В Воронежском облсуде прошли прения по громкому делу об убийстве в парке «Танаис» в четверг, 5 мая. Историю гибели 23-летнего Даниила П. воронежцы называют казнью. Парня забили до смерти знакомые из-за пропавшего ноутбука. Двоим из них на момент убийства не было 18 лет, и потому законом не предусмотрено наказание для них больше 10 лет. Это максимальный срок за убийство с особой жестокостью группой лиц для Сергея Н. и Алексея У. попросила гособвинитель прокуратуры Оксана Радостина. Для Алексея Щ., достигшего совершеннолетия к моменту преступления, она попросила 16 лет колонии строгого режима. Защитники подсудимых возражали против больших наказаний, выступив с речами о неумышленном избиении Даниила П.

С какими аргументами стороны выступили в прениях в суде и как объясняли зверскую расправу над человеком, выяснила журналист РИА «Воронеж».

«Переступили черту»

 
 

Сразу же после начала заседания судья Александр Кавешников предоставил слово гособвинителю Оксане Радостиной. В своей речи она коротко описала фабулу дела и подробно остановилась на издевательствах, которые пришлось выдержать Даниилу перед смертью в ночь с 27 на 28 ноября 2014 года.

Сергей Н. подозревал Данилу в краже ноутбука и хитростью – от имени девушки – позвал его на разговор, когда вместе с компанией пил алкогольные коктейли. Позже Сергей Н. и его друг Алексей Щ. привезли Даниила на квартиру к другу, где начали избивать, чтобы «проучить». Парень просил о пощаде, но его били и заставили позвонить матери и просить у нее прощение.

Издевательства продолжились во дворе многоэтажки на улице Героев Сибиряков, куда компания поехала к Алексею У., знавшему про историю с ноутбуком. Потом Даниила повели в парк, где втроем били руками и ногами. Перед этим трое истязателей заставили жертву копать себе могилу ложкой. И Даниил копал, просил прощения у Бога.

Во время издевательств в парке Сергей Н. поджигал у Данилы волосы, бедра, пока еще тот был жив. Эксперты зафиксировали у погибшего ожоги третьей степени. При жизни у парня от ударов разорвались печень и почки. Во время избиения Алексей Щ. прыгнул на голову парню, и тот перестал подавать признаки жизни.

– Они просто озверели. Находились в таком состоянии, что их нельзя было остановить, хотя мы и были друзьями, – процитировала гособвинитель приятеля подсудимых, на глазах которого убивали Даниила.

Согласно заключению судмедэкспертизы, смерть Даниила П. наступила от сочетанной тупой травмы головы, живота и забрюшинного пространства. По данным специалистов, парень «мог испытывать сильную многократную боль».

Радостина настаивала, что действия подсудимых квалифицированы правильно – как убийство с особой жестокостью группой лиц по предварительному сговору (п. «д», «ж» ст. 105 УК РФ).

Гособвинитель подчеркнула, что действия по нанесению ударов руками и ногами в голову и туловище человека были целенаправленными. Она обратила внимание на «циничное поведение подсудимых до и после совершения преступления – копание могил, поджигание волос, сокрытие следов преступления, безразличное отношение к содеянному». Избиение Даниила прекратили только после того, как убедились в его смерти.

– Человеческая жизнь бесценна и никому не дано право распоряжаться ей. Сергей Н., Алексей Щ. и Алексей У. грубо переступили через черту правомерного поведения, вопреки всем нормам нравственности и наказания. Они не пожалели не только убитого, но и совершенно безразлично отнеслись к своим семьям. К матерям, которые их воспитывали 18 лет. Мамы кормили, поили, учили сыновей явно не для того, чтобы теперь носить передачки в СИЗО, – сказала прокурор.

В качестве отягчающего обстоятельства при назначении наказания для всех подсудимых Оксана Радостина просила суд учесть их состояние алкогольного опьянения в момент убийства. Смягчающим назвала их юный возраст и состояние здоровья. У всех троих есть психические расстройства, при этом они признаны вменяемыми.

В итоге Оксана Радостина попросила для Сергея Н. и Алексея У. по 10 лет колонии общего режима – максимальный срок наказания, который могут получить несовершеннолетние преступники. Алексея Щ. она предложила суду отправить в колонию строгого режима на 16 лет.

 
 

«Били, но не убивали»

Адвокат Владимир Таликов попросил суд смягчить статью для своего подзащитного Алексея Щ. на причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч.4 ст. 111 УК РФ). В пользу своей версии он привел аргументы. Таликов настаивал, что умысла убивать Даниила П. у парней не было, его «хотели проучить».

– Алексей Щ. первый прекратил избиение, когда Даниил еще подавал признаки жизни. Тушил подожженные на его теле волосы. Алексей только на следующий день осознал, что в результате их действий погиб человек. Не было мотива убить. Избиения продолжались с 19:30 до 3 часов ночи. Если бы был умысел, Даниил П. был убит намного раньше,– отметил Владимир Таликов.

Защитник напомнил, что Алексею Щ. было чуть больше 18 лет, когда он забил человека, рассказал про его задержку психического развития и попросил суд наказать парня как несовершеннолетнего.

Адвокат Елена Юдина также попросила суд о переквалификации дела, напомнив, что Сергей Н. полностью признал свою вину и «искренне раскаялся». Она пояснила, что ко времени убийства Даниила П. «вопрос с ноутбуком был решен».

– Сергей Н. знал, что ноутбук украл не Даниил, а взял его знакомый. К Даниилу у него претензий не было, не было неприязни, – сказала Юдина.

Коллег с просьбой о переквалификации дела поддержала и Ирина Чечурина, адвокат Алексея У. Она попросила учесть состояние здоровья парня и применить к нему минимальное наказание.

«Нечего сказать»

Когда судья Александр Кавешников дал слово подсудимых, те были единодушны, сообщив, что им «нечего сказать». В последнем слове Алексей У. все также решил промолчать, раздражая участников процесса своей глуповатой улыбкой. Парень еще на первых заседаниях объяснил ее и свой внезапный смех «нервным тиком».

– Хотелось бы извиниться перед потерпевшей, хотя мои извинения уже ничего не дадут, – сказал Сергей Н.

Попытку попросить прощения у Светланы П., матери Даниила сделал и Алексей Щ., что-то пробормотав про «соболезнования». Однако тут же заявил о несправедливости обвинений.

– Со 105-й (статьей УК РФ об убийстве – РИА «Воронеж») не согласен и никогда не буду соглашаться. Срок очень большой буду сидеть. Я с ним тоже не согласен, – сказал Алексей Щ.

«Убили за что?»

 
 

За прения дважды сказала речь Светлана Николаевна, мать убитого. Женщина потеряла единственного сына и осталась совсем одна. Данила запомнился друзьям жизнерадостным и светлым человеком. Верил в Бога, постоянно ходил в Богоявленский храм, увлекался театром, играл в постановках продюсерского центра «Крылья мечты». Незадолго до смерти парень написал на своей странице в соцсети: «Как же я вас всех люблю, дорогие мои!».

Светлана П. уверена, что «казнь сына спланировали». Она призналась, что шоке от зверств, которые пришлось пережить ее Даниле перед смертью. Женщина постоянно пьет успокоительные. В разговоре с журналистом РИА «Воронеж» Светлана Николаевна рассказала, что трудно дается каждое заседание, как она переживать этот кошмар заново.

– Им на все наплевать. Сидят и смеются. Смеются над нами,– указала Светлана Николаевна на стеклянную клетку с тремя парнями. – Я прошу наказать их как можно строже. Но это невозможно, несовершеннолетним больше 10 лет не дают. Тогда пусть с ними также – ногами прыгать по голове, поджигать зажигалкой.

От волнения и эмоций Светлана Николаевна срывалась на крик. Но настоящую бурю в ней вызвали слова адвоката Сергея Н. об отсутствии претензий к Даниилу по поводу украденного ноутбука.

– Если украл другой, за что же тогда его били? За что убивали? На нем за что отыгрались? Почему убивали, если не было неприязни. Пусть объяснят причину убийства, – возмущалась мать.

Женщину с трудом успокоили, на чем прения сторон завершились. Суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter