Москвич Павел не охотник и не рыбак, но его торговую точку на выставке никто стороной не обходит. Всех желающих молодой человек угощает деликатесной колбасой из оленины, кабана, конины, лося и даже страуса. Те, кому сервелат понравился, покупают его не отходя от прилавка. Всю колбасу продают по 350 рублей за двухсотграммовую палку.

– А кого это я сейчас съел? – улыбаясь, спрашивает седой мужчина у продавца. – Сервелат из оленины? Вкусно, напоминает качественную советскую колбасу.

Деликатесную колбасу московские ребята закупают в Эстонии. В основном продукцию реализуют через интернет-магазин, но недавно стали ездить по выставкам. Рассказывают, что воронежцы чаще всего покупают сервелат из лося и баранины.

Ещё один герой выставки – Владимир Остапенко. Его фирма в Воронеже занимается выделкой шкур, изготовлением чучел животных, пошивом из меха шуб, жилеток, различных покрывал. Как образец своей работы Владимир показывает шкуру северного волка из Якутии. Её, по словам мастера, можно постелить где-нибудь на даче возле камина. Удовольствие это не из дешёвых. Шкурку хищника отдают за 50 тысяч рублей. Но для тех, кто может себе позволить загородный коттедж с камином, это не такая уж большая цена, уверен предприниматель.

– За 15 лет разные звери через наши руки проходили: медведи, тигры, обезьяны, ленивцы, крокодилы, всех уже и не вспомнишь. Но самым запоминающимся экземпляром была одна медведица, которая меня на охоте чуть не загрызла. Шкура тогда трофейной получилась, но я ее дома не оставил. Не люблю, когда дома шкуры висят, только на работе с ними имею дело, – говорит Владимир Остапенко.

Рядом с Владимиром на выставке расположились представители воронежской охотинспекции. В отличие от всех остальных участников, они свои экспонаты не продают, а просто показывают. На их стенде куда ни кинь взгляд – одни раритеты. Самый ценный экземпляр – косуля, добытая в июле 1960 года в Румынии.

– Все эти шкуры и рога – из частных коллекций воронежских охотников. Они не продаются, можно даже сказать, что эти вещи бесценны. Ведь некоторым экспонатам уже более 50 лет, – объясняет охотовед Артур Суслов.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter