11 Июля 2020

суббота, 10:32

$

71.23

80.27

«Руки и голова должны быть заняты». Как известные воронежцы переносят режим самоизоляции

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов (из архива)
  • 5797
«Руки и голова должны быть заняты». Как известные воронежцы переносят режим самоизоляции «Руки и голова должны быть заняты». Как известные воронежцы переносят режим самоизоляции Мнения о непривычных условиях жизни и возможном развитии событий.

Мнения о непривычных условиях жизни и возможном развитии событий.

Режим всеобщей самоизоляции, введенный из-за пандемии коронавируса, действует в Воронежской области до 30 апреля. На улицу можно выходить только по уважительной причине, ряд предприятий приостановил работу. Губернатор Александр Гусев пообещал ужесточить режим, если того потребует ситуация. Известные воронежцы рассказали корреспонденту РИА «Воронеж», как переносят самоизоляцию, и поделились мыслями по поводу сложившейся ситуации.

Анна Кьяра-Лужецкая, актриса театра кукол «Шут»:

– Первая неделя самоизоляции казалась периодом, чтобы выдохнуть – насладиться бытовыми моментами, посвятить время мыслям, хобби. Но через неделю стало понятно, что если человек привык жить активно и работать как заведенный, то сидеть взаперти для него пытка. На третьей неделе у нашего коллектива родилась идея проекта «Театр дома». Мы создали канал на YouTube, куда регулярно загружаем ролики, записанные нами в режиме самоизоляции: небольшие спектакли, разыгранные из подручных средств, мастер-классы, просто забавные видео. Это проект для наших любимых зрителей, которые скучают по театру, и для родителей, которые не знают, чем занять ребенка. Но, конечно, мы и сами получаем от этого удовольствие.

Я читаю различные прогнозы по ситуации с COVID-19 и придерживаюсь мнения, что в июне заболеваемость пойдет на спад и в скором времени мы вернемся к обычной жизни. Но не думаю, что есть смысл заканчивать карантин, если болезнь прогрессирует. Хотя очень скучаю по работе.

Дмитрий Ендовицкий, ректор Воронежского госуниверситета:

– Нельзя сказать, что я самоизолировался в полной мере. В рабочее время нахожусь в главном корпусе ВГУ, но с жестким соблюдением мер предосторожности. На случай важных разговоров с коллегами, которые работают из дома, у меня всегда под рукой телефон и планшет. Рабочие чаты в мессенджерах с сотрудниками университета, коллегами из Министерства науки и высшего образования позволяют оперативно получать важную информацию. Увы, в связи со сложившейся обстановкой сорвались масштабные международные конференции, которые мы должны были провести совместно с коллегами из Европейского союза. Что касается учебного процесса, оказалось, что серьезное отношение к дистанционному образованию, в частности работа на платформе Moodle, в два раза увеличивает нагрузку на преподавателей по сравнению с офлайн-режимом. У преподавателей и студентов накапливается усталость. Вся эта ситуация, безусловно, говорит о том, что никогда онлайн-обучение не заменит живое общение.

Виктор Тройнин, генерал-лейтенант милиции в отставке, руководитель центра судебных негосударственных экспертиз:

– Иногда приходится в силу необходимости появляться на работе, подписывать документы. Вирус есть вирус, надо соблюдать все профилактические мероприятия. Но ни в коем случае нельзя паниковать! С точки зрения физиологии паника страшнее, чем вирус. Я встречал людей, которые, кроме как о пандемии, ни о чем больше не говорят, как будто с ума сошли. Считаю, что СМИ наряду с отчетами по вирусу должны давать какую-то изюминку, которая разгоняла бы всю эту панику. Показывали бы хоть какие-то русские сказки, советские фильмы. Скоро День Победы, масса героических фильмов есть, но их показывают от случая к случаю.

Бронислав Табачников, искусствовед, завкафедрой государствоведения и политологии Воронежского экономико-правового института:

– Чувствую себя хорошо и в целом стараюсь не изменять свой ритм жизни: с утра зарядка, потом работа. Я подготовил ряд материалов для филармонии, много читаю, записываю какие-то вещи в блог, который ведет моя внучка. Вторая внучка снимает на видео мои лекции и отсылает на работу – так я уже прочитал несколько лекций онлайн. Естественно, нет активной деятельности – выступления перед массовой аудиторией, в концертах. Это, конечно, напрягает. Я думаю, продлится это еще как минимум месяц. А потом войдем в обычную колею и будем делать то, что делали раньше. Я имею в виду молодое поколение – я все-таки уже очень пожилой человек. Но пока есть силы, будем работать.

Игорь Бурдакин, президент Федерации морского многоборья Воронежской области:

– В моем распорядке дня многое изменилось, но стопроцентно самоизолироваться не получается – у меня есть пожилая мама, я ухаживаю за ней. Я работаю тренером, и все наши соревнования, поездки, занятия подвержены коррективам. Сейчас мы пытаемся наладить дистанционное обучение наших ребятишек, но это не так просто. Теоретическая часть занятий составляет 10-12%, а остальное – практика. К дистанционным тренировкам непривычны и дети, и мы. У нас в группе 12 человек – если одна треть выйдет на связь, то хорошо, а остальные по каким-то причинам не подключаются: либо компьютера нет, либо интернета, либо еще что-то. Работаем в разных форматах: проводим консультации онлайн, проверяющие занятия (видео, скриншоты), телефонные консультации.

Если говорить о пандемии, боюсь, это только начало. Судя по статистике, цифры растут, и прогнозы можно будет сделать только через месяц.

Александра Сизинцева, архитектор, дизайнер:

– Стало сложнее в плане редких выходов с ребенком на улицу. Что касается работы – пришлось приостановить очные курсы, а онлайн-формат ученикам не «зашел». Ждем разрешения на посещение занятий группой до 10 человек. Дизайн-проекты продолжаю делать в обычном режиме, связь с заказчиками держу по телефону и мессенджерам. Строители присылают видеоотчеты с объектов. Хочется, чтобы ситуация поскорей изменилась в лучшую сторону.

Сергей Наумов, председатель комиссии по развитию предпринимательства и туризму в областной Общественной палате:

– В самоизоляции чувствую себя не в своей тарелке, будто больной. Тем не менее жизнь идет, надо как-то перестраиваться. Первое время ломка была, но потом родилась идея, и я стал ее потихонечку осуществлять. Это проект, касающийся построенного мной музея «Петровские корабли», – канал «Музей на троих» на YouTube, где история нашего края будет показана глазами трех поколений: моими, моей дочери и 10-летнего внука. Планируются ролики по две минуты три раза в неделю. Набросали уже 25 тем, параллельно ищу фирмы, которые будут заниматься съемкой, монтажом. У нас уже есть костюмы на три персоны, думаем про сценарий. В проекте задействовано около 10 человек. Кроме того, работаю над созданием блога музея в соцсетях.

Если люди просто остановятся, будет деградация. Надо, чтобы мозги и руки были постоянно заняты. Сколько все это продлится – легко посчитать, руководствуясь опытом Италии и Испании. Думаю, в мае однозначно будем дома сидеть.

Александр Лукинов, продюсер фестиваля «Джазовая провинция», бизнесмен:

– С трудом переношу режим самоизоляции. Буквально через неделю у нас должен был быть Международный день танцев, 30 апреля – Международный день джаза с приглашением гостей из разных стран и городов России. На лето был запланирован фестиваль. Но, к сожалению, все отменилось. Это непросто переживать, учитывая арендный офис и траты на зарплаты сотрудникам, которые должны выполнять свои обязательства по кредитам, семейным вопросам. В отличие от некоторых букмекерских компаний, моя компания не входит в список предприятий из пострадавших отраслей, поэтому помощи не получает. На мою просьбу о предоставлении 50%-ной скидки на время режима самоизоляции мой арендодатель ответил, что тоже находится в сложной ситуации.

Что будет дальше, никто не знает. Только с ужасом просыпаясь в четыре утра, размышляешь, как выжить – как творческой и бизнес-единице, как гражданину, отцу и мужу.

Владимир Петров, худрук театра драмы имени Кольцова:

– Пытаемся что-то делать, выкладываем на сайт театра интервью с артистами. Режиссер Никита Рак с актерами записали онлайн-читку «Посадить дерево» по пьесе Алексея Житковского. Что еще можно делать, в принципе непонятно, потому что режим самоизоляции нужно соблюдать, а артисты онлайн работать не могут, как вы понимаете. Поэтому это болотная ситуация.

Никто не может сказать, сколько это продлится. Это абсолютно новая, феноменальная история, которой никогда раньше не было. Такой блокады, такого отсутствия жизни... Как будем выходить из всего этого, тоже неизвестно. Что тяжело, это уже понятно. Это как путешествие в тайге: куда мы идем, неизвестно, но надеемся, что те, кто нас ведет, не Сусанины.

Ольга Рябчикова, директор Воронежского музея имени Крамского:

– Я продолжаю ездить на работу. Мы соблюдаем все условия самоизоляции: часть сотрудников перешла на дистанционный формат. Музей продолжает действовать в режиме онлайн. На нашем YouTube-канале мы выпустили много материалов, где сотрудники отдела делают обзор выставок, которые у нас были запланированы, но из-за пандемии закрыты. Работы стало больше, чем прежде, потому что условия стали сложнее, но мы справляемся. Сейчас готовимся к онлайн-выставке, посвященной юбилею Победы, где будут представлены  работы воронежских художников-фронтовиков. К 9 Мая будет еще одна онлайн-выставка с участием Калужского, Симферопольского, Ставропольского и Липецкого музеев, а также Курской картинной галереи и музея Алтайского края. Мы обменяемся файлами-картинами, и общая экспозиция будет показана на сайтах все музеев – участников проекта. Каждый день с 1 до 9 мая будет посвящен теме войны, художнику-фронтовику или важному событию. Музей поучаствует во Всероссийской акции «Синий платочек» 7 мая. 

Думаю, в ближайшее время карантин не закончится, но мы не остановим работу. Надеемся, что увидим посетителей осенью. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: