Евдокии Никифоровне Макуниной – 92 года. Весной 1942 года молоденькая Дуся вместе с подружкой Аней Лазуткиной пришли на станцию Новохоперск проситься на работу в санитарный поезд. В первом остановившемся на станции эшелоне им напрочь отказали, сказали своих хватает. Подружки приуныли. Но все-таки побежали к следующему поезду. Вышел начальник, статный, красивый, высокий. Поглядел на девушек, на их по-деревенски крепкие руки, спросил строго: «А вы не забоитесь? В обмороки падать не будете?» Те отчаянно замахали головами. Тогда он улыбнулся: «Такие боевые девчата мне позарез нужны». Звали начальника поезда – капитан Павел Кондратьевич Табаков.

На санитарном поезде № 87 подружки по всей стране курсировали между фронтом и тылом, пока не добрались до Победы. Работали споро и много. «Судна подавали да убирали, кастрюли с завтраками-обедами-ужинами таскали. Бывало, идешь по грохочущему вагону, а в руках два огромных ведра с горячим борщом – на 56 человек», - вспоминает баба Дуся.

А вечерами устраивали для раненых концерты. Частушки под трофейный баян сыпали - поддерживали дух бойцов.

У строгого Табакова новохоперские санитарки были в почете. Только один раз он Дусю обругал. И то – понарошку. На одной из станций она решила разжиться угольком. Того, что давали на рейс, не всегда хватало. Только набрала два ведерка, как ее и сцапали. Привели в комендатуру. Скоро туда вызвали и Табакова.

- Уж он на меня в комендатуре топал-топал, грозил-грозил - вспоминает баба Дуся. - А когда нас отпустили, по дороге сказал: «Ты ж девка-отлет! Что ж ты дежурного-то прозевала? Не обижайся на меня. Так надо было». А я и не думала обиду держать. Говорю: «Ваше дело ругать – мое слушать». «Ну, молодец», - засмеялся Табаков.

Начальник поезда строго следил за тем, чтобы санитарки не разводили амуры с ранеными. Говорил, что никому нельзя предпочтение отдавать. «Одну мою приятельницу подчистую за это с поезда списал», - говорит баба Дуся. А у самого в поезде был роман с Лидой, начальницей отдела кадров. Хотя в эшелоне говорили, что есть у есть Табакова жена и маленький сын.

Так случилось, что и после войны из жизни Дуси Табаков не исчез. Сама она вышла замуж за фронтовика в родной Каменка-Садовке. А вот землячка и подружка по санитарному поезду Аня Лазуткина связала свою жизнь с проводником того самого поезда и обосновалась в Саратове, где жил и Табаков. Он иногда заходил к ее мужу в гости. Когда Аня приезжала в родную Каменку-Садовку, то привозила Дусе привет от Табакова. Она рассказывала, что Табаков все-таки ушел от жены и сына и женился на Лиде. А в очередной приезд сообщила, что сын Табакова от первой жены поступил в Москве учиться на артиста. С того времени Дуся всегда смотрела по телевизору фильмы с участием Олега Табакова. Радовалась, как же он похож на отца.

А в один из очередных приездов фронтовая подружка рассказала, что встретил как-то ее муж на улице Табакова-старшего, а он ему пожаловался, что остался один. «А что же Лида?» - спросил тот. На что Табаков только махнул рукой. И уже совсем печальную весть привезла бабе Дусе подруга в следующий приезд: умер Павел Кондратьевич. Народу на похоронах было много. И знаменитый сын приезжал.

Далеко-далеко, на другом конце жизни, едет в памяти Евдокии Никифоровны военный санитарный поезд, и до сих пор помогает ей выстоять в жизни встреча с замечательным человеком.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter