18 Сентября 2019

среда, 09:58

$

64.12

70.60

Воронеж. Улицы победителей. Василий Колесниченко и Степан Красовский

, Воронеж, текст —
  • 10836
Воронеж. Улицы победителей. Василий Колесниченко и Степан Красовский

Спецпроект РИА «Воронеж» о героях Великой Отечественной войны и улицах в их честь.

Корреспонденты РИА «Воронеж» продолжают рассказ о героях Великой Отечественной войны, в честь которых названы улицы Воронежа. В первой части проекта «Улицы победителей» речь шла о воронежцах, защищавших родной город. Во второй – о 26 героях, которые родились за пределами Воронежа, но сражались за него. Вместе с известным воронежским историком Владимиром Размустовым корреспонденты портала вспомнят героев и расскажут об улицах, названных в их честь. Речь пойдет сразу о двух выдающихся летчиках, Героях СССР – младшем лейтенанте Василии Колесниченко и маршале авиации Степане Красовском.

Василий Колесниченко

Летчик 573-го истребительного авиационного полка 101-й истребительной авиационной дивизии Воронежско-Борисоглебского дивизионного района ПВО.

 
 

Василий Колесниченко родился в селе Кропивницкое Российской империи, сейчас это территория Новоукраинского района Кировоградской области (Украина). Будущий Герой Советского Союза вырос в семье рабочего. Окончив шестой класс, поступил в школу фабрично-заводского ученичества. Подобные учебные заведения с 1920 по 1940 годы действовали при крупных предприятиях для подготовки квалифицированных рабочих. В 1936 году Василий Колесниченко получил диплом Кировоградского строительного техникума. Работал техником-строителем в Сталинграде. Через год вступил в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию, поступил в седьмую Сталинградскую военную авиационную школу летчиков. Окончил ее в первые дни Великой Отечественной войны и сразу был призван на фронт. Колесниченко совершил 93 боевых вылета.

Василий Колесниченко был ранен в воздушном бою под Воронежем 1 июля 1942 года. У летчика были травмированы обе ноги, его самолет горел, но при этом он продолжал таранить вражеский бомбардировщик, намеревавшийся атаковать важный военный объект. Колесниченко с помощью парашюта удалось спастись из охваченного пламенем самолета. Пилота доставили в госпиталь, но ранения были смертельными. Через десять часов летчик умер от ран и ожогов.

Василий Колесниченко похоронен в братской могиле № 15 в Парке юннатов в Воронеже (ул. Юных Натуралистов, 2). Она появилась еще до начала боев за Воронеж. В ней хоронили воинов, умерших от ран в областной больнице и ближайших госпиталях. Потом – убитых во время массированных бомбардировок и боев за город. В 1947 году на территории захоронения появился обелиск. В 1977 году его заменили на бронзовую скульптуру с изображением скорбящей матери с солдатской каской. Еще позже вместо скульптуры установили три обелиска-штыка. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года за мужество и героизм, проявленные в воздушных боях с немецко-фашистскими захватчиками, младшему лейтенанту Василию Колесниченко посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

 
 

По словам кандидата исторических наук Владимира Размустова, Василий Колесниченко погиб в первые дни боев на дальних подступах к Воронежу. Наступление противника на этом направлении было полной неожиданностью для Ставки Верховного Главнокомандования, предполагавшей, что, как и в 1941 году, летнее наступление развернется на Центральном фронте в сторону Москвы.

– В конце июня 1942 года главный удар противник нанес как раз на стыке двух советских фронтов - Брянского и Юго-Западного. Армейская группа фон Вейхса начала наступление на Воронеж силами немецкой 2-й армии, 2-й венгерской армии и 4-й танковой армии в рамках операции «Блау». Воронеж являлся основной точкой поворота германских соединений на юг, а также главной базой, с помощью которой предполагалось обеспечивать фланговое прикрытие основного стратегического направления всей военной кампании 1942 года в направлении на Сталинград. С первого дня наступления и в течение всей первой недели германской авиацией ежедневно осуществлялись массированные налеты на сам Воронеж. По рассказам переживших весь этот ужас жителей, тогда бомбили город с небывалой жестокостью,– рассказал консультант проекта «Улицы победителей» Владимир Размустов.

Василию Колесниченко и другим летчикам пришлось столкнуться в 1942 году не только с умелым, но и знающим территорию Воронежа врагом.

– Дело в том, что в 20-х годах в Липецке и Воронеже будущие командиры Люфтваффе постигали военную авиационную науку на арендованных у РККА (Рабоче-Крестьянская Красная Армия – РИА «Воронеж») аэродромах. Так что местность эта была им очень хорошо знакома и без топографических карт. Старожилы рассказывали, что один из сохранившихся довоенных домов Авиагородка был построен для немецких летчиков,– сообщил Владимир Размустов.

По договору, подписанному в марте 1920 года, Германия обязалась оснастить Красную Армию и промышленность самым современным оборудованием. Советское же правительство в свою очередь предоставит немцам в эксплуатацию промышленные и военные объекты, железные дороги и шахты.

В 1924 года в Липецке появилась авиационная школа летчиков рейхсфера «ВифУпаст», замаскированная под четвертую эскадрилью авиационной части Красного Воздушного флота. Под аэродром была выделена площадка дореволюционного ипподрома, а немцев расселили в здании бывшей конторы винного завода. Будущие немецкие асы приезжали на обучение по чужим паспортам как командированные гражданские специалисты от частных фирм. Все оборудование, продукты завозили из Германии. За восемь лет в летной школе прошли обучение около 180 немецких летчиков.

«Сейчас в Липецке остался только один свидетель пребывания немецкого авиаотряда — Яков Петрович Водопьянов, служивший в школе «Виф-Упаст» техником-испытателем самолетных двигателей. По его воспоминаниям, немцы тогда разгуливали по рынку или охотились близ деревенских окраин. Их можно было легко опознать по клетчатым гольфам и душистым сигарам. С некоторыми частенько выпивали. У них свой медведь был, и тот наше вино обожал. Ходили они и в деревню на танцы. Помнится даже, как играли они первую свадьбу — весь город собрался. Молодой летчик Карл Булингер женился на учительнице из Воронежа Асе Писаревой».

Из статьи военного обозревателя Виктора Баранца «Русская невеста Германа Геринга», февраль 1998 г.


Улица Колесниченко в Воронеже находится в Ленинском районе. Пролегает между улицами Краснознаменной и Ворошилова. Мемориальная доска летчику находится на доме №53. На этой же стене находится еще одна доска – Герою СССР, летчику Валентину Сугрину. После окончания Великой Отечественной войны ветеран работал старшим инженером на воронежском радиозаводе и жил на улице Колесниченко.

Нынешняя улица Колесниченко возникла в начале ХХ века на окраине бывшей Чижовки, тогда она называлась Бабкиным переулком. Такое название появилось благодаря рабочему по фамилии Бабкин, который первым после 1917 года построил в этих местах дом.

 
 

В 1940 году Бабкин переулок был переименован в улицу Бессарабскую в честь присоединения территории Бессарабии к Советскому Союзу.

– Символично, что в довоенные годы на улице, которая в будущем будет носить имя отважного летчика, располагался аэродром. В середине 20-х годов на перекрестке нынешних улиц Космонавтов и Ворошилова, Хользунова и на юго-западной окраине города был организован и интенсивно строился Воронежский авиационный узел. Он состоял из двух больших «А» и «Б» и малого («Пятачок») военных аэродромов, а также ОСОАВИАХИМовского летного поля, на которых базировались, соответственно, 11-я тяжелобомбардировочная бригада, несколько отдельных авиаотрядов, разведывательная эскадрилья и гражданская авиация, представленная, в основном, спортивными самолетами Воронежского аэроклуба. Военный аэродром «А» как раз и находился на пересечении современных улиц Ворошилова, Космонавтов и Колесниченко. Воронежские части военной авиации относились к авиации Московского военного округа. К 1930 году в авиачастях было около 130 боевых самолетов, из них в Воронеже находилось около половины,– рассказал кандидат исторических наук Владимир Размустов.

В 1962 году дальний отрезок Бессарабской (от нынешней улицы Ворошилова до линии железной дороги) переименовали в улицу Космонавтов. Оставшаяся же часть в 1975 году получила имя Василия Колесниченко. Мемориальная доска летчику была установлена в 1981 году по адресу на доме № 56а.

 
 

– Символично, что на пересечении улиц Колесниченко, Ворошилова и Космонавтов установлен памятник легендарному самолету МиГ-21. Памятник летчикам на этом месте совсем не случаен. В годы войны здесь располагалась взлетно-посадочная полоса военного аэродрома. По данным Государственной инспекции охраны историко-культурного наследия Воронежской области, самолет подарили городу известные летчики - Иван Кожедуб и Георгий Береговой. Самолёт Миг-21 с бортовым номером 100 является памятником героям-летчикам времен Великой Отечественной войны. Композиционное решение выполнено скульптором Борисом Катковым. Открытие состоялось 8 мая 1975 года, пояснил историк Владимир Размустов

Степан Красовский (20.08.1897 – 21.04.1983)

Советский военачальник, маршал авиации. Родился в семье крестьянина в селе Глухи Могилевской губернии (ныне – Быховский район Могилевской области Белоруссии). В 13 лет будущего Героя СССР отправили в начальное училище.

«В нашей семье все дела вершил «патриарх» – дед Ермолай. Четверо сыновей, в том числе и старший – мой отец Аким, беспрекословно повиновались ему. Земли было мало, и о разделе даже речи не могло идти. Невысокого роста, кряжистый и сильный, дед обладал большой крестьянской мудростью, учил сыновей и внуков стойко переносить невзгоды и тяготы жизни.

Несмотря на нужду, по настоянию деда Ермолая осенью 1910 года отец отвез меня в Быхов.

– Пусть учится грамоте, – говорил «патриарх», – без нее тошно жить на белом свете...»

Из книги Степана Красовского «Жизнь в авиации»


В 1915 году прилежный ученик Красовский окончил начальное училище и на следующий год был призван в Русскую армию. Окончил курсы механиков беспроволочного телеграфа. Был произведен в унтер-офицеры, назначен начальником радиостанции в корпусном авиаотряде на Западном фронте. Из-за нехватки кадров освоил специальность летчика-наблюдателя, совершил десятки боевых вылетов. В своей книге маршал подробно рассказал о своем первом полете.

«Это произошло ранней весной 1917 года на полевом аэродроме 25-го корпусного авиаотряда. Приземлившись на своем «вуазене», летчик Микутский выключил мотор и, подмигнув, спросил меня:

– Ну как, понравилось, Икар?

По-видимому, лицо мое выражало смешанное чувство еще не улегшегося страха – земля кругом шла под крылом, – восторженности зеленой панорамой небольшого городка Вилейки и нарастающего удивления: вот они какие, земля и небо России!

Весело улыбнувшись, пилот пожал мне руку и, словно имениннику, сказал:

– Поздравляю, Степан! Верю: ты еще много будешь летать.

Радостное волнение охватило меня. Я отошел от аэроплана – тогда так и говорили: «аэроплан», «летательный аппарат» – и стал мысленно воспроизводить пленительную картину полета»

Из книги Степана Красовского «Жизнь в авиации»


В 1927 году Степан Красовский окончил курсы усовершенствования начсостава ВВС, а в 1936 – Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского. Был на руководящих должностях в строевых частях ВВС. Участвовал в советско-финляндской войне в должностях командующего ВВС 13-й армии и командира Мурманской авиабригады.

В Великой Отечественной войне в должности командующего ВВС 56-й армии участвовал с октября 1941 года. С января 1942 года командовал ВВС Брянского фронта. В мае-октябре 1942 года – командующий второй воздушной армией, которая входила в состав Воронежского фронта.

В июне 1942 года, накануне второго генерального немецкого наступления, во 2-й воздушной армии завершался процесс комплектования штаба. Летчики были вынуждены проходить ускоренные курсы обучения. Проводилось интенсивное переучивание летного состава на новую авиационную технику. Но все равно к началу боевых действий завершить обучение не успели. Доучивание проводилось в ходе воздушных сражений.

Несмотря на это, в первых схватках с врагом в мае-июне летчики 2-й воздушной армии уничтожили сотни вражеских самолетов, нанесли противнику значительный урон в живой силе и технике. Именно пилоты своевременно вскрыли подготовку немцев к проведению операции «Блау».

Советские летчики значительно уступали немецким по количеству летной техники. В своих воспоминаниях Красовский писал: «Немцы сосредоточили довольно мощный авиационный кулак. По сведениям, имевшимся у нас, в конце июня на Брянском фронте действовали эскадрильи 8-го авиационного корпуса 4-го воздушного флота противника. Наши разведчики обнаружили на его аэродромах 310 бомбардировщиков, около сотни истребителей и до полусотни разведчиков, корректировщиков и других самолетов. Перед началом наступления фашисты перебазировали к линии фронта еще ряд авиасоединений, и состав их авиационной группировки увеличился до 1000 самолетов».

В это же время 2-я воздушная армия к началу боевых действий имела 106 истребителей, 91 штурмовик,106 дневных и 71 ночных бомбардировщиков – всего 374 самолета, из которых треть составляли машины устаревших конструкций. Летчики вели неравные бои, показывая результаты за гранью человеческих возможностей.

«Советская авиация в ходе войны выросла в грозную силу, обеспечившую победоносный исход крупнейших операций. В её рядах достойное место занимала 2-я воздушная армия. Овеянные боевой славой соединения 2-й воздушной армии прошли героический путь от Ельца и берегов Дона до Берлина, Праги и реки Эльбы. Они сражались на важнейших стратегических направлениях участвовали во многих выдающихся операциях Великой Отечественной войны, ковали в них победу над врагом. Контрнаступление на Волге, битвы под Курском и на Днепре, наступательные операции под Житомиром и Львовом, Краковом и Ченстоховом, освободительный поход в Польше и Чехословакии, наконец, Берлинская операция, где карающий меч Красной Армии окончательно сломил гитлеровскую военную машину, — таковы важнейшие вехи боевого пути 2-й воздушной армии, этапы её борьбы и побед»

Из воспоминаний Степана Красовского


Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» Степану Красовскому присвоено 29 мая 1945 года за умелое руководство воинскими соединениями и проявленные при этом личное мужество и героизм.

После окончания ВОВ Красовский также был связан с авиацией: был командующим ВВС различных военных округов, шефом Военно-воздушной академии. Умер 21 апреля 1983. Похоронен в поселке Монино Московской области.

– Улица Красовского находится в Центральном районе Воронежа. Ее непросто отыскать даже старожилу – в микрорайоне районе СХИ она тянется вдоль набережной Максима Горького между улицей Ломоносова и санаторием Горького.

 
 

Мемориальная доска маршалу авиации долгое время находилась на доме №1 по улице Красовского. Но около пяти лет назад владельцы дома, супруги Гуляевы, сняли доску, объяснив это тем, что она может нанести вред их старому дому.

– Доска очень большой и тяжелой была, стены у нас шлакоблочные, не очень надежные. Она здесь лет 30 точно висела, и все это время мы боялись, что трещины пойдут от нее, поэтому и убрали. Нам ее четыре человека снимали, такая тяжелая она была, а куда они потом ее дели – не знаем, – рассказала жительница дома № 1 по улице Красовского, Роза Гуляева.

08.jpg
Супруги Гуляевы: «Доска была очень тяжелой, от нее могли появиться трещины на стене нашего дома»
 

В управе Центрального района очень удивились, услышав о том, что мемориальная доска могла кому-то помешать.

– С такой ситуацией мы сталкиваемся впервые. Обычно жители приходят с просьбами отреставрировать или заменить доски, но, чтобы взять и снять, – такого еще ни разу не было, – удивились в управе Центрального района.

В городском управлении культуры корреспондентам РИА «Воронеж» сообщили, что доску маршалу авиации установили на улице Красовского в 1992 году. Когда ее сняли, доска была на балансе РайДЕЗа Центрального района. В 2014 году подобные организации были устранены, а их полномочия передали управам.

Место, где долгое время висела доска маршалу авиации Красовскому
 

– РайДЕЗ не передал нам на баланс доску Красовскому, видимо, из-за того, что на тот момент ее просто в природе уже не существовало. И так как этого учреждения уже больше не существует, спрашивать о доске уже не с кого, – сообщили в управе Центрального района.

В городском управлении культуры корреспонденту РИА «Воронеж» объяснили, что с точки зрения закона жильцы ничего не нарушили. Это частная собственность, и они вправе решать, что может находиться на их территории. В данном случае была нарушена только нравственная сторона.

– Похожий случай был недавно на улице Чапаева, там жильцы решили обшить дом свой сайдингом и сняли доску, так как, по их мнению, она портила внешний вид здания. Об этом нам рассказали общественники. Доску жильцы этого дома сохранили. Сейчас мы ищем новое место на этой улице для доски, – сказали в городском управлении культуры.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: