по региону.

Елена осталась в родном городе лишь на время суда:

– Все это закончится, и я уеду. Заберу сына – и подальше отсюда. Я боюсь! На суде Голубцов отвел от меня глаза. Когда его посадят, я куплю букет, поеду к маме на кладбище и скажу, что он ответил за ее смерть.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: