20 Августа 2018

понедельник, 21:10

$

66.88

76.18

Рудная работа

, Новохопёрский р-н, текст — Леонид Шифрин, фото — Андрей Архипов
  • 2314
Рудная работа

УГМК приступила к бурению разведывательных скважин в Новохоперском районе.

На прошлой неделе геологи, по заказу Уральской горно-металлургической компании начали бурить скважины на территории Еланского никелевого месторождения. Разведывательные работы нужны для того, чтобы оценить запас полезных ископаемых. Вместе с геологами никель попытались найти и корреспонденты РИА «Воронеж», параллельно вникая в тонкости общения рабочих и местных жителей.

Куда-то забурились

Если бы никель в Новохоперском районе был человеком, он давно собрал бы вещи и навсегда уехал в Сибирь или на Урал – подальше от населенных пунктов. Многим местным не нравится, что рядом с их домами может вырасти горнодобывающий комплекс. Наиболее рьяные из них даже не хотят знать, что у них под ногами. Поэтому площадка, на которой проходят геологоразведочные работы, опоясана двумя заборами – от греха подальше.

Первый – металлический, ограждает рабочий городок, второй – из сетки-рабицы, уходящий далеко в поля, охватывает территорию, на которой бурится первая скважина.

Всего до 2016 года их должно появиться не менее трехсот, каждая глубиной до 1600 метров. Именно они и покажут, сколько никелевой руды в этих местах.

- Теоретически разработок здесь может и не быть. Для разработки месторождения в нем должно быть не менее миллиона тонн никеля. Но вдруг у руды окажется низкое качество или она будет неизвлекаемой. Строить ГОК на 10 лет – нет смысла, он просто не окупится, - говорит заместитель гендиректора УГМК Евгений Брагин.

Но если по руде вопрос пока остается открытым, то ворота за большой и тем более малый периметр закрыты всегда.

- Отношение к нам, как к оккупантам, - говорит руководитель ООО ЧОО «Патруль» Максим Галяндрин. - Ребята в основном из Воронежа, для местных эта работа опасна - односельчане могут неадекватно отреагировать, если узнают, что они сторожат рабочий городок. Здесь уже было четыре конфликта, а мелкие перебранки, угрозы слышим каждый день.

Еду для полусотни рабочих и полутора десятков охранников готовят кухарки из Таловой. Но поговорить с корреспондентами РИА «Воронеж» они отказываются. Боятся.

Каждый день к воротам приходят местные жители: кто-то приезжает из Урюпинска, до которого 50 километров, кто-то из Воронежа. Они разворачивают плакаты и протестуют против того, чего еще нет и в помине. Добычи, то есть.

Полная сетка эмоций

Но встречаются и те, кто готов к решительным действиям. Прямо перед нами несколько самых активных дам расплетают сетку-рабицу, пролезают сквозь забор и присоединяются к экскурсии на буровую. Охранники их не трогают, хотя понятно, что решетку им потом придется восстанавливать.

- Почему никто с людьми не посоветовался, когда затевали все это? - спрашивает Нина Копытина из рабочего поселка Елань-Коленовский.

Евгений Брагин начинает было объяснять людям свои резоны, но тут в разговор вступает начальник участка Николай Бобрышев.

- Я со своими ребятами-буровиками объехал весь бывший СССР. В Киргизии во время гражданской войны 2005 года мы проходили через линию фронта, всюду резня, стрельба. «А, геологи», - говорили обе стороны и расходились, пропускали колонну. В моей жизни это вообще второй забор, которым огораживается место наших работ. Первый был на Чукотке – от белых медведей, теперь – от вас.

Председатель общественного совета по контролю за комплексным освоением никелевых месторождений Воронежской области доктор геолого-минералогических наук, профессор ВГУ Виктор Бочаров доказывает, что за всеми работами УГМК будут следить ученые и специалисты.

- Главное – сделать так, чтобы не было нарушено экологическое равновесие. Я сам буду периодически просматривать всю документацию на проводимые работы. Для внутреннего потребления России надо 20 процентов всего никеля, добываемого в стране, остальное идет на экспорт. Но возможно для возрождения промышленности нам потребуется больше никеля, ведь он используется в производстве 300 видов изделий, - говорит ученый.

После этого Евгений Брагин начинает обрисовывать дамам перспективы развития их малой родины. Если дело все же дойдет до никелевых разработок, предприятию потребуется 4 тысячи рабочих, столько же в период стройки. Средняя зарплата у людей будет 30 тысяч рублей, а у тех, кто под землей - 50-60 тысяч рублей в месяц. Но люди не очень верят таким обещаниям.

- Компания-разработчик уже сегодня могла бы успокоить жителей, если бы, допустим, начала создавать банк будущих рабочих вакансий. Ведь не одни горняки им понадобятся, но и каменщики, плотники, водители, да мало ли кто еще. Соискатели уже сегодня, задолго до 2016 года, стали бы кандидатами, а значит они, члены их семей, знакомые, родственники уже и не подумали бы протестовать, - признается РИА «Воронеж» один местный чиновник.

Когда корреспонденты уже покидали площадку, жители прокопали перед въездом неглубокий ров, в который побросали ветки - очередное препятствие никелевым разработкам.

Охранники, глядя на это, улыбались, но за ворота выходить не решились.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: