13 Декабря 2018

четверг, 01:00

$

66.24

75.71

Полет Вальпургии

, Воронеж, текст — Леонид Диденко, фото — Леся Полякова
  • 1830
Полет Вальпургии

В книжном клубе «Петровский» продолжает показывать спектакли-«читки» проект «текстПортал», созданный по инициативе актера Камиля Тукаева.

В новой постановке «текстПортала» - «Круженье под вальс к «Вальпургиевой ночи» актерам удалось воссоздать атмосферу угнетающего абсурда. «Кружение» - пьеса о людях, вечно делающих не то, что собирались, получающих не то, что хотели и сохранивших мало светлых воспоминаний о завершающейся жизни. Мы раньше знали, что ни богатство, ни известной не мешают быть безнадежно несчастными. Теперь на рассказали о вкусе устриц те, кто их точно пробовал.

Участники литературно-театрального проекта «текстПортал» словно специально берутся только за весьма сложный материал. Для второй своей «читки» они избрали пьесу воронежского литератора Марка Берколайко «Круженье под вальс к «Вальпургиевой ночи». Как рассказал сам автор, пьеса написана более двадцати лет назад и одной время ходила в рукописи по столичным театрам. «Это невозможно поставить, - было общее мнение. И, надо думать, не из-за цензуры. «текстПорталу» постановка удалась, хотя и потребовала технических изысков. Например, часть реплик актеры подают с видеозаписи, транслируемой во время спектакля.

В центре действия – многолетний поединок между двумя уже немолодыми мужчинами: советским дипломатом и его другом-врагом, поэтом и журналистом. В пьесе довольно много советских реалий, чтоб ее осовременить, дипломата пришлось сделать бизнесменом, а по тексту разбросать упоминания сегодняшнего дня, например, интернет.

Можно предположить, что оба героя – две стороны автора, который, как известно, впоследствии стал бизнесменом с неоднозначной репутацией, еще несколько лет бывший любимой мишенью воронежских коммунистов, как предприниматель, приближенный к тогдашнему губернатору Владимиру Кулакову. Кстати, Сергей Карпов в роли дипломата-бизнесмена был чертовски похож на Марка Берколайко, как тот выглядел во времена «Воронежинвеста».

Напомню, Вальпургиева ночь – праздник весны, с древних времен отмечавшийся в европейских странах в ночь на 1-е мая. Торжество жизни, любви и разных жизненных излишеств. Из-за последнего его связали с ведьмовским шабашем. Хотя один из основных ритуалов празднования Вальпургиевой ночи – всего ли хоровод вокруг Майского дерева. Тема кружения, хоровода ли, колеса сансары подчеркивается в пьесе Берколайко постоянно: и в карусели, которая регулярно появляется на видео, и в карусельный коньках, на которых сидят герои, и в монологе безумной девочки о том, как поймать дьявола. Но, увы хороводят они отнюдь не вокруг Майского дерева. 

Герои чудовищно несчастны. А как выясняется в конце пьесы, еще и смертельно больны. Мужчины пытаются выглядеть сильными, иронизируя друг над другом и над собой, женщина, в которую оба были влюблены и на которой хозяин жизни женат, уже ничего не пытается. Жизнь не удалась. В относительно выгодной позиции находится герой Камиля Тукаева, поэт, но именно с него начинается парад скелетов, с его попытки самоубийства – насколько искренней, насколько на публику – он не знает и сам. Собеседник называет его «одним из лучших поэтов России», но, его слова ничем не подтверждаются. По-моему, только Набоков не только сделал героем своей романа гениального писателя, но и сумел его гениальность показать. Какие стихи может написать человек, живущий без любви и даже радости, догадаться трудно. Экс-дипломат словно бы оправдывается за свою жизнь, вспоминает, как помогал опальным, а сам не получил от них моральной помощи в трудный момент. О своей важной государственной работе он вообще не вспоминает – похоже, не такой уж важной она и была. Ни в чем разобраться они уже не могут, и даже не прощают друг друга, а просто расходятся. Такое ощущение, что дьявол, которого девочка хочет поймать в горящую карусель, остался жив-здоров.

Кажется, Владимир Войнович написал про Варлама Шаламова: нельзя рисовать одной лишь черной краской, в шаламовском аду не осталось места ни для каких человеческих чувств. «Кружение под вальс» в своем роде не менее безнадежно, поэтому актерам приходится прибегать к грубым приемам: герой Сергея Карпова то бьет кулаком по столу и кричит на свою больную дочь, то исповедуется с трагическими интонациями, герой Тукеева кривляется и стонет, Надежда Леонова в роли Елены угрюмо констатирует, что прожила всю жизнь «ристалищем» для этих двоих. Напомню, из четырех участников спектакля один народный артист и два заслуженных. Если б можно было действовать скальпелем, а не бензопилой – они бы это сделали.

Кстати, убедится в том, что автор заметки идиот и ничего не понял, можно хоть завтра – 13 февраля в «Петровском» снова дадут «Круженье под вальс к «Вальпургиевой ночи». В течение сезона пьесу Марка Берколайко покажут еще несколько раз. 

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: