14 апреля 2021

среда, 05:48

$

77.25

91.92

Не сдаваться. Как преодолевает трудности воронежская многодетная семья с сыном-инвалидом

, Новоусманский р-н, текст — , фото — из архива семьи Тройновых
  • 10798
Не сдаваться. Как преодолевает трудности воронежская многодетная семья с сыном-инвалидом Не сдаваться. Как преодолевает трудности воронежская многодетная семья с сыном-инвалидом
У Ильи из поселка Отрадное детский церебральный паралич

У 17-летнего жителя новоусманского поселка Отрадное Ильи Тройнова детский церебральный паралич. Он нуждается в постоянной заботе близких. При этом у его родителей еще двое младших детей.

Как семья боролась с недугом старшего сына, какие испытания пришлось преодолеть и что придает сил, рассказала многодетная мать Наталия Тройнова.

Упущенное время

Наталия Тройнова со своей семьей жила в военном гарнизоне в Свердловской области. Пять лет назад, после того как ее муж Олег вышел на военную пенсию, они переехали в Воронежскую область. На субсидию купили дом в Отрадном, поближе к родителям, которые живут в Воронеже.   

В семье трое детей: шестилетний Тимофей, 12-летняя Катя и старший, Илья. Парень не может сам сидеть, говорить, не может выражать эмоций, но мать понимает его полностью.

– Я вижу, когда сын радуется или когда ему грустно, – утверждает Наталия. – Он любит смотреть детские мультики, особенно про Лунтика. Ему нравится, когда мы читаем ему вслух…

Несчастье случилось во время родов. Как предполагают родители Ильи, врачи то ли не установили диагноз, то ли просто решили скрыть его. Молодую мать выписали с ребенком домой. Примерно через месяц Наталия поняла, что с малышом что-то не так: у него были аллергия и дисбактериоз, он выглядел истощенным. Мальчика положили в больницу, и во время капельницы у него начались судороги. Врачи поставили диагноз «эпилепсия».

– Когда Илье было полтора года, мы приехали в отпуск в Воронеж. Знакомые посоветовали обратиться к детскому врачу-неврологу Борису Рыжкову, который принимал в областной детской больнице, – вспомнила Наталия.

На тот момент Илья не держал голову и целыми днями спал. Доктор впервые провел полное обследование. Сделали МРТ мозга, проконсультировались с генетиками. В итоге – диагноз «ДЦП» и комплексное лечение, в том числе противосудорожными препаратами.

– Борис Николаевич сетовал, что время было упущено, и говорил, что если бы сын попал к нему до трех месяцев, то были бы совсем другие результаты, – продолжила Наталия. – Мы приезжали к нему с Илюшей в Воронеж раз в полгода.

Пролитые слезы

Поначалу у родителей была мысль обратиться к заграничным врачам, но благотворительный фонд отказал в сборе денег.  

Друзья предложили Тройновым съездить с Ильей в Германию и пройти там реабилитационный курс. Они же помогли собрать деньги. Так, Наталия с сыном побывали в клинике в Бранденбурге, где дотошно расспрашивали обо всем, начиная с беременности и родов. Там-то доктора и объяснили, что причина болезни Ильи кроется в ошибках, которые допустили врачи во время родов.

Когда семья жила в военном городке, все сочувствовали родителям особенного ребенка. По словам Наталии, они с мужем никогда не стеснялись своего сына, одевали его модно и стригли в парикмахерской. Дети сослуживцев мужа не чурались Ильи и играли с ним. Иногда встречались незнакомые люди, которые косо смотрели на ребенка, но мать старалась не обращать на это внимания.

– Первые два года после рождения Ильи я была глубоко в себе, не могла принять, что мой сын – инвалид. Не хотела даже думать об этом. Столько было пролито слез… – призналась Наталия Тройнова.

В больницах она наслушалась от других мам детей-инвалидов, что мужья часто не выдерживают и уходят. Под впечатлением Наталия однажды сказала мужу, что не держит его и поймет, если он их покинет. Но Олег ответил: «Ты с ума сошла?»

По словам Наталии, он и сам пережил немало испытаний. До свадьбы несколько раз участвовал в военных действиях в Чечне, многого насмотрелся. После первой командировки Олег решил принять крещение. В одной из поездок он получил серьезные ранения. Тройнов находился в вертолете, когда его подбили и он загорелся. Мужчина получил многочисленные ожоги лица и рук. Будучи тогда еще невестой, Наталия долго искала Олега и нашла в госпитале. Он иногда шутил, что если бы она не приехала к нему, то и не женился бы.

– Командир бригады прочил мужу большое будущее, для этого нужно было поступать в военную академию, – рассказала Наталия, – но после ранения его перевели в штаб. В 27 лет он получил звание подполковника. Муж – моя поддержка и опора. 

«Желанные и выстраданные»

Родители все свободное время проводили с сыном. Помогать было некому – родственники далеко. Всюду брали Илью с собой – и в магазин, и с друзьями на природу.

Известие, что она ждет второго ребенка, оказалось для Наталии большим испытанием.  

– Как-то один врач сказал: «Вы должны бороться за своего сына, дети никому не нужны, кроме своих родителей», – вспомнила женщина. – Я понимала, что Илья – наш крест, и очень его любила. А тут неожиданно оказалось, что придется делить эту любовь еще на одного ребенка. И даже казалось, что сын от этого пострадает.

Но когда родилась дочка Катя, а потом младший сын Тимофей, все встало на свои места. Для каждого ребенка в сердце матери находится любовь – и к каждому своя.

– Все дети в нашей семье – желанные и выстраданные, – говорит Наталия. – Нелегко они нам дались. Поэтому мы и считаем с мужем, что они у нас самые замечательные.

Родители объясняют младшим, что брат у них особенный, о нем нужно заботиться. Дочь может и покормить Илью, и присмотреть за ним. Теперь, когда семья живет в своем доме, у юноши есть отдельная комната, его вывозят на коляске погулять во дворе, а летом в жару он купается вместе с младшими в бассейне.

– Конечно, наш семейный ритм зависит от распорядка дня Ильи, – заметила многодетная мать. – С утра развезу детей в детский сад, школу, потом постепенно начинаю будить старшего. У него постоянная судорожная готовность, и его нельзя резко тревожить.

Когда Илья проходил реабилитацию в Германии, спонсор подарил ему тренажеры. По словам Наталии, занятия необходимо проводить каждый день, без перерыва. Папа помогает Илье заниматься на мотомеде (тренажер в виде велосипеда) или ставит его на вертикализатор – специальное оборудование для детей с детским церебральным параличом. Когда ребенок стоит, все системы организма начинают работать правильно.

Оптимизм

Илью возили на реабилитацию и в Грецию. Там с ним занимались хорошие логопеды, так как он плохо жевал и ел только протертые блюда. Теперь парня кормят более плотной пищей.

Илья очень чуткий, с матерью и отцом ведет себя по-разному. С папой – по-мужски сдержанно. Очень любит, когда приходит бабушка, заглядывает ей в глаза.

– Когда раньше я наблюдала, как мамы ругают своих здоровых детей, что они всюду лезут, то думала: пусть лезут, ломают, лишь бы были здоровы. Помню, еще беременная дочкой, с радостью представляла, как она будет греметь кастрюлями, – поделилась Наталия. 

Она – оптимист. Считает, что большинство проблем можно решить, нужно только не сдаваться. Но иногда задает себе вопрос: «За что им такие испытания?» И не находит ответа. Зато точно знает, что проблемы с сыном сделали их семью сильнее и дружнее. И что вместе они со всем справятся.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: