РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о героях Великой Отечественной войны, в честь которых названы 84 улицы Воронежа. В четвертой, заключительной части спецпроекта «Улицы победителей» журналист Елена Миннибаева и историк Владимир Размустов вспоминают героев, о которых после войны говорила вся страна, но со временем их подвиги забыли. В пятницу, 20 января, речь пойдет о гениальном разведчике, Герое СССР Николае Кузнецове. Гениальность его заключалась в том, что он был разведчиком-самоучкой. Основы конспирации, психологии, фотографирования, культуру, обычаи врага и немецкий язык Кузнецов выучил сам, не посещая курсов и не выезжая за пределы своей страны.

Николай Кузнецов (27.07.1911 – 09.03.1944)

Жизнь разведчика Кузнецова покрыта тайнами. Даже о его происхождении точно ничего не известно. Есть версия, что родился он в крестьянской семье в Пермской губернии (сейчас Талицкий городской округ Свердловской области). Не исключено, что отец служил в царской армии. Изначально его имя было Никанор, но через некоторое время мальчика официально стали звать Николаем. В школе он показал большие способности к немецкому языку. Николаю повезло, в его сельскую школу после революции устроилась работать учительница, которая долго жила в Швейцарии. Она в совершенстве знала немецкий и передала все свои знания талантливому ученику.

Любитель немецкого языка

Большой удачей для Кузнецова стало и то, что в их селе жил бывший пленный германской армии. Немец работал лесником. Он научил будущего разведчика немецкому солдатскому жаргону, который нельзя найти в учебниках и на языковых курсах. Именно нецензурные выражения, которые знали только немецкие солдаты, помогли в будущем Кузнецову долгое время оставаться не рассекреченным на вражеской территории.

После окончания школы Кузнецов подал документы в Тюменский сельскохозяйственный техникум на агрономическое отделение, но проучился всего год: из-за смерти отца пришлось вернуться в родную деревню.

Учебу Николай не бросил. Он поступил в лесной техникум недалеко от дома. Там он продолжил самостоятельно изучать немецкий язык. Учеба давалась ему легко, он разговаривал на немецком так, словно всю жизнь прожил в Германии. У Кузнецова были удивительные лингвистические способности. За годы своей жизни он по книгам или общаясь с носителями языка выучил польский, украинский, эсперанто и коми.

Исключение из комсомола

Техникум Кузнецову закончить не дали. В 1929 году его обвинили в «нерабочем происхождении», и за грехи отца, который, согласно доносу, был белогвардейцем и в годы Гражданской войны убивал коммунистов, отчислили. Оправдаться, доказать, что отец не был ни кулаком, ни белогвардейцем, Николаю не дали. В один день исключили из учебного заведения и из комсомола.

Иной молодой человек на месте Николая мог бы опустить руки, но Кузнецов духом не падал. Он устроился в земельное управление оценщиком леса. За примерную работу на предприятии Николая восстановили в комсомоле. Было в биографии будущего разведчика и участие в коллективизации: Кузнецов ездил с рейдами по селам, за что неоднократно попадал под кулаки крестьян. Но, вероятно, именно в это время за Николаем начали наблюдать сотрудники госбезопасности. Они оценили его поведение в моменты опасности, умение выстроить диалог.

Связь с чекистами

В июне 1932 года был арестован органами ОГПУ (объединенное государственное политическое управление – РИА «Воронеж»), 17 ноября был осужден «за халатность», но что интересно, в тот же день был освобожден. Многие исследователи жизни Николая Кузнецова полагают, что арест был способом заставить пойти его на сотрудничество с ОГПУ, и таким образом чекистам удалось добиться своего – с 1932 года Кузнецов стал сотрудником негласного аппарата ОГГПУ

В начале 30-х Николай женился, но брак продлился около года. Развод супруги официально не оформили, но в 1932 году Кузнецов оставил жену и переехал в Свердловск (сейчас Екатеринбург), куда ранее отправилась его мать. Возможно, талантливого чекиста специально перевели в этот город. В Свердловске Кузнецов работал на нескольких предприятиях: сначала статистиком, затем чертежником.

В 1935 году устроился расцеховщиком конструкторского бюро на завод «Уралмаш». На предприятии работали иностранцы, и немцев среди них было больше всего. Некоторые поддерживали нацистскую идеологию. Официально работая в цеху, Кузнецов вел оперативную разработку иностранных специалистов, старался общаться с немцами. Его задачей было выявление скрытых агентов среди рабочих, пресечение попыток вербовки советских работников предприятия.

В 1938 году Кузнецов попал в поле зрения серьезного ленинградского партийного деятеля. Николая представили как особо ценного агента: он был смелым, гениальным психологом, знал много языков, легко доставал нужную информацию. Проверку Кузнецову устроили тут же. Чиновник позвонил своему знакомому в Главное управление государственной безопасности НКВД. Сказал, что есть на примете очень хороший агент. В тот момент в одном из кабинетов НКВД находился разведчик, долгое время, пробывший в Германии. Кузнецову сказали поговорить с этим человеком. Конечно, он не знал, кто на другом конце провода. Разговор шел на немецком. Через несколько минут разведчик спросил: он разговаривает с человеком, находящимся в Берлине? Так все поняли, что Николай Кузнецов действительно уникальный агент,
Владимир Размустов

консультант спецпроекта,
кандидат исторических наук

Проблемы начались, когда партийная верхушка увидела личное дело Кузнецова: судимости, исключение из комсомола – но терять такого талантливого агента не решились. Анкету Кузнецова спрятали куда подальше, а Николая оформили как «особо засекреченного агента». Кузнецову выдали новый паспорт на имя Рудольфа Вильгельмовича Шмидта.

С того момента Кузнецов-Шмидт выполнял спецзадания: внедрялся в дипломатическую среду Москвы, посещал светские мероприятия, находил выходы на друзей и любовниц немецких дипломатов, занимался вербовкой.

Война

После начала Великой Отечественной войны Кузнецов входил в особую группу при народном комиссариате внутренних дел СССР, которая работала в тылу врага. По легенде Кузнецов был немецким офицером в пехотных войсках – Паулем Вильгельмом Зибертом. Для тренировки и отработки легенды в начале зимы 1942 года Николай жил в лагере для немецких военнопленных. Там он запоминал каждую деталь в поведении врага, копировал манеру поведения, жаргонные слова, учился прыгать с парашютом.

Работа Пауля

В октябре 1942 года Кузнецов с документами сотрудника тайной немецкой полиции Пауля Зиберта вел разведывательную деятельность в украинском городе Ровно, где располагался рейхскомиссариат. Разведчик общался с высшими чинами вражеской стороны, узнавал планы, передавал их своим с помощью партизанского отряда. За 11 месяцев, что Николай Кузнецов провел в Ровно, ему удалось уничтожить 11 руководителей оккупационной власти. Некоторых фашистов разведчик брал в плен, например, курьера рейхскомиссариата Украины, который в своем портфеле вез секретную карту, на которой был указан бункер Гитлера неподалеку от города Винница.

Николай Кузнецов одним из первых узнал и сообщил своим о наступлении фашистов на Курской дуге. Именно Кузнецов передал информацию о подготовке покушения на лидеров «Большой тройки» – Сталина, Рузвельта и Черчилля – на Тегеранской конференции.

Рассекретили

В начале 1944 года Кузнецов получил приказ отправиться вместе с отступающими фашистскими войсками. Но уже через несколько месяцев советского разведчика Кузнецова рассекретили, ориентировки на него были у каждого немецкого патруля. Сдал Кузнецова застреленный им же фашист из военно-воздушного штаба: тот перед смертью успел сказать своим, что в него стрелял офицер Зиберт.

Николай Кузнецов вместе с сопровождающими его разведчиками попытался выбраться из города и приблизиться к линии фронта, но наткнулся на отряд украинской повстанческой армии (УПА) и вместе с другими членами отряда погиб в бою. Это одна из версий смерти разведчиков. Но есть и другая, из которой следует, что члены УПА взяли Кузнецова и его спутников в плен, желая сдать фашистскому руководству. Пленников привели в один из домов местных жителей, но сделать ничего не успели: Кузнецов взорвал гранату. Больше всего досталось самому разведчику: ему оторвало кисть руки, осколки пробили живот и голову. Николай Кузнецов скончался на месте. Остальных разведчиков расстреляли.

Память

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года Николай Кузнецов посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Захоронение группы Николая Кузнецова обнаружили только в 1959 году. Останки искал боевой товарищ Кузнецова Николай Струтинский. Он добился перезахоронения останков разведчиков в городе Львов на Холме Славы.

В начале 90-х власти Львова демонтировали памятник советскому разведчику. Монумент перевезли из Львова на родину Николая Кузнецова в город Талица.

О легендарном разведчике сняли фильмы, написали книг, создали музеи его памяти. В честь Кузнецова назвали улицы во многих городах СНГ.

В Воронеже улица Кузнецова находится на окраине города, в частном секторе микрорайона Сомово. Улица небольшая, по словам местных жителей, в советское время она называлась Дубовой. В 70-е ее переименовали в улицу Кузнецова, повесили доску на стену дома №4. Найти эту доску сейчас можно с большим трудом.

Дом окружен высоким железным забором. Сфотографировать табличку корреспондентам РИА «Воронеж» удалось лишь издали.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter