Киноблог РИА «Воронеж» продолжает рубрику «Чернуха, шапито или заветное?», посвященную современным российским режиссерам. Материалы этой рубрики будут выходить с определенной периодичностью, чередуясь с обзорами мирового кино. Можно отметить такую яркую особенность нашего современного кино: невозможно судить о каком-либо режиссере по одному фильму, невозможно назвать эталонный и провальный. Необходимо смотреть ряд картин, чтобы проследить динамику и личную эволюцию художника.

Александр Велединский (род. в 1959)

Велединский.jpg

Прошлая публикация была посвящена Юрию Быкову. Сегодня поговорим о его старшем коллеге. Александр Велединский – далеко не самый неизвестный режиссер на просторах современной России. Тем не менее, его детища зачастую более на слуху у широкой публики, чем его имя.

Назвать его молодым режиссером язык не повернется – все-таки в один год с Балабановым родился. Значит, в этом году ему стукнет 57. Но не покидает ощущение, что самое крутое (из того, что он снял и снимет) – впереди. Началу творческой карьеры предшествовали 10 лет работы инженером-судостроителем. Все это время Александр мечтал снимать кино, читал все доступные книги и журналы по Idée fixe профессии – все, что было в наличии в библиотеках перестроечного Горького (нынешний Нижний Новгород). Наконец, когда ему исполнилось 34, поступает во ВГИК на высшие курсы сценаристов и режиссеров, попадает в мастерскую Александра Прошкина и Валерия Приемыхова. И это в 90-е – самое беспросветное для отечественного кинематографа время. К слову, вместе с ним на курсе училось 30 человек, из которых пошли работать в кино… трое. Выпускная работа Enfant terrible получила, пусть и не широкомасштабное, но признание. Родился мастер. Однако мастеру предстоит еще пережить безрыбье второй половины 90-х. В этих условиях рождались его сценарии к будущим «Дальнобойщикам» и «Бригаде». С начала 2000-х начинается материализация замыслов.

Ты да я, да мы с тобой (2001)

Ты да я да мы с тобой.jpg

Полноценный короткометражный, уже не ученический дебют. Да еще с таким мэтрами как Сергей Маковецкий и Владимир Стеклов в главных ролях. Экранизация рассказа Вячеслава Пьецуха «Двое из будки 9-го километра». Двое – это братья, живущие и служащие на богом забытом полустанке (но не настолько забытом, чтобы милиция не отреагировала на детские шалости в виде выложенной для проезжающих поездов полуграмотной надписи из кирпичей: «Попутново ветра в жо…»). На мгновение посещала мысль поначалу, что это будет что-то в духе Йоса Стеллинга, и тут же отметалась. Тут все согласно русской пословице «Вместе – тесно, врозь – тошно. Вместе тошно, порознь скучно». Отличным контрапунктом не звучит, но подразумевается детская песенка «Ты, да я, да мы с тобой! Ты, да я, да мы с тобой! Нас не разлучит ничто и никогда. Даже если мы расстаемся, Дружба все равно остается, Дружба остается с нами навсегда». В фильме заметны поиски автора, отразившиеся и на монтаже, и на операторской работе, и на диалогах. В последующих работах все это перерастет в крепкий, своеобразный, узнаваемый стиль. Фильм, кстати, участвовал в одной из программ Каннского фестиваля.

Русское (2004)

Русское.jpg

Про «Бригаду» можно особо не говорить, поскольку о ней и так все знают. И вот как раз благодаря ее ошеломительному успеху у публики, телеканал ТВС предложил Александру снять сериал. Он поставил ультиматум: «Или это будет экранизация произведений Эдуарда Лимонова, основателя партии НБП, или я вообще ничего снимать не буду». Руководство канала посовещалось и дало Велединскому карт-бланш. Сам Эдуард сидел в то время в тюрьме, и гонорар от продажи прав на экранизацию, шел на компенсацию судебных издержек. Начали съемки, а потом канал закрыли. Из отснятого материала получился полнометражный фильм, нечаянный дебют Велединского в большом кино. Мнения он вызвал противоречивые, однако настроение Харьковской трилогии («Русское», «Подросток Савенко», «Молодой негодяй») сохранить удалось, что уже победа. Актерский состав довольно убедительный. Андрей Чадов, бросившийся догонять и перегонять брата на актерском поприще, играет протагониста. Дмитрий Дюжев – спившегося интеллигента. Михаил Ефремов – отца Эда Савенко, а по совместительству – вертухая, ну или кого-то в этом роде. Евдокия Германова – маму Эда, не лишенную эксцентрики. И так далее – сплошной звездный состав.

Можно сказать, что это фильм об определенном удушье провинциального юноши, знающего себе цену. И протестующего не конкретно против коммунистов или милиции, а против мира взрослых с его «Стыдно», «Нельзя», «На тебя люди смотрят».

Одна сцена в Сабуровской психбольнице, куда попадает молодой герой, дорогого стоит. Он горд тем, что до него там сидели великие предшественники в лице художника Врубеля, писателя Гаршина, поэта Хлебникова.

«Живой» (2006)

В Кейптаунском порту.jpg

В этот раз Велединскому удалось снять, не побоюсь этого слова, культовую картину (несмотря на прохладцу критиков), достойный ответ «Войне» Балабанова. Есть некоторые переклички (по настроению) с драмой Никиты Тягунова «Нога» 1991 года. Кто-то сравнивал с «Мертвецом» Джармуша, кто-то – с работами Линча. Напрасно. Картина прекрасно укладывается в национальный киноконтекст Тягунов – Бодров (старший) – Балабанов. Причем, «Пленный» Учителя и «9 рота» Бондарчука как раз таки из другого теста. Этакие адаптации «Горбатой горы» и «Цельнометаллической оболочки». «Живой» получился и метафизическим, и остросоциальным. Чувство вины перед погибшими товарищами материализуется, а бесстыдство коррумпированных офицеров, делающих капиталы на крови, дает герою моральное право на по-военному бескомпромиссный взмах саблей. Убийство не является сюжетообразующим фактом, что вдвойне интересно. А Андрей Чадов закрепил свой успех. В фильме также появляется его брат Алексей в роли священника.

«Эксперимент 5ive: Портрет» (2011)

Русское.jpg

Экранизации романа Алексея Иванова предшествовало участие Велединского в киноальманахе «Эксперимент 5ive: Портрет» 2011 года, где, помимо него, приняли участие Буслов, Попогребский, Волошин, Звягинцев. Пять киноновелл, объединенных общим вступлением – в черный конверт некто вкладывает полароидный снимок. А далее – истории у всех разные. История Велединского чем-то перекликается с «Олбоем» Пак Чхан Ука. Кто-то ловит художника, помещает его в некую комнату… Далее – оригинальная история. Дается задание нарисовать некий портрет.

«Географ глобус пропил» (2013)

Географ глобус пропил.png

Доведенное до крайности настроение картины Ростоцкого «Доживем до понедельника», а точнее – настроение главного героя в виде неудовлетворенности, сомнений. При желании, можно углядеть какие-то переклички и с «Пацанами» Динары Асановой, если не брать в расчет диаметральную противоположность между главными героями картин. Учитель географии Служкин (Хабенский) не уверен даже в собственной профпригодности, да и работает не совсем по профилю. В общем – отлично вписывающийся в ряд «лишних людей», вымершей интеллигенции, больной совести народа. Хабенского утвердили на главную роль с согласия самого автора книги, несмотря на ощутимую разницу в возрасте между ним и Служкиным. Выбор оказался правильным, возможно единственно верным. Елене Лядовой удалась роль обворожительной и невыносимой стервы. А фильм – настоящий русский блюз. Хорошему человеку плохо, на стене – портрет Моррисона, из колонок – «Владимирский централ». И качели, качели, качели… И вниз по течению… Down by river. Только реки сибирские, по которым каторжников в ссылку отправляли и где тонули баржи с припасами… А музыку к фильму написал, кстати, Алексей Зубарев – гитарист «Аквариума».

«В Кейптаунском порту» (2016)

В Кейптаунском порту.jpg

После «Географа» был реализован еще один проект – «Ладога», военная драма о готовящейся немецкой диверсии на «Дороге жизни» (во время Великой Отечественной войны единственная транспортная магистраль через Ладожское озеро. В периоды навигации – по воде, зимой – по льду. Связывала с 12 сентября 1941 по март 1943 года блокадный Ленинград со страной). Но поскольку это мини-сериал, и о нем нужен отдельный разговор, на этой работе не будем останавливаться.

«В Кейптаунском порту» является одним из самых ожидаемых отечественных фильмов года. Сценарий Велединский написал уже давно, но никто тогда не взялся его финансировать. А вдохновил режиссера реальный случай, произошедший с его отцом летом 1945 года, когда он случайно встретился с вооруженными штрафниками, и его чудом не убили. Сюжет завязывается на разборке неких Моряка, Пахана и Салажонка. Впоследствии, уцелев после перестрелки, каждый из них уверен, что укокошил двух других. На самом же деле все живы, и судьбы их поразительно причудливы. Одного занесло в Севастополь, другого – в Ленинград, а третьего – и вовсе в Кейптаун (ЮАР). Один стал драматургом, другой – пожарным, хотя мечтал актером (впрочем, работает он все же в театре), третий же стал основателем некоего клана, наследников которого раздирает расовая вражда. Есть мнение, что будет некоторая смысловая перекличка с «Живым», то есть проступки прошлого будут следовать по пятам за героями, существенно влияя на их судьбы.

Съемки начались 27 августа, в День российского кино. Будем надеяться, что он попадет к зрителю до конца Года российского кино.

Пока Александра Велединского трудно обвинить в самоповторах. Снимает редко, но метко, как, впрочем, и один из его любимых режиссеров Алексей Герман. В одном из интервью Владимир Стеклов, исполнитель главной роли в новой картине, сказал о мэтре так: «Что с ним происходит? Он проходит долгий трудный путь. Пусть это прозвучит пафосно, но это путь к самому себе и к богу».

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter