19 июня 2021

суббота, 21:42

$

72.22

85.99

Не норма. Воронежские эксперты – о том, как бороться с психологическим насилием

, Воронеж, текст — , фото — Роман Демьяненко (из архива)
  • 4990
Не норма. Воронежские эксперты – о том, как бороться с психологическим насилием Не норма. Воронежские эксперты – о том, как бороться с психологическим насилием
Способы распознать, признать и побороть абьюз

Домашнее насилие – серьезная проблема, которая долгое время оставалась «личным делом» и не обсуждалась в широких кругах. Сейчас жертвам бытового насилия помогают активисты, участники разных общественных и благотворительных организаций, убежище предоставляют кризисные центры. В последние пару лет открыто начали говорить и о не менее серьезном насилии – психологическом. И его жертвам тоже стали активнее помогать.

Есть ли возможность понять, что партнер – абьюзер, до того, как начались серьезные проблемы? Только ли к психологу можно обратиться в случае психологического насилия? Существует ли шанс сохранить отношения и сделать их здоровыми? Мнения экспертов – в материале РИА «Воронеж».

Фото – Роман Демьяненко (из архива)
Фото – Роман Демьяненко (из архива)

Как распознать абьюзера?

В последнее время насилие, в том числе психологическое, модно называть словом «абьюз» (от английского abuse – оскорблять, злоупотреблять). Абьюз проявляется в игнорировании мнения партнера, принуждении к тем или иным поступкам, манипуляциях и нарушении личных границ в разных формах: физической, сексуальной, экономической и психологической. В роли агрессора может выступать как мужчина, так и женщина. Психолог Светлана Берлева пояснила, как понять, что партнер – абьюзер.

– Заподозрить в человеке абьюзера можно, если он неуважительно отзывается о прежних партнерах/партнершах, проявляет неуважение к вам, делает одолжения, о которых вы не просили, контролирует, ревнует, требует физической близости как доказательства любви, стремится быстро перейти к серьезным отношениям, шантажирует. Насторожиться стоит и если ваш партнер ни в чем не признает своей вины – всегда находит в оправдание уважительную причину, придерживается двойных стандартов: устанавливает для себя и вас разные правила, иначе относится к вам при посторонних. Если вы видите в своем новом партнере признаки потенциального абьюзера, как можно раньше скажите ему прямо и четко, что такое поведение для вас неприемлемо и вам придется прекратить отношения, если оно продолжится. Если партнер будет вести себя по-прежнему, прекратите встречаться на достаточно долгое время. Не продолжайте видеться с предупреждениями «на этот раз я всерьез», потому что абьюзер интерпретирует ваше поведение ровно наоборот. Если все повторяется или вы видите другие признаки, которых не замечали раньше, не давайте нового шанса.

Фото – Андрей Архипов (из архива)
Фото – Андрей Архипов (из архива)

Почему жертвы часто не осознают проблему?

Специалисты отмечают: при наличии эмоциональной вовлеченности сложно объективно оценить отношения и понять, что идет не так.

Психолог Наталья Сустретова рассказала, что проявления абьюза нередко воспринимаются как норма:

– Насилие и уничижение имеют явные формы (вербальная, физическая агрессия) и неявные (газлайтинг, эмоциональный шантаж, манипуляции). Часто унижение и нарушение психологических границ является своего рода нормой взаимодействия. Практически всегда жертвы по-настоящему абьюзивных отношений «привыкли» к унижению, психологическому насилию, непринятию еще в детстве. И во взрослой жизни на ранних этапах взаимодействия они путают нарушение границ с заботой и другими позитивными вещами. Только тогда, когда уровень агрессии становится запредельным или психологический дискомфорт накапливается в психологическое расстройство и заболевания, начинают осознавать, что что-то идет совсем не так. Вот тогда полезно понять: из каких соображений я терплю такое обращение? Есть ли моя доля ответственности? Можно ли что-то изменить или надо спасаться?

Наталья Сустретова сообщила, что абьюзеры обращаются за помощью реже, чем их жертвы, и запросы обычно связаны с сопряженными проблемами:

– В целом абьюзер переносит ситуацию легче, потому что свободное обращение со злостью дает ему ощущение собственной правоты и силы.

Почему из абьюзивных отношений сложно выйти?

Казалось бы, какой смысл оставаться с тем, с кем некомфортно? Оказывается, психика бессознательно подстраивается под ситуацию, чтобы защититься.

– Терпеть уничижение разного рода очень токсично. Особенно в близких отношениях, в которых мы по умолчанию незащищены, ждем заботы и менее готовы к удару, чем в социуме. Психика склонна защищаться от хронического стресса. При любом стрессе организм мобилизует все силы на изменение ситуации. Его длительное функционирование в таком состоянии невозможно, он начинает адаптироваться к стрессу, чтобы расслабиться. Один из вариантов адаптации – самообман ради самосохранения здесь и сейчас. В состоянии нервного перенапряжения сложно думать на перспективу. Жертва абьюза начинает создавать себе систему иллюзий, цель которых – убедить себя, что все, что происходит, нормально. Человек может поверить, что сам виноват, созависим, избыточно понимать и даже жалеть абьюзера, преувеличивать опасности разрыва, романтизировать деструктивные отношения, – рассказала Наталья Сустретова.

Фото – Роман Демьяненко (из архива)
Фото – Роман Демьяненко (из архива)

Она подчеркнула: чтобы исправить ситуацию, нужно посмотреть на нее трезво, а самостоятельно это сделать сложно – необходимы помощь и поддержка со стороны.

Кто же может помочь?

– Человеку нужно что-то, что включит его систему ценностей и реалистичную оценку ситуации. Это может быть кто-то из близких, даже ребенок, специализированные службы, психолог. В этом вопросе очень важна система поддержки окружения. Если окружение неподдерживающее, то можно обратиться в специализированные организации, сообщества, группы и получить квалифицированную юридическую, социальную и психологическую помощь. Нужно, чтобы эти специалисты ориентировались в теме деструктивных отношений, имели широкую клиентскую базу или свой опыт совладания с подобной ситуацией. Это очень важно, чтобы не случилась виктимизация жертвы – объяснение происходящей несправедливости ее личностными особенностями, – пояснила Наталья Сустретова.

По ее словам, за психологической помощью иногда обращаются пары, в которых есть потенциал сохранения семьи, но взаимодействие для обоих стало непереносимым. Часто там всплывает проблема обоюдного нарушения границ при отсутствии навыков взаимопонимания и проявления любви. Многие пары не понимают, что их проблема – абьюз.

Осознать и обсудить проблемы вместе способен помочь не только психолог, но и медиатор – специалист, чья работа заключается в налаживании грамотного диалога между сторонами конфликта. Медиация – это процедура урегулирования споров с участием третьей нейтральной стороны. В России о работе медиатора знают немногие, хотя есть закон, регулирующий эту процедуру.

Профессиональный медиатор Центра правовых инноваций и примирительных процедур ВГУ Айзанат Магомедова отметила:

– Медиатор может помочь, как лицо нейтральное и не вовлеченное в эти отношения, потому что видит ситуацию со стороны. Часто приходится сталкиваться с тем, что вторая сторона не желает участвовать в медиации. Очень важно, чтобы в этом случае первая не пыталась вторую уговорить самостоятельно, а привлекла профессионального медиатора. При работе со сторонами в первую очередь мы информируем о том, что такое медиация. Обязательно указываем, что процедура имеет четыре принципа: добровольность, равноправие, конфиденциальность и нейтральность, то есть независимость и беспристрастность медиатора. По окончании медиации стороны могут заключить медиативное соглашение. Если обращение досудебное, то соглашение можно заверить у нотариуса. Если дело находится в суде, то медиативное соглашение можно утвердить в качестве мирового соглашения. Но в нашей практике иногда бывает так, что конфликт носит неправовой характер, и стороны так удовлетворены результатами медиации, что не видят необходимости в заключении формальных соглашений.

Айзанат Магомедова в своей практике не раз сталкивалась с конфликтами, основанными на абьюзе одного из участников пары. В таких случаях, по ее словам, работу следует проводить более деликатно, чтобы не обострить ситуацию.

Фото – pixabay.com
Фото – pixabay.com

– Даже если мы видим в отношениях признаки абьюза, мы не произносим этого в присутствии сторон. Медиаторы избегают категоричных терминов, которые разводят участников конфликта по разные стороны баррикад и нарушают беспристрастность медиатора, – может сложиться впечатление, что он дает оценку отношениям и действиям сторон. Важно различать ситуации, когда медиация может быть проведена, а когда требуется вмешательство правоохранительных органов. Если мы видим, что одна из сторон находится в небезопасном положении и имеет место физическое насилие, то медиацию следует прекратить. Но мы можем работать в процедуре медиации по любым другим вопросам, даже если стороны не хотят восстанавливать свои отношения (например, вопросы раздела совместно нажитого имущества, воспитание и содержание детей). Наша задача – провести процедуру так, чтобы сторонам было комфортно. В особенно сложных ситуациях мы используем ко-медиацию – это процедура, проводимая двумя медиаторами или командой, чаще всего к работе привлекаются мужчина и женщина.

В конце 2020 года в Воронеже начал работу проект «Право голоса», который активно освещает проблему домашнего насилия и помогает женщинам, пострадавшим от него. Проект объединил Воронежский центр защиты материнства и детства «Ангел-хранитель», областной центр социальной помощи семье и детям «Буревестник», православный кризисный центр для женщин и детей имени Елизаветы Феодоровны, а также психологов, медиаторов и юристов. Попросить о помощи можно не только в случае физического и сексуального насилия, но и других типах абьюза, которые в обществе часто обесценивают: психологического и экономического. При обращении женщине предложат помощь специалиста, необходимую в конкретной ситуации.

Фото – Виталий Грасс (из архива)
Фото – Виталий Грасс (из архива)

Руководитель Единого регионального Центра по проблеме домашнего насилия «Право голоса» Ангелина Севергина отметила, что собрать конкретную статистику по количеству обращений от жертв абьюза сложно:

– Обычно очень личные детали отношений пострадавшие могут рассказать только психологу, да и то не всегда. Иногда вообще обращаются не жертвы насилия, а их родственники или подруги. Важно понять, какой специалист необходим пострадавшей, и помочь им встретиться. Помощь напрямую зависит от того типа насилия, с которым столкнулся пострадавший. Если это психологический абьюз, по идее необходима помощь психотерапевта. Но некоторым легче обратиться к священнику, например. И это тоже рука помощи. Если это физическое или сексуализированное насилие, то это уже преступление, и работать нужно с юристами и полицией.

В Центр «Право голоса» можно обратиться при помощи любого из мессенджеров: WA, Viber по номеру +7 919 240 10 48, Telegram @tsentr_pravo, а также в Direct Instagram-аккаунта @tsentrpravo.

А есть ли шанс сохранить отношения, которые стали токсичными?

Психолог Светлана Берлева считает, что вернуться к здоровым отношениям после факта абьюза можно, если между партнерами наладится взаимное уважение:

– У каждой семьи или пары своя история возвращения к здоровым отношениям, которую они смогут продолжить вместе или раздельно. Восстановить отношения возможно, но путь к уважению партнера потребует времени и его осознания того, что он совершил. Важно научиться думать о нуждах других, выражать эмпатию. Два важных принципа помогут оценить, насколько высоки шансы, что партнер может стать честным и уважительным на долгий срок. Первый: перемены невозможны без отказа от власти и убеждения в собственном превосходстве. Любые поверхностные изменения временны. Второй: не имеет значения, насколько он/она с вами вежлив (-а). У всех абьюзеров бывают периоды относительной вежливости. Важно то, насколько уважительно и ненасильственно он/она относится к вам и вашему мнению.

А вот повлиять на абьюзера насильно нельзя.

– Это особенности психологии зависимого человека. Пока он сам не осознает и не признает проблему, «лечить» и «воспитывать» его бесполезно, – уверена Ангелина Севергина. – Кроме того, часто агрессия означает не плохой характер, а серьезные изменения в психике. Это работа уже для психиатра.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: