В чемпионской обойме. Как бывший воронежский футбольный тренер работает в «Зените»

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 10690
В чемпионской обойме. Как бывший воронежский футбольный тренер работает в «Зените» В чемпионской обойме. Как бывший воронежский футбольный тренер работает в «Зените»
Валерий Нененко стал селекционером сильнейшего клуба России

Валерий Нененко, который в 2020 году отметил свое 70-летие, – один из двух воронежских тренеров, выводивших «Факел» в российскую футбольную элиту. В декабре 1998 года он принял воронежскую команду, которая под его руководством вышла в высшую лигу и выступала там на протяжении двух сезонов. Этот результат до сих пор остается лучшим в истории воронежского футбола. Около 40 лет Нененко работал футбольным тренером, из них более 20 лет тренировал юных воронежских футболистов, остальное время – профессиональные команды.

В начале 2021 года в тренерской карьере Валерия Нененко был сделан очередной шаг – он официально стал скаутом питерского «Зенита». О своей новой работе Валерий Георгиевич рассказал корреспонденту РИА «Воронеж».

– Как вы оказались в «Зените»?

– В конце 2020 года мне позвонил Сергей Ломакин, который одно время мне помогал, когда я возглавлял смоленский «Кристалл». Сергей рассказал мне, что в структуре питерского «Зенита» директором департамента развития молодежного футбола назначен Андрей Аршавин. Добавил, что по регионам от «Зенита» организуется сеть селекционеров, и моя кандидатура была предложена Аршавину, с тем чтобы я закрыл эту нишу по областям Черноземья. В январе 2021 года меня утвердили в новой должности, а с февраля я уже стал сотрудником питерского клуба.

– Как сейчас правильно называется ваша должность?

– По-европейски – скаут, а по-российски – просто селекционер.

– Что входит в круг ваших обязанностей в одном из лучших клубов страны?

– Я должен присутствовать на всех юношеских футбольных турнирах, которые проводятся в Воронеже и соседних областях. Меня интересуют способные ребята, рожденные в 2004 году и моложе. Хотя скажу о том, что уже сейчас все способные мальчишки возраста от 13 до 17 лет давно выбраны и находятся либо в структуре «Зенита», либо в академии «Краснодара», либо в столичных футбольных клубах. А вот младших ребят от 10 до 13 лет я скрупулезно отсматриваю на различных футбольных турнирах не только в Воронеже, но и в Липецке, Тамбове, Курске, Белгороде. Стараюсь определить лучших ребят в разных возрастных группах – в мою задачу входит написать в месяц пять так называемых отчетов по пяти кандидатам. А уже в «Зените» глава тамошнего селекционно-аналитического отдела Сергей Гордеев решает, кого из ребят вызвать на просмотр, а с кем повременить.

– Вы готовите что-то типа аналитических записок по каждому возможному кандидату?

– Да, там есть графы, связанные с физической, технической подготовкой юных футболистов, и я ставлю баллы по каждому из многочисленных параметров и передаю их в «Зенит». Если, например, речь идет о вратарях, то даже если у суперталантливого паренька относительно небольшой рост, то его не рассматривают. Если вратарь плохо играет ногами, его тоже не берут на просмотр. Я посылал данные на одного воронежского голкипера, который подошел по всем параметрам, но ногами играет неважно – все мячи от ворот он просто бьет вперед, не пытаясь начать атаку на своей половине поля. А современные тенденции таковы, что вратарь начинает атаку через своих защитников, потому этот паренек не подошел.

– То есть в академии питерского клуба потенциальным соискателям какие-то изъяны техники исправлять никто не будет?

– В принципе, да. Каким-то базовым навыкам паренек уже должен быть обучен. Конечно, в «Зените» методика подготовки на порядок выше, чем в провинции. Тут много можно говорить, начиная с условий для тренировок на искусственных и естественных полях, манежа под крышей и заканчивая возможностью выездов на сборы в европейские страны.

2000 год. «Факел» – «Динамо»
2000 год. «Факел» – «Динамо»

– Какова результативность вашей работы и в чем измеряется ее качество?

– За время моей работы селекционером в интернате питерского клуба оказались двое способных ребят, которых я рекомендовал. Это нападающий из воронежского «Труда» Никита Горохов и голкипер из Курска Максим Зайцев. И еще порядка 10−12 ребят, рекомендованных мною, ездили на просмотр в зенитовскую академию. Они не были зачислены, но их взяли на карандаш и будут вызывать еще несколько раз на просмотр. Думаю, что кого-то из них обязательно рано или поздно возьмут в интернат. Сколько человек из рекомендованных мной ребят в итоге будут учиться в футбольном интернате питерского клуба – это уже не моя головная боль, мое дело – рекомендовать потенциальных кандидатов. Таких скаутов «Зенита», как я, по России восемь-девять человек, они разбиты по разным регионам: кто-то закрывает Сибирь, кто-то – Дальний Восток, кто-то – Урал, кто-то – Поволжье. А качество нашей работы оценивается по присланным отчетам на способных ребят: если ты свою «пятерку» в месяц не сдаешь, значит, не ездишь по турнирам и не просматриваешь ребят. Мой первый контракт был подписан на пять месяцев, сейчас он продлен еще на полгода и в зависимости от эффективности моей работы будет либо продлеваться, либо нет. Существует определенная ежемесячная сумма, которая мне полагается за присылаемые документы на пятерых кандидатов, а если с кем-то из этих ребят в дальнейшем «молодежка» «Зенита» или его команда, выступающая во второй лиге, подпишет контракт (с 16 лет), то мне выплатят какие-то бонусы.

– Сколько примерно футбольных турниров у вас получается проезжать, например, за три-четыре месяца?

– Обычно я выезжаю в соседние города на турниры, которые проходят пять-семь дней, но еду не к началу, а ближе к концу, к полуфиналам и финалам. Смотреть первые игры, где одна команда со счетом, например, 9:0 обыгрывает другую, не слишком интересно. В таких играх можно увидеть разве что хорошего вратаря, которому забили условных девять мячей, и столько же он не дал забить сопернику. Чаще всего мне приходится бывать в Тамбове, там есть такой же зал, как и в Воронеже (имеется в виду воронежская Platinum Arena. – Прим. РИА «Воронеж»), но там есть трибуны. С сентября по апрель там буквально друг за другом проходят детские и юношеские турниры.

– Приходится прямо на месте подходить к тренерам и родителям потенциальных кандидатов в зенитовский интернат?

– Обычно я подхожу к тренеру, представляюсь, говорю, что есть интерес к этому игроку, спрашиваю, не будет ли наставник против, если я порекомендую этого парня на просмотр в зенитовскую академию. Тот же Саша Кудряшов, который играл в «Факеле» под моим руководством, а сейчас работает тренером футбольной академии в Тамбове, говорил мне: «Валерий Георгиевич, конечно, в нашей академии нет таких условий, как в «Краснодаре» или «Зените», а главное – нет таких соревнований, какие проводятся под эгидой ЮФЛ-1 и ЮФЛ-2 («Юношеская футбольная лига». – Прим. РИА «Воронеж»), нет возможности ездить на сборы за рубеж, как это организует «Зенит» для своей футбольной академии. Обычно тренеры дают телефоны родителей, бывает так, что на турнирах я сам общаюсь с мамами-папами футболистов. Говорю о том, что с ними свяжутся представители академии, вышлют пакет документов, которые надо подготовить, а уже потом их с сыном вызовут на просмотр. Обычно на первый просмотр родители едут с сыном за свои деньги, но если его зачисляют в академию, то клуб полностью компенсирует эти расходы. Сразу академия никого не отсеивает – если не взяли парня после первого просмотра, его уже берут на карандаш и дальше будут приглашать на просмотры. В интернат в «Зените» зачисляют ребят с 12 лет, а если они увидели перспективного 10−11-летнего паренька, то его сразу не берут, но «ведут» до достижения им 12 лет.

1999 год. «Факел» – «Арсенал»
1999 год. «Факел» – «Арсенал»

– Ни разу вам палки в колеса не вставляли тренеры, у которых вы пытаетесь, условно говоря, увести сильнейших игроков?

– Да нет, они же понимают, что для ребенка открываются возможности, которых он никогда не увидит в провинции. Однажды, правда, было такое в Воронеже. Я приметил на одном из турниров голкипера 2008 года рождения, так его тренер подбежал ко мне: «Почему вы без меня? Если я отдам его, то команда останется без вратаря!». Я спросил у него: «Ты больше думаешь о себе или о будущем своего воспитанника? Команда, в которой способный паренек играет сейчас, и дальше будет играть «на первенство водокачки», а тут все-таки «Зенит»». И небольшая проблема была успешно решена.

– Интересы скаутов разных команд премьер-лиги пересекаются на детских турнирах?

– Конечно! На трибунах зачастую рядом сидят селекционеры в экипировке московского «Динамо», «Краснодара», «Локомотива», «Спартака», ЦСКА, других команд. Тут, как говорится, кто вперед кого захватит – куда деваться, рыночные отношения. «Зенит», например, часто выигрывает турниры ЮФЛ-1 и ЮФЛ-2, а это лучшая реклама того, как в клубе работают с молодежью.

2000 год
2000 год

– В Воронеже сегодня две футбольные академии: одна от «Факела», имени Владимира Проскурина, вторая – от московского «Динамо». Вы оттуда еще никого для «Зенита» не приметили?

– Даже не подходил, тут есть некий этический момент: «Факел» и «Динамо» пусть спят спокойно, никого даже пытаться выдернуть оттуда в «Зенит» не буду. Если кто-то из их родителей сам обратится ко мне по поводу дальнейшего профессионального роста своего ребенка, то помогу, конечно. А сам – ни-ни!

1999 год. «Факел» – «Волгарь»
1999 год. «Факел» – «Волгарь»

– Дубль воронежского «Факела», выступающий в группе 3-В ФНЛ-2 среди 11 команд с одним набранным очком в 13 матчах, занимает последнее место при разнице мячей 4−39. Эта команда – ближайший резерв «Факела», идущего, к слову, на втором месте в турнире ФНЛ. Вы сами долго работали в детском и юношеском футболе, тренировали частную футбольную команду «Спарта». Как можно оценить сегодня уровень подготовки ближайшего резерва главной команды «Факела»?

– Я проработал тренером более 40 лет, из них половину провел в детском футболе. Когда я трудился 10 лет в ДЮСШОР 15, то в Воронеже было всего две государственные школы, где готовили юных футболистов. Наши ребята в начале 80-х стали третьими в России на Спартакиаде школьников. То есть был результат. Сейчас в Воронеже более 30 футбольных школ, из которых только три – государственные. В каждой частной школе есть два-три хороших мальчика. Начинается первенство Черноземья, и туда едут чуть ли не пять-шесть воронежских команд. Хорошо, что в академии «Факела» созданы отличные условия для работы, но там работают молодые тренеры, которые пока еще не дали результата. Между тем в Воронеже есть масса опытных детских тренеров, которые могут его дать, – так почему бы не привлечь в академию «Факела» таких опытных людей? Еще вот о чем скажу: по-моему, в 1985 году заходила речь о необходимости создания в Воронеже футбольного интерната, который аккумулировал бы футбольные таланты всего Черноземья. Но за эти годы ничего не поменялось, хотя попытки сдвинуть дело с мертвой точки были. А любой интернат – это полноценные двухразовые тренировки, вся инфраструктура в шаговой доступности, питание, тренажерные залы. Мне ребята из «Зенита» говорили, что вечером на полях включается свет, и если кто хочет дополнительно постучать по воротам, отработать какие-то фирменные финты, передачи, – милости просим! А в академии – полтора часа тренировка, потом – час на маршрутке домой, вот и день прошел...

С Валерием Газаевым (футбольный тренер, государственный и политический деятель)
С Валерием Газаевым (футбольный тренер, государственный и политический деятель)

– От кого зависит создание в Воронеже такого интерната?

– Думаю, отчасти от руководства «Факела». Для интерната, прежде всего, нужно помещение, и чтобы рядом было футбольное поле. Например, в Отрожке на стадионе «Локомотив» есть такая возможность, добавь туда несколько способных ребят из Россоши, Богучара, Кантемировки – и было бы что-то похожее на интернат. Двое воронежских ребят, тренировавшихся в футбольной академии «Тамбова», сейчас попали в московский «Локомотив». Почему бы им потенциально не попасть в академию «Факела»? Если бы в Воронеже был свой интернат, то способные ребята не уезжали бы отсюда в другие города. Если бы в те далекие годы был бы открыт интернат, то наш «Факел» сейчас бы был серьезно укомплектован воронежскими ребятами. Последний пример: недавно московский «Спартак» заключил контракт с воспитанником воронежского футбола 2004 года рождения Артемом Быковским.

– Вы ходите сейчас на матчи «Факела»?

– Был, кстати, на первом домашнем матче чемпионата, но тогда меня контролеры, не знающие меня в лицо, пускать не хотели. Болельщики начали шуметь – кого, дескать, вы не пускаете на футбол! Есть положение РФС о том, что клуб должен выделять 50 абонементов для ветеранов футбола, чтобы они посещали матчи в своем городе. Не знаю, от кого именно – футбольного клуба или областной федерации футбола – это зависит, но в этом году никаких абонементов мы, ветераны «Факела», не получили. А ходить упрашивать контролеров, чтоб пропустили, как-то несолидно. Теперь смотрю матчи своей бывшей команды по компьютеру. Думаю, в нынешнем сезоне команда должна бороться за выход в премьер-лигу – уровень нынешних соперников позволяет это сделать.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: