Новости

Происшествия

Судебная хроника. Как воронежский суд рассматривал «дело о маковых булочках»

, Воронеж, текст — Оксана Грибкова, фото — Андрей Архипов
  • 8912
Судебная хроника. Как воронежский суд рассматривал «дело о маковых булочках»

Семья предпринимателей Полухиных 10 часов опровергала доводы обвинения.

Прения по громкому делу о «маковых булочках», длящемуся шестой год, прошли в Левобережном райсуде Воронежа. В незаконном сбыте наркотиков обвиняют семью Полухиных, владельцев кафе «Очаг». Гособвинитель попросил в наказание отставному военному, полковнику Александру Полухину 9 лет тюрьмы, его жене Марии и дочери Евгении по 6 лет 6 месяцев и сестре жены Нине Чурсиной 6 лет 7 месяцев колонии общего режима.

На прениях предприниматели отчаянно защищались. За три года процесс превратился в военные действия с переходом на личности. Полухины настаивают, что использовали для выпечки пищевой мак и никому наркотики не продавали. Предприниматели уверены, что стали жертвами волны «маковых дел», которая прокатилась по России в 2010-2012 годах.

Семья

Первой на судебные прения по «маковому делу» впорхнула тоненькая девушка – Евгения Полухина. В 2010 году она работала администратором в кафе «Очаг», потом на следствии год отсидела в СИЗО, вышла под залог. С апреля 2014 года под арестом оказался ее отец, и она осталась в кафе за директора.

– Я достала в кабинете у следователя диктофон для записи. Ему не понравилось, и он настоял на аресте, заявив, что я давила на свидетелей, – выпалила девушка с улыбкой. – Мы и сейчас с вещами на всякий случай. Судья и слушать нас не хочет. Не удовлетворила ни одного ходатайства, не дает знакомиться с протоколами дела. Свидетелей, которые у нас якобы покупали мак с соломкой, доставляли сотрудники наркоконтроля. Некоторые свидетели явно были под наркотиками. Несколько раз своими репликами судья давала понять, что уже приняла решение об обвинительном приговоре. Говорила, что у нее «давно сложилось мнение», «незачем было такой мак продавать» и что после такого отношения и поведения нам «еще долго посидеть придется». У нас есть все аудиозаписи.

Пока Женя рассказывала корреспонденту РИА «Воронеж», как без их согласия завершили судебное следствие, в зал поднялись ее мама Мария Васильевна и ее сестра Нина Васильевна.

Женя с мамой Марией Васильевной

С горькими усмешками женщины сказали фотографу РИА «Воронеж», что «вроде тоже из ОПГ» и что их можно снимать.

Женя с тетей Ниной Чурсиной

Александра Полухина привели в зал суда несколько минут спустя. Предприниматель обвинил судебную систему в произволе и издевательствах над своей семьей.

– Вы не судья, вы – никто! Мое доверие вы утратили еще в 2012 году. А прокурор самый настоящий негодяй. Три года истязаете мою семью, поэтому я имею полное право так говорить, – выкрикивал Александр Полухин из-за решетки при появлении в зале судьи.

Дочь и жена едва уговорили предпринимателя перестать возмущаться, чтобы судья Татьяна Лебедева не удалила его с прений за плохое поведение.

Государственное обвинение

Когда участники процесса немного успокоились, с речью выступил гособвинитель Николай Смагин. Он коротко напомнил участникам процесса об 11 преступных эпизодах семьи Полухиных, в которых обвинил их наркоконтроль.

Смагин перечислил, как сбывали Полухины «смесь мака с маковой соломой» нескольким наркоманам, а в большинстве случаев – агентам наркополицейских с поэтическими именами «Альбина» и «Кристина».

«Маковое дело». Из обвинительного заключения

«Учредители ООО "Очаг" Чурсина Н.В. и Полухина М.В, директор ООО "Очаг" Полухин А.П., администратор кафе Глебова (Полухина Е.А.), не являющиеся потребителями наркотических средств, действуя из корыстных побуждений с целью получения постоянного источника криминального дохода в начале июня 2009 года создали организованную преступную группу…для распространения на территории города Воронежа под видом пищевого мака смеси наркотических веществ – маковой соломы и опия, содержащихся в семенах мака».

«Полухин А.П., являющийся военным пенсионером высшего офицерского состава, квалифицированным специалистом в вопросах тактики и стратегии, согласно ранее разработанному Чурсиной Н.В. и Полухиной М.В. плану, разрабатывал конспиративные методы с целью исключения возможности задержания сотрудниками правоохранительных органов при совершении преступлений участниками организованной группы, перевозил к местам хранения и сбыта, расфасовывал для удобства сбыта, сбывал наркотические средства».

Согласно обвинительному заключению, наркоманы и агенты покупали у владельцев «Очага» по 0,5 – 4,8 кг мака. Эксперты из УФСКН по Воронежской области написали в заключении, что в таких пакетах среди пищевого мака находилось по несколько граммов-десятков граммов соломы и опия. К примеру, по результатам исследования, в 4,8 кг сотрудники усмотрели 8,7 грамма маковой соломы и 24,2 грамма опия. Кроме того, предпринимателям вменили приготовление к сбыту 4,8 тонн пищевого мака с соломой и опием.

– Сторона обвинения считает, что необходимо исключить из обвинения признаки совершения преступления, связанные с организованной преступной группой в связи с тем, что данные лица являются членами одной семьи, а квалифицировать их действия как совершенные группой лиц по предварительному сговору, – заявил Николай Смагин.

Гособвинитель попросил соединить некоторые эпизоды и переквалифицировать их на другой пункт той же статьи о сбыте наркотиков. После этого он попросил в наказание для Александра Полухина 9 лет тюрьмы, Евгении и ее матери Марии Васильевне по 6 лет 6 месяцев колонии общего режима, Нине Чурсиной – 6 лет 7 месяцев колонии.

Речь Николая Смагина заняла чуть более 15 минут.

Защита

После прокурора в прениях по очереди выступили защитники четырех подсудимых. Лейтмотивом их речей стало отсутствие наркотиков в изъятом у Полухиных пищевом маке.

«Маковое дело». Российская практика

Волна уголовных дел за продажу пищевого мака c примесями наркотиков прокатилась в России в 2010-2012 годах.

Как и в истории с ужесточением правил для врачей при выписке морфина онкобольным, инициатором изменений условий торговли пищевым маком стала Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН). Сотрудники ведомства разработали стандарт и добились внесения в ГОСТ Р 52533 – 2006 «Мак пищевой. Технический регламент» поправки, исключающей сорные примеси.

Официально в России запрещен опийный мак, а не пищевой, который продается в магазинах и используется в кондитерском деле. Однако после принятия поправок к ГОСТу наркополицейские начали борьбу «за чистоту мака». Появились дела против бизнесменов, в товаре которых находили примеси соломы и опия. Самым громким из них стало дело коммерсанта Сергея Шилова, импортировавшего в Россию из Испании 200 тонн пищевого мака. Вместе с ним под статьи о контрабанде, а также превышении полномочий попала заведующая химико-аналитической лабораторией Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольга Зеленина. В 2010 году она составила разъяснения к ГОСТу по делу Шилова, написав, что из мака с таким процентом примесей невозможно производить наркотики. Зеленина настаивала, что солома является технологической примесью в кондитерском маке и не может быть полностью отделена от продукта с целью получения наркотических веществ. Зеленина разъяснила, что до 2007 года в России «действовал ГОСТ 12094-76, допускавший содержание до 3% сорной примеси в маке пищевом». Затем появился новый, который не указывает методы контроля и лимитирующий процент содержания примесей.

В прениях защита Полухиных сослалась на экспертизы московских и пермских специалистов. Те указали на нарушения методик при исследовании пищевого мака, изъятого у Полухиных. Штатные эксперты наркополиции назвали его «смесью семян мака с маковой соломой». Но речь шла о «примеси». «Смесь» создают искусственно, добавляя одно вещество в другое. «Примесь» – результат естественных процессов, в чистом виде вещества без примесей в природе почти не встречаются. Чтобы отнести объект к смеси, эксперт должен выявить признаки смешения. Без них формулировка о смеси «является заведомо ложным утверждением», отметили специалисты.

В числе прочих экспертизу воронежского ФСКН летом 2010 года оценивала та самая заведующая химико-аналитической лабораторией Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольга Зеленина, написавшая о невозможности существования пищевого мака без сорных примесей – такое условие она назвала «заведомо невыполнимым». Лингвист, читавшая документы УФСКН, напомнила, что смешение «является результатом целенаправленной деятельности человека, в то время как примесь имеет естественное происхождение».

В свою очередь специалист-нарколог отметил, что для наркотического эффекта нужно не менее 1,5 кг семян мака с содержанием маковой соломы не менее 3%.

– Защита считает, что продажа пищевого мака, даже если его содержание в какой-то степени не соответствует стандартам, не является преступным деянием. Сами семена мака не отнесены к наркотическим средствам, легально продавались и продаются в магазинах. В какой-то момент потребителями мака стали наркозависимые лица, сумевшие из, казалось бы, безобидного продукта приготовить себе зелье. Не просто приготовить, а путем целой химической операции сделать так, чтобы был наркотический эффект, – заявил Владимир Моргунов, адвокат Александра Полухина. – В свое время подростки нюхали клей, и их находили мертвыми по подъездам и подвалам. Но никто не привлекал продавцов клея. Или взять растворитель, который используют наркоманы для своего наркотического варева из маковой соломы. Без него, без уксусного ангидрида не будет никакого наркотика. По такой логике нужно привлекать и владельцев хозтоваров, продающих растворители. Сейчас наркоманы увлекаются глазными каплями, которые есть в свободной продаже. Но фармацевтов же не сажают.

Подсудимый

В небольшом перерыве Александр Полухин из-за решетки в зале рассказал корреспонденту РИА «Воронеж», почему так ведет себя в суде. По словам предпринимателя, наркополицейские в мае 2009 года предлагали ему покровительство за ежемесячную плату 50 тыс. рублей. Он отказался, поэтому с июня те стали собирать материалы для дела.

– Я этому государству отдал 26 лет, дослужился до звания полковника. Все 26 лет обучал людей. Последняя моя должность – начальник кафедры тактики и общевойсковых дисциплин Воронежского авиационного института. И потому мне поставили в вину, что я разрабатывал методы ухода от ответственности. Как я должен относиться теперь к этому государству, этой власти, когда о меня вытирают ноги? – сказал Александр Полухин. – Считаю творимый произвол местью судебной системы и прокуратуры за отстаивание прав не только моей семьи, но и других граждан. Я являюсь руководителем межрегиональной организации «Комитет за гражданские права» и подготовил много обращений в органы региональной и федеральной власти, в том числе находясь в СИЗО. То, что происходит с моей семьей, может случиться с каждым. В погоне за показателями они сажают непричастных, стариков, несовершеннолетних.

Предприниматель рассказал, что «Очаг» закупал мак для выпечки у оптовой организации «Хлебоград», которую в деле обозначили «неустановленными лицами». На булочки в день уходило по 5-8 кг, в месяц примерно 200 кг. Примерно такой объем и был у Полухиных, когда в марте 2010 года они узнали об уголовном преследовании. Они категорически отрицают, что торговали пищевым маком в розницу, и то, что найденные в гаражах и указанные в деле 4,8 тонн мака принадлежали им.

– Гаражи нам «привязали». Я и моя семья никакого отношения к ним не имеем. Нам привезли 200 кг мака на месяц на выпечку. Никаких тонн мы не покупали, это продукция поставщика, от которой тот на следствии отказался. Из этой партии наших было 200 кг. Жена снимала гараж для хранения инвентаря и продукции. К нему подъехала машина, которая привезла нам 200 кг, и там она почему-то сломалась. Ее попросили разгрузить у нас, – пояснил Полухин.

Полковник рассказал о занимательном и симптоматичном факте. Во время следствия из вещдоков по делу Полухиных пропало 305 тыс. рублей, которые вместе с другими деньгами и вещами изъяли у них при обысках. По этому поводу владельцы «Очага» добились возбуждения дела о халатности, но виновных так и не нашли. Пропавшие деньги предпринимателям из бюджета возместило государство.

Агенты и свидетели

В своей речи на прениях Елена Полишко, адвокат Марии Полухиной, попросила исключить из дела эпизоды «проверочных закупок», сославшись на грубые нарушения сотрудников УФСКН. В деле десять эпизодов сбыта наркотиков, в большей части которых фигурируют засекреченные агенты ведомства. Якобы в течение полугода они делали все новые закупки у предпринимателей. Защита настаивает – если Полухины совершали «преступные действия», наркополицейские были обязаны их пресечь, а не провоцировать новые.

– После каждого оперативно-розыскного мероприятия моя подзащитная не задерживалась, денежные средства у нее не изымались. На изъятых у агентов пакетах с маком не имеется отпечатков пальцев Полухиной, и в материалах дела отсутствуют материалы аудио- и видеозаписи в отношении моей подзащитной, – отметила Елена Полишко.

Защите не дали возможности допросить агентов наркополиции, чем нарушили Конвенцию по правам человека. Она гласит, что обвиняемый вправе допрашивать лицо, которое указывает на него как на преступника, подчеркнула Полишко.

Также адвокат напомнила суду, что одна из важных свидетельниц отказалась от своих показаний против Полухиных.

«Маковое дело». Из допроса свидетеля Деревенских в суде 23 июня 2014 года

Жанну Деревенских в «маковом деле» назвали «дегустатором смеси», она якобы после употребления давала Полухиным оценку о ее качестве. Через четыре года Деревенских заявила в суде, что оговорила предпринимателей под давлением наркоконтроля, не знает их и мак у них не покупала. В 2010 году в обмен на дачу показаний против владельцев «Очага» ей обещали не сажать ее семью. Но дочь Деревенских и она сама оказались за решеткой. Показания в суде она давала за месяц до освобождения, на заседание ее привезли из СИЗО. Деревенских заявила об угрозах в СИЗО, которые она получила из-за намерений отказаться от показаний. Женщина просила судью Лебедеву отложить ее допрос на месяц, который ей остался до освобождения.

Деревенских Ж.Ю.: Отложите, пожалуйста.

Судья: Мы уже вас могли допросить и все, вы спокойно уехали.

Деревенских Ж.Ю.: Ваша честь, я не могу.

Полухин А.П.: На Баки (воронежцы так называют Восточное кладбище на Левом берегу - РИА «Воронеж»).

Судья: Вы же сказали, что будете давать показания.

Смагин Н.И.: Полухин, без комментариев, я бы вас просил бы.

Полухин А.П.: А Вы что, председательствующий? Сделайте замечание.

Судья: Так, прекратили, здесь все молчат.

Деревенских Ж.Ю.: Ваша честь, я не могу адекватно ответить на вопросы. Я очень возбуждена, очень сильно, понимаете? Я еще раз говорю, я буду противостоять тем показаниям, которые я давала в 2011 году. Я мало верю в то, что сегодня это не станет известно наркоконтролю, а мне там еще 25-30 дней находиться. Я боюсь, я просто очень боюсь.

Судья: Вы вправе отказаться от…

Деревенских Ж.Ю.: Нет, я не хочу отказываться, я хочу сказать, как все было на самом деле. Я прошу… можно перенести?

Судья: Вы бы могли уже дать показания, давайте я объявлю перерыв, вызову вам доктора. Мало ли, мы все хотим, а я вот тоже, знаете, хочу побыстрее рассмотреть дело и больше вас никого не видеть, вот я этого хочу. Много чего все хотят.

Деревенских Ж.Ю.: Ваша честь, мы можем перенести?

Полухина Е.А.: Ваша честь, мы можем в целях безопасности…

Судья: Вы что хотите от меня?

Полухина Е.А.: Я так поняла, что хотите, чтобы вы давали показания, не находясь в СИЗО?

Деревенских Ж.Ю.: Да.

Несмотря на отказ Жанны Деревенских от своих показаний, эпизоды с ней гособвинитель оставил в деле. Он попросил сроки для Полухиных, учитывая и сбыт мака для Деревенских.

Судья

После выступлений адвокатов подсудимых с речью на несколько часов выступила Яна Орех, вторая дочь Александра и Марии Полухиных. Сами они, их дочь Евгения и Нина Чурсина еще раз заявили о своей невиновности и попросили оправдать их. Прения длились с 11 утра до 20 вечера с несколькими короткими перерывами.


Судья продлила Александру Полухину арест до сентября 2015 года. Ожидается, что к тому времени она вынесет семье предпринимателя приговор. Двадцатого мая Татьяна Лебедева удалилась в совещательную комнату для вынесения приговора.

– Мы видели настрой судьи в процессе, в котором она полностью встала на сторону прокурора. Неофициально нам предлагали признать вину в обмен на условные сроки. Мы отказались. Поэтому теперь ждем больших реальных сроков. Будем бороться до конца. Если Левобережный райсуд не хочет разобраться в деле и вынесет приговор, несмотря на отсутствие доказательств и нарушения, разберутся инстанции выше него, – отметила Евгения Полухина.

ВХОД

Используйте аккаунты соцсетей

РЕГИСТРАЦИЯ

Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA

Не помню пароль :(