Подсудимый по громкому делу об убийстве у кафе у IL Tokyo Эдуард Ельшин сказал последнее слово в Центральном райсуде Воронежа во вторник, 31 мая. Бизнесмен говорил сам, без записей, иногда его голос срывался и дрожал. Как и во время дачи показаний, Ельшин по-родственному называл свою жертву Димой.

Поддержать Ельшина в суд пришли его родители, которые сели на лавочке за его спиной. Отец Эдуарда не смог сдержать слез, когда говорили его сын и адвокаты. Мать просидела несколько часов судебных прений, не шелохнувшись.

Гособвинитель Виктор Настаушев попросил для Эдуарда Ельшина за умышленное убийство 14 лет колонии строгого режима. Настаушев подчеркнул, что бизнесмен так и не признал вину в умышленном убийстве.

Представитель потерпевших Юлия Кириченко и бывшая жена убитого Ксения Кривошеева, воспитывающая сына Дмитрия, просили суд о самом строгом наказании для Ельшина. Максимальная санкция статьи – 15 лет тюрьмы. Мама Дмитрия Кривошеева не смогла посещать процесс по состоянию здоровья, но прислала свое обращение.

Адвокаты Эдуарда Ельшина выступили с подробной версией о том, что бизнесмен превысил пределы необходимой обороны. Защита утверждает, что Ельшину угрожала реальная опасность, которая исходила от Дмитрия Кривошеева и его друга Виктора Ключникова. Сам же Ельшин заявил суду, что готов к любому наказанию.

– Признавал и признаю свою вину в смерти Димы. Как я сожалею, не понять никому. Чтобы понять, нужно пережить. Как и Димина мама переживает его смерть. Никому не пожелаю оказаться на моем месте. Сторона потерпевших думает: «Он дома, ему легко». Не знают, как это. Придут ко мне знакомые поддержать, шутят – а я и улыбнуться не могу. Какое право я имею улыбаться, когда человека убил? – начал Эдуард Ельшин свою речь, когда суд предоставил ему последнее слово.

Ельшин признался, что «ежедневно сходит дома с ума», глядя на родителей. Эдуард видит, как резко постарел и изменился отец, как уходит, пряча слезы. Вся семья бизнесмена стала другой.

– Если бы тут была Димина мама, я бы стоял перед ней на коленях и просил прощения. Я не хотел убивать Диму. Я хотел провести вечер, а не кого-то убивать, – подчеркнул Ельшин.

Бизнесмен уверял, что, если бы задумал убить, стоял бы в тени, в капюшоне, а не на свету и под камерой видеонаблюдения. Ельшин пояснил, что вернулся из дома, куда ездил за деньгами, к выходу у IL Tokyo за минуту до появления Кривошеева и Ключникова.

– Ждал знакомого и неожиданно увидел ребят, Диму с Ключниковым. И были оскорбления, насмешки. Меня затрясло. По видео видно, что Дима подошел. Я анализирую, почему я достал нож. Но там же видно. Он подошел и взмахнул в мою сторону головой, освободил руки. Был страх, – объяснил Эдуард Ельшин.

Бизнесмен уверял суд, что раскаивается, сказал, что узнал, что такое «болит душа». Ельшин признался, что не знает, как жить дальше. Эдуард попросил прощения у Ксении, бывшей жены Дмитрия Кривошеева, за то, что оставил сына без отца. Ребенку Дмитрия скоро исполнится восемь лет.

– Вы остались без поддержки, тяжело воспитывать сына без отца, – обратился Эдуард к Ксении. – Я готов помочь, чем могу, и мне ничего не нужно взамен. Я строил себе квартиру. Я готов отдать квартиру сыну. Я понимаю, что вы не хотите брать у убийцы деньги, квартиру. Но пусть он сам в будущем решит, нужна она ему или нет. Не нужна – пусть делает с ней, что хочет. Путь хотя бы и отдаст на благотворительность. Я готов когда-нибудь вернуться к работе, к нормальной жизни, буду обязательно помогать сыну.

Мать погибшего, Мария Кривошеева, и его бывшая жена, Ксения Кривошеева, отказались подавать гражданский иск к Эдуарду Ельшину. Они не хотят компенсации материального и морального вреда, благодаря которой суд снизит срок подсудимому. Потерпевшие надеются на справедливое наказание за смерть близкого человека.

Контекст

Убийство Дмитрия Кривошеева получило резонанс в ноябре 2014 года благодаря попавшему в интернет видео с камер у входа в здание. Воронежцев поразило, как нелепо и бессмысленно погиб человек, который, будучи смертельно раненным, поборол своего обидчика. В январе 2015 года суд отпустил Эдуарда Ельшина под домашний арест, что вызвало новую волну возмущения воронежцев. Полтора года, в течение которых шли следствие и суд, засчитываются Ельшину в срок будущего наказания.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter