Однако для многих наблюдателей и комментаторов кампании по выборам на пост мэра почему-то ситуация кажется столь же простой, как в Кин-дза-дзе. Есть один-единственный реальный кандидат от элиты, победа которого предрешена, и оппозиционная массовка «для придания видимости демократии». Горожане как один в верноподданническом порыве проголосуют «за кого надо». И никакие исторические факты во внимание не принимаются. А ведь даже в стабильные «нулевые» ни один (!) кандидат, гласно или негласно продвигавшийся губернатором, так и не избрался на пост мэра (Сергей Колиух в 2008 году заручился поддержкой лишь «Единой России», а тогдашний глава области Владимир Кулаков был против его кандидатуры).

Сейчас в России среди населения преобладающими являются подданнические, патерналистские настроения: «наверху виднее, что делать», «начальники знают, как решить наши проблемы». Однако в стране появилась и прослойка граждан, у которых иное, активное мышление. Они полагаются на свои силы и критично относятся к властям - «лишь бы чиновники нам не мешали», «слуги народа должны прислушиваться к общественному мнению». Речь о том самом «креативном классе», который считается движущей силой Болотной. Хотя его представители, одинаково не заинтересованные как в «революции», так и в «застое», сейчас оставили «белоленточное» движение на откуп экстремистам и неудачникам. Тем не менее показать очередную «фигу» власти - всегда готовы.

Надо признать, что ситуация в Воронеже далека от общероссийской. Каково окажется соотношение лояльно и протестно настроенных горожан у избирательных урн в сентябре – пока вопрос. При этом в выборах участвуют два сильных кандидата – и.о. градоначальника Геннадий Чернушкин и депутат облдумы Константин Ашифин, у которых много общего: успешные предприниматели, примерные семьянины, с репутацией порядочных людей без дискредитирующего бэкграунда. И отличает их всего два существенных момента. Один – кандидат от элиты, беспартийный, другой – от оппозиции, коммунист.

Но главное различие, пожалуй, не в этом. Ведь при голосовании решающую роль зачастую играют не какие-то частности (что кандидат будет делать с долгами «Теплосети», какие он предлагает меры по дорожному строительству), сколько общее видение: «наш – не наш», «свой - чужой». И для ответа на этот вопрос важно, к каким людям апеллирует кандидат.

Геннадий Чернушкин, судя по всему, делает ставку именно на «креативный класс». Его ключевой проект «Город Доверия» нацелен на реальный диалог с общественниками и гражданскими активистами. Он честно признает, что у него пока нет готовых решений по некоторым острым проблемам города, но он готов их искать вместе с жителями. Выступает с оригинальными инициативами, не опасаясь быть непонятым, как, например, введение «новых стандартов чистоты» с субботниками по средам. Такие шаги рассчитаны на людей, которые мыслят в духе: «Мэр должен действовать по-новому, нестандартно. И спрашивать нас, что следует делать в городе».

Константин Ашифин, напротив, взывает к умам и чувствам патерналистски ориентированной, подданнически настроенной части избирателей. Он уже изложил ответы на многие вопросы в своем главном предвыборном документе «Проверенные рецепты от товарища Сталина». Он знает, как надо бороться с коррупцией, что следует изменить в межбюджетных отношениях, как исправлять ситуацию в ЖКХ. Пусть ряд его предложений трудно реализуемы, но они по душе людям с таким образом мыслей: «Нам нужна сильная рука, мэр должен знать, как решить наши проблемы».

Тем самым непредсказуемость ситуации возрастает не только из-а неопределенности относительно того, насколько сильно проявятся в голосовании лоялистские и протестные настроения. Не вполне ясно и то, кого те и другие сочтут «своим». Кандидата от элиты, но апеллирующего к оппозиционному «креативному классу». Кандидата от оппозиции, но обращающегося к лояльным«трудовым массам». Ввиду такой выборной «загогулины» и исход голосования не прояснит, кого в Воронеже больше – «пацаков» или «альфийцев». А ведь то, какие люди живут сейчас в Воронеже, влияет на перспективы его развития гораздо больше, чем персона градоначальника. Ибо самый талантливый дирижер не соберет оркестр из пьяных грузчиков. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter