Марина Жемчужникова и ее дети, пятилетний Кирилл и четырехлетняя Лиза, живут в коммунальной квартире. На троих – 12 квадратных метров жилья и общие кухня с санузлом. Большую часть миниатюрной комнаты занимает двухэтажный детский уголок, который одновременно выполняет функции кровати, шкафа и игровой площадки.

Из-за тесноты дети часто играют, сидя каждый на своем этаже: Кирилл на втором, Лиза на первом.

Кирилл любит свою младшую сестренку
Фото – Михаил Кирьянов

– Комната небольшая, зато своя. Когда я переехала из Нижнедевицка в Воронеж, на съемных квартирах жила. Потом Лиза родилась, я взяла в кредит 150 тыс. рублей, добавила к ним материнский капитал и купила эту комнату. Не хоромы, но все лучше съемного жилья, – говорит Марина Жемчужникова.

Марина похожа на некрасовскую героиню: жизнь ее бьет, а она становится сильнее.

Марина развелась с мужем через полгода после рождения дочери
Фото – Михаил Кирьянов

В 22 года она родила сына и почти сразу же снова забеременела. На третий день после родов врачи сообщили Марине, что у новорожденной дочки синдром Дауна.

– Конечно, это был шок. Ведь во время беременности я делала пять УЗИ, и ни одно из них не показало каких-либо отклонений. Врачи говорили: руки, ноги, голова на месте, ребенок у вас здоровый родится, – вспоминает Марина.

После того, как медики подтвердили диагноз Лизы, врач роддома объяснил матери, какое будущее ждет ее ребенка.

Лизе предрекали жизнь «растения»
Фото – Михаил Кирьянов

– Он сказал, что дочь будет растением: не сможет сама есть, говорить. Сразу же предложили отказаться от Лизы и оставить ее в больнице. Мне тогда 23 года было, девчонка еще совсем. У меня внутри такое творилось, но я им сказала, что в роддом за ребенком пришла, а не за хлебом. У меня даже в мыслях не было отказаться от своего малыша, какие бы проблемы мне ни предсказывали в будущем, – держа на руках дочку, рассказывает Марина.

В сложный момент Марину морально поддержали муж и мать. Но мама через пару месяцев после рождения Лизы умерла, а муж через полгода ушел из семьи. Алименты за четыре года он ни разу не выплатил, так как не работает, а пьянствует в родном селе. Так 23-летняя Марина осталась одна на съемной квартире с двумя малолетними детьми. Но про бывшего мужа она ничего плохого не говорит, не винит за то, что испугался трудностей с больным ребенком.

– Наверное, мы просто разные люди. Он был старше меня на 12 лет, но по жизни взрослее и сильнее оказалась я. Возможно, надо было с ним строже быть, от пьянки спасать, но мне тогда в первую очередь нужно было о детях думать, – признается Марина.

Фото – Михаил Кирьянов

Марину поддержали волонтеры благотворительной организации «Общие дети»: помогли с вещами, продуктами, бытовой химией.

– Ситуация с Лизой осложнилась тем, что у нее, кроме синдрома Дауна, обнаружили парапарез (снижение мышечной силы – РИА «Воронеж») нижних конечностей. Уже когда мы начали проходить лечение, врачи сказали, что парапарез был вызван травмой во время родов. Обычно «солнечные» детки уже к двум годам начинают ходить, а Лизе уже пятый год, а она только начала держаться на ногах и с трудом передвигаться, держась за опору. И это для нас уже большой прогресс. Мы с ней постоянно ездим в реабилитационные центры, ходим в бассейн, в санаторий на Черное море нам давали бесплатную путевку. Все это потихоньку укрепляет ножки Лизы, – говорит мама девочки.

Пятилетний Кирилл – мамин помощник
Фото – Михаил Кирьянов

Сотрудники «Общих детей» подарили Лизе легкую инвалидную коляску, с которой легко можно было зайти в общественный транспорт. Но Лиза выросла из этой коляски, ноги достают до пола. Недавно по госпрограмме девочке выделили бесплатную немецкую коляску, но пользоваться ею мама Лизы не может.

– Коляска очень большая, не везде в дверной проем проходит. И весит 13 кг, плюс Лиза сама 14 кг весит. Ездить на такой коляске на общественном транспорте на процедуры очень тяжело. Поэтому, когда нам позвонили волонтеры из «Общих детей» и сказали, что сейчас в городе проходит акция по сбору пластиковых крышек, а на деньги от сдачи экоактивисты хотят сделать нам подарок, я сказала, что нам нужна только облегченная инвалидная коляска, – объясняет Марина.

Акция «Крышка-малышка» стартовала в Воронеже 17 января. Организовали ее волонтеры Мария Чаевская и Анна Луначарская. По словам девушек, идея благотворительного сбора вторсырья пришла из Испании.

– Мы переняли опыт у московской акции «Добрые крышечки». Задача – собирать вторсырье не просто в экологических целях, а для помощи конкретному человеку. Мы нашли Лизу благодаря организации «Общие дети», под опекой которой она находится, – рассказала корреспонденту РИА «Воронеж» Мария Чаевская.

Идея акции «Крышка-малышка» маме Лизы сразу понравилась – правда, сначала Марина не верила, что можно собрать четыре тонны крышек. Но акция получила поддержку СМИ, появились сообщения в соцсетях. Крышки собирают в офисах, школах, детсадах, институтах и других местах. Только в Воронеже открыто более 45 пунктов сбора крышек, около 20 точек – в Боброве, собирают крышки и в других районах Воронежской области, а недавно к акции присоединились жители Липецкой области.

Марина благодарит всех, кто поддержал ее семью в трудное время
Фото – Михаил Кирьянов

– Я вижу, сколько людей хотят нам помочь, и теперь уверена, что общими силами соберется нужное количество крышек. Хочу сказать всем спасибо, ведь эта акция не только поможет Лизе, она еще помогает природе. Все эти крышки не будут выброшены на мусорку, а пойдут на переработку. Я себя сейчас вообще считаю счастливым человеком. Меня окружают замечательные люди. Очень повезло с соседями. Они меня выручают, могут посидеть и с Лизой, и с Кириллом, если надо. Недавно сын попал в больницу, мне пришлось лечь с ним. Так в это время с Лизой по очереди сидели соседки по коммунальной квартире. Я теперь точно знаю, что хороших людей на свете намного больше, чем плохих, – обнимая детей, говорит Марина.

Сколько за три месяца удалось собрать крышек, пока неизвестно. Волонтеры планируют взвесить собранное за три месяца вторсырье. Крышки принимают по 10 рублей за килограмм. Коляска для Лизы стоит 15 тыс. рублей – то есть хватило бы и полутора тонн крышек, но перерабатывающий завод принимает партии весом не менее четырех тонн.

В акции «Крышка-малышка» участвуют жители Воронежской и Липецкой областей
Фото – Михаил Кирьянов

– Будем искать другие предприятия, где, возможно, примут необходимые нам полторы тонны. А, если не найдем, значит, будет собирать до упора четыре тонны. Если кто-то сделает доброе дело и купит Лизе коляску, все деньги, собранные от сбора крышек, мы перенаправим на другое доброе дело, – объяснили организаторы акции «Крышка-малышка».

Волонтеры принимают пластиковые крышки от бутылок PET1, кефира, йогурта, сока, масла и бытовой химии. Не принимаются крышки от зубной пасты и косметики. Желающие могут организовать сбор крышек в офисах или в подъездах своих домов. Адреса пунктов сбора можно найти в группе в социальной сети «ВКонтакте».

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter