18 октября 2021

понедельник, 01:43

$

71.24

82.73

Певица Нуки в Воронеже: «Не хочу из-за “Голоса” превратиться в корпоративного кавер-артиста»

, Воронеж, текст — , фото — Наталья Трубчанинова
  • 37221
Певица Нуки в Воронеже: «Не хочу из-за “Голоса” превратиться в корпоративного кавер-артиста» Певица Нуки в Воронеже: «Не хочу из-за “Голоса” превратиться в корпоративного кавер-артиста»
Солистка группы «СЛОТ» – об анархисте Лепсе, худших песнях Билана и мнимых рок-идолах.

Московская альтернативная рок-группа «СЛОТ» презентовала в Воронеже новый, седьмой по счету, альбом Septima в воскресенье, 16 октября. Перед выступлением вокалисты коллектива Нуки (Дария Ставрович) и Игорь «Кэш» Лобанов рассказали, какие надежды питают на участие Нуки в шоу «Голос», чьи концерты готовы посещать вечно, нужно ли рок-музыканту профессиональное образование и какой подарок группа готовит поклонникам к Новому году.

Выступление Нуки на «слепых прослушиваниях» в шоу «Голос» имело эффект разорвавшейся бомбы. От мощного вокала певицы Дима Билан попытался укрыться, свернувшись на кресле калачиком. Полина Гагарина слушала весь номер с открытым ртом и позже призналась, что Даша «припечатала» всех судей. Леонид Агутин в знак уважения хлопал Нуки стоя. И только Григорий Лепс воздержался от оценки голоса певицы, обратив внимание лишь на ее неординарную внешность и предложив для следующего номера надеть бальное платье. В команду Лепса, по совету друга, Дария и направилась.

– Даша, ваше участие в проекте «Голос» обусловлено желанием продвинуть группу «СЛОТ» в массы. Неужели у нас в стране все так плохо с альтернативной музыкой, что приходится действовать таким «попсовым» способом?

Дария Ставрович: – Вы же видели, какое удивление и недоумение у наставников и зрителей вызвало мое появление на Первом канале! Я сама в шоке. Я не знала, что телевидение до сих пор оказывает такое мощное влияние на наших людей.

Игорь Лобанов: – Это делается не столько для группы «СЛОТ» или сольного проекта Нуки, сколько для развития альтернативной музыки в целом. В нашей стране нет инструментов для продвижения этого направления, тяжелая музыка находится вне системы шоу-бизнеса, никак не поддерживается. Эту стену не пробить. Мы надеемся создать в ней брешь с помощью Нуки, чтобы подобные коллективы тоже могли показать себя. Может, и система поймет, что с такой музыкой можно и нужно работать. Группе «СЛОТ» в 2016 году будет 15 лет. В нас не вложено ни копейки, мы до сих пор неформат, нас нет в ротации нигде. И как в этом контексте общаться с Вечностью? Поэтому поход Нуки на «Голос» – это, может быть, как раз разговор с Вечностью с черного входа.

– Почему сами не пошли на «Голос», а бросили девушку на амбразуру?

И. Л.: – Я не умею петь так, как Нуки.

Д.С.: – Мы с Кэшем договорились: если я иду на «Голос», то он идет на Rap Battle TV (смеется). Там, кстати, просмотров даже больше, чем у «Голоса».

Фото – Наталья Трубчанинова

– Для конкурса «слепых прослушиваний» вы выбрали не совсем типичную для вашего жанра композицию Zombie группы The Cranberries. Это такой хитрый ход?

Д.С.: – Вообще, на кастинге я исполняла KoRn. Приемная комиссия сказала: «Это, конечно, круто, но не хит». Разумное окружение победило. Пришлось выбрать песню, которую хорошо знают люди.

И.Л.: – В любом случае все офигели! Не только потому, что Нуки, представитель неформатной сцены, оказалась на этом шоу, а больше от того, как она это сделала! Физиологически феноменальное выступление. Даже Гагарина схватилась за горло, потому что она профессионал и понимает, насколько пение было экстремальным. Таких, как Нуки, еще поискать надо. Их единицы. Нуки уже сделала всех на этом проекте, включая Панайотова. Видео ее номера на YouTube за несколько дней собрало 1,5 млн просмотров!

Д.С.: – Да, у меня сейчас просмотров больше всех, и это стремно, конечно. Потому что это явно не аудитория «СЛОТа». Пишут много разных комментариев, я их не читаю. Зачем тратить свою энергию? Кто-то плюнул – завтра забыл.

– Вам важна победа в этом проекте?

Д.С.: – Даже не знаю. Я прочитала контракт и поняла: лучше не побеждать. Иначе попадешь в некое рабство. А в рабство я не хочу. Не хочу участвовать в чесе по стране, тем более с кавер-песнями. Превращаться в корпоративного кавер-артиста я не собираюсь.

И.Л.: – Идеально, если бы Нуки победила, а ей бы запретили гастролировать, как иеромонаху Фотию (смеется).

– Если бы Григорий Лепс к вам не повернулся, кого бы из наставников выбрали?

Д.С.: – Не знаю. Лепс дает свободу. Вся его команда предоставлена самой себе. Для меня это важно. Я знаю, что Агутин реально сам занимается со своей командой. Как музыканта я его очень уважаю, но у него совсем не та эмоциональная палитра, которая есть во мне. Думаю, он многое бы не понял и, может быть, не позволил мне в плане творчества. А Лепсу, образно говоря, плевать. Песни я выбираю сама. Но их, кроме Лепса, еще должен утвердить Юрий Аксюта. Пока мой выбор их устраивает.

– Вы знакомы с творчеством Димы Билана? Можете напеть хоть одну его песню?

Д.С.: – Ой, неожиданный вопрос! (Смеется). Я знаю его самую, наверное, позорную песню из раннего творчества про «Мулатку-шоколадку». Как артист он хорошо жарит, я видела пару выступлений. Поет вживую – молодец!

И.Л.: – А я знаю целых две песни Билана: «Ночной хулиган» и «Невозможное возможно».

Фото – Наталья Трубчанинова

– Давайте вернемся к вашему наставнику. Какой Григорий Лепс по характеру?

Д.С.: – Я не знаю, добрый Лепс или злой. Он анархист. Человек без купюр. У него есть свой драйв природный. Мне кажется, его привлекает моя манера пения. Как-то он обронил фразу: «Не понимаю, почему я раньше тебя не слышал». Многие считают, что наставники на «слепых» прослушиваниях играют на публику: мол, они не знают некоторых артистов в лицо – в частности, меня. Это не подстава. Они реально не знали группу «СЛОТ»! Вроде бы мы живем в одной стране, но, получается, находимся абсолютно в параллельных Вселенных.

– Кто из команды Лепса вам наиболее импонирует?

Д.С.: – Меня привлекает то, что у него в команде совершенно разные персонажи скопились. Классный чувачок Кирилл Бабиев, который пел на «слепых» Linkin Park – он пошел к Лепсу, и я понимаю, почему. А к кому еще?

– С кем из своей команды не хотели бы участвовать в «поединках»?

Д.С.: – Есть некоторые барышни, которые совершенно выпадают из моего понимания музыки и жизни в целом. С ними я бы петь не стала. К счастью, Лепс это тоже понимает.

– Готовы надеть бальное платье, в котором вас так хотел видеть Лепс?

Д.С.: – Нет, конечно! Да и Лепс сразу передумал.

– Дайте совет начинающим певцам, которые, как вы, хотят владеть скримом (вокальный прием, основанный на технике расщепления связок). Как научиться, не навредив при этом голосу?

Д.С.: – Постановкой голоса нужно заниматься только с профессиональным педагогом, это делают в оперных школах. Это важно, иначе долго не пропоешь. А потом у всех начинаются уже свои школы. Скриму я училась сама: поначалу слушала, снимала технику, кряхтела, плевалась. Потом нащупала свою манеру и взяла несколько уроков у специалистов.

Фото – Наталья Трубчанинова

– Как ухаживаете за голосом?

Д.С.: – Нужно высыпаться, и желательно, когда болеешь, нагрузок на голос не давать. Что, увы, практически невозможно при нашем темпе жизни. Я честно скажу: да, мне иногда приходилось выходить на сцену больной. И за всю практику был только один концерт, который я не отменила и до сих пор жалею об этом. Ничего хорошего из этого не вышло: и концерт неудачный получился, и мне потом было очень плохо. Не всегда надо лезть на амбразуру.

– Нужно ли профессиональное вокальное образование рок-музыканту?

Д.С.: – Вокальное образование – это ликвидация музыкальной безграмотности, не более того. У меня есть образование, потому что маме нужна была корочка.

И.Л: – Я тоже закончил вуз, правда, спортивный, исключительно для папы. Ему было хорошо, что у меня есть корочка. Если вдруг у меня будут дети, я точно на получении высшего образования настаивать не буду. Считаю это потерянным временем.

– Даша, вы в группе «СЛОТ» уже десять лет. В какой период поняли, что вы не просто вокалистка, а настоящая фронтвумен? Как быстро ребята приняли вас в коллектив и дали свободу действий?

Д.С.: – Это был плавный процесс, связанный с приобретением опыта, не только сценического. Мне кажется, с альбома «Тринити» я начала себя чувствовать, как дома.

И.Л.: – Главное даже не решение и не право голоса в коллективе. Нуки же не только поет, но и придумывает массу музыкального и текстового материала. С альбома «Тринити» Нуки заявила о себе как о хорошем музыканте, а уже с последующими пластинками – и как текстовик.

– Вы продолжаете чему-то учиться у ребят?

Д.С.: – Безусловно. Мне кажется, мы сами, каждый по отдельности, продолжаем чему-то учиться. Это бесконечный процесс.

И.Л.: – У любого человека можно чему-то научиться. А за Нуки вообще все время тянуться приходится по многим параметрам. Она такой стимулирующий элемент нашей группы.

Фото – Наталья Трубчанинова

– Игорь, а кроме творческих моментов, что привнесла Даша в группу? Может, она вас вкусно готовить научила или соблюдать чистоту?

И.Л.: – Вкусно есть научила! И не убираться за собой! (Смеется).

Д.С.: – Я антибытовой человек совершенно.

– В 2011 году вы записали песню «Фонари» с воронежской группой «Обе-Рек». Планируете посотрудничать еще с кем-то из наших земляков?

Д.С.: – Сейчас большинство групп для меня немножко out of style. Вообще, я очень избирательно отношусь к совместному творчеству: если песня прям снесет мне голову, тогда можно.

– Ваш новый альбом Septima, как и предыдущий «Шестой», записан при финансовой поддержке поклонников. А вы сами когда-нибудь участвовали в краудфандинге?

Д.С.: – Нет. К сожалению, мы пока не в состоянии помогать финансово.

И.Л.: – Я один раз помогал знакомым музыкантам. Они предложили: «Давай сейчас ты кинешь денег нам, а потом мы – вам!». На том и порешили (смеется).

– Одним из самых дорогих лотов для ваших акционеров на краудфандинговой платформе был «вечный билет» на два лица на концерты «СЛОТа». А вы на чьи концерты готовы ходить вечно?

И.Л.: – Да это же скукотища! Тогда группе очень часто нужно будет менять программу, чтобы мне не надоело. Вряд ли есть такой артист, на концерт которого я бы пошел, скажем, три раза подряд.

Д.С.: – А я бы пошла. На Meshuggah точно бы сходила, но они так редко приезжают в Россию. На Björk пошла бы, конечно. К сожалению, тоже редкая пташка в нашей стране.

– У вас же есть кавер на Björk. Вы ей платите какие-то денежные отчисления?

Д.С.: – Нет. Мы делали этот кавер только в концертном виде. Теперь, по закону, даже на YouTube его нельзя выложить, сразу банят. Хотя песню трудно узнать.

– Как относитесь к каверам на себя?

Д.С.: – Отлично. Мы даже специально выкладываем в соцсети минусовки, чтобы все могли спеть.

И.Л.: – Кстати, мы уже два альбома пропустили. Надо бы собрать с них минусовки – будет отличный подарок поклонникам к Новому году!

– Даша, вы как-то сказали, что счастье – это когда человек не стоит на месте, ищет новые цели, и его девизом становится фраза «я попробовал это в первый раз». Вот вы что сделали в первый раз в 2016 году?

Д.С.: – Съездила в Индию, поучаствовала в «Голосе», как зритель посетила фестиваль Sziget в Будапеште и еще несколько мелких движений. Самое крутое впечатление на меня произвел, наверное, Sziget. Этот фестиваль покорил меня всем, начиная от инфраструктуры (нам до него еще расти и расти) и заканчивая мультимузыкальностью своей. Там такой «вкусный» винегрет был! Днем выступают Sigur Ros, вечером Sia, Rihanna – все на одной сцене. При этом есть еще семь разных площадок. Просто потрясающе! У них среди зрителей нет такого строгого разделения жанров, как у нас в России: когда ты идешь на концерт, то будто конфессию на себя какую-то принимаешь. Там к этому относятся проще: поп, рэп и рок-фанаты прекрасно существуют вместе. Из-за этого, как мне показалось, там люди более счастливые. У нас же очень развита преемственность поколений: отец слушает «Алису», старший сын, младший сын, внуки. И ни шага влево или вправо.

И.Л.: – В России, если ты слушаешь определенный жанр музыки, то обязательно должен иметь какую-то позицию. «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан» – у нас вот так происходит.

– Вы часто слушаете «стороннюю» музыку? Как вас занесло в 2015 году на концерт 30 Seconds To Mars?

Д.С.: – Меня достаточно часто на странные концерты заносит. А это был самый скучный концерт в моей жизни! Мы там спали. Я не знаю, что люди в этой группе находят. Самое главное, что я для себя вынесла: 30 Seconds To Mars на пластинках и вживую – вообще разные вещи. В студии они очень красиво и хорошо пишутся. А вживую – это какие-то ужасные хоровые песнопения под акустическую гитару.

И.Л.: – При этом нам очень нравится их альбом A Beautiful Lie – он прекрасный. После него, как мне это видится, за 30 Seconds To Mars взялся ужасный продюсер группы U2 и напродюсировал.

– Даш, а чисто по-женски, Джаред Лето – красавчик?

Д.С.: – Я ему не верю. Как будто он играет рок-звезду. И визуально он меня раздражает. Поначалу он был достаточно естественен, в нем был драйв. А потом он сдулся и превратился в какую-то куклу, которая делает движения, подснятые у разных рок-музыкантов. Для меня Джаред Лето – безликий.

– Расскажите, в каком настроении вам лучше сочиняется – в грустном или в веселом?

И.Л.: – Это состояние не поймаешь. Иногда бывает такое ощущение, что ты не сам это пишешь, а кто-то управляет тобой. Словно наваждение. Я в какой-то момент понял, что на меня хорошо действует московское метро.

– И часто вас там можно увидеть?

И.Л.: – Постоянно. Я пешеход. Я не умею водить машину. И не хочу. У меня есть несколько поводов этого не делать.

Д.С.: – Я тоже пешеход и пересаживаться в машину пока не планирую. Кэш вообще говорит, что мне за руль садиться нельзя. Я фанат самоката, очень позитивный вид транспорта.

Фото – Наталья Трубчанинова

– Вас на улице узнают?

Д.С.: – Достаточно часто. А после эфира в «Голосе» вообще какой-то бум начался. Был такой небольшой промежуток времени, буквально несколько часов, когда я думала: «Ой, кажется, я проснулась знаменитой!». Люди подходят на улице и задают простые человеческие вопросы из любопытства – в основном про Лепса, какой он. Или желают удачи, говорят, чтобы порвала там всех! Мне приятно такое внимание. Оно позитивное и ненадоедливое.

– Какая вы вне сцены, когда не надо краситься, надевать эпатажные костюмы?

Д.С.: – Ну, дреды-то я никуда не дену! (Смеется). В жизни я не так сильно меняюсь. Если вдруг меня заносит в троллейбус, бабушки при виде меня могут и перекреститься.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: