Коминтерновский райсуд вынес приговор 44-летнему Сергею Иванову, который откусил нос человеку во время драки на корпоративе. Как сообщили в прокуратуре Воронежской области в четверг, 25 февраля, мужчина получил в наказание 3 года условно. Он обвинялся в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица. В суде Иванов полностью признал вину в преступлении и возместил Евгению Давыдову 750 тыс. рублей морального и материального ущерба.

Воронежский инженер Евгений Давыдов пострадал 26 декабря 2014 года, когда пошел с женой на ее корпоратив. Новый год праздновали в кафе «Блин-Компот» на улице Генерала Лизюкова. В одном зале с коллегами жены Евгения вечеринка была у платного отделения стоматологии №6.

У входа в кафе между Евгением Давыдовым и мужем одной из сотрудниц стоматологии Сергеем Ивановым произошла драка. После нее Евгению потребовалась помощь врачей. Из-за укуса он лишился кончика носа, для восстановления которого в дальнейшем потребовалось несколько сложных операций.

– Сначала Иванов удерживал мне руки, чтобы я не смог его ударить. Прокусил мне грудь, потом пытался откусить большой палец. В драке повалил на землю. Мужчина он крупный, килограмм 120-130, сел на меня верхом. Как Иванов откусил мне нос, почти не помню. Помню, что удивился, когда он с меня встал. Попробовал нос, в руки лилась кровь. Кончика носа не было, торчал хрящ. Я стал его искать, нашел в снегу, бармен дал лед, чтобы положить его. Пришла жена, и мы поехали в больницу, – рассказал Евгений журналисту РИА «Воронеж».

Врачи «скорой» в ночь на 27 декабря 2014 года доставили Евгения Давыдова в городскую больницу №17. Ему поставили диагнозы – «ушиб мягких тканей лица и укушенная травма носа». Хирург обработал рану и пришил Евгению фрагмент носа, наложил повязку, рекомендовал ежедневно делать перевязки и отпустил домой.

Согласно медицинским документам, 30 декабря у Давыдова зафиксировали некроз. Пришитый кончик носа почернел, ткани начали отторгаться. Врачи предложили пациенту госпитализацию, от которой он отказался.

Евгений Давыдов лег на операцию в ожоговое отделение больницы 19 января. Там ему в два этапа сделали пластику. Хирург использовал кожный лоскут со лба пациента. Он переместил кожу со лба на нос, не нарушая кровоток. На лоб он временно переместил кожу с плеча. Две недели, пока лоскут приживался к носу, Евгений провел в больнице. Спустя месяц после первой операции – 19 февраля – Евгений лег на второй этап лечения. Врач сформировал ему кончик носа из части прижившегося лоскута. Сам лоскут хирург вернул обратно на лоб, убрав кожу с плеча.

Из-за истории с носом семья Давыдовых надолго осталась без доходов. Жена Евгения в отпуске по уходу за младшей дочкой. Самому Евгению же после начала больничного перестали платить зарплату. До травмы Евгений работал ведущим инженером в энергетической компании и работы этой лишился. Пока нос заживал после пластики, Давыдов был вынужден сидеть дома. Евгений признался, что и сейчас еще психологически не готов работать с людьми и потому пошел трудится на завод.

По результатам экспертизы, установившей у Евгения Давыдова обезображивание лица, действия Иванова квалифицировали по статье о причинении тяжкого вреда здоровью, которое выразилось в неизгладимых изменениях внешности (ч.1 ст. 111 УК РФ). Предусмотрено наказание до 8 лет лишения свободы. С ней категорически не согласились Сергей Иванов и его адвокат. Они добились назначения дополнительной экспертизы.

Как пояснял в беседе с журналистом РИА «Воронеж» Игорь Татарович, адвокат Иванова, следовало четко установить причинно-следственную связь между действиями Сергея Иванова и последствиями на лице Евгения Давыдова. Защита настаивала, что рубцы на лице Евгения могли появиться из-за «травматичного» лечения. Если бы ткань после первой хирургической манипуляции прижилась, никакого тяжкого вреда здоровья могло бы не быть. А не прижиться она могла из-за небрежности в лечении, которую поначалу допустил Давыдов.

– Сергей Иванов не отрицает участие в драке и сожалеет о случившемся с Давыдовым. Никакого умысла на причинение вреда у него не было. Мы не раз пытались урегулировать отношения миром, извинялись при встречах, в официальном письме, предлагали компенсировать ущерб – лечение и моральный вред. Однако потерпевший ведет речь о каких-то астрономических суммах, исчисляемых миллионами рублей, которых у семьи попросту нет. Мы готовы вести переговоры, но пока никак не придем к согласию, – пояснял защитник.

По результатам дополнительной судмедэкспертизы, следствие оставило «тяжкую» квалификацию, связанную с обезображиванием лица. За нее и судили Сергея Иванова, который после компенсации ущерба и полного признания вины избежал реального лишения свободы.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter