16 января 2021

суббота, 06:25

$

73.55

89.25

Лидер «Чайфа» Владимир Шахрин в Воронеже: «Пятая Земфира никому не нужна!»

, Воронеж, текст — , фото — Наталья Трубчанинова
  • 5560
Лидер «Чайфа» Владимир Шахрин в Воронеже: «Пятая Земфира никому не нужна!» Лидер «Чайфа» Владимир Шахрин в Воронеже: «Пятая Земфира никому не нужна!»
Музыкант рассказал, в чем ошибка молодых артистов и как заразителен «Лук-лучок».

Культовая российская группа «Чайф» отметила с воронежцами 30-летие концертом в Event-Hall сити-парка «Град» в субботу, 24 октября. Поздравить коллектив с юбилеем собралось около 3 тыс. зрителей. О том, что сподвигло Владимира Шахрина спеть с поп-звездами «Лук-лучок», по каким причинам может развалиться «Чайф» и зачем Шахрин дважды перестраивал столовую, музыкант рассказал в интервью корреспонденту РИА «Воронеж».

Юбилейные концерты «Чайфа» с аншлагами проходят по всей стране. Но в начале карьеры группе пророчили совсем другое будущее.

– Наши первые дальние гастроли проходили совместно с группой «Наутилус Помпилиус» в Перми, – вспоминал Владимир Шахрин. – И про нас тогда написали в местной газете. Заметка была примерно такого содержания: «Приехали какие-то лоховозы из Свердловска и показали жителям Перми неумелую самодеятельность. В группе «Наутилус Помпилиус» хотя бы симпатичные мальчишки, а этих никто не вспомнит через год, потому что на их концерты никогда не будут ходить девушки».

Фото — Наталья Трубчанинова

– Владимир Владимирович, а вы сами тогда верили, что группу ждет успех?

– Никто не верил. Если бы в то время у любого музыкального критика спросили бы, кто останется через 30 лет, вряд ли бы он назвал «Чайф». Потому что были очень хорошо звучащие группы, где выступали красавцы-парни и девчонки. А мы не очень модные были, так как любили музыку 60-70-х годов, хорошо знали ее. В Екатеринбурге ее больше никто не знал и не играл, мы были меломанами в своем роде. Все тащились от Deep Purple, Radiohead, Led Zeppelin. Если группа была на них похожа, говорили, что они крутые. А мы слушали Mungo Jerry, поэтому нас вообще никто не воспринимал.

– Не думали стиль поменять?

– Думали. Это было в 1987 году, мы находилась в творческом поиске. Нам что-то захотелось поиграть панк-рок, и выглядели мы соответствующе. У меня была дедушкина шинель, в которой он с войны пришел. Она на мне висела, так как сильно велика была, но это никого не смущало. Вдобавок я носил монтажные ботинки со стройки, а на шею повесил цепочку, снятую со сливного бачка в туалете прямо вместе с ручкой. Я смотрел на себя в зеркало и думал: красавец! Примерно так же были одеты остальные участники группы. Однажды в таком виде мы решили сходить на концерт Уральского народного хора в филармонию. Вход был свободный, мы сели в первый ряд. Тут вышли 138 гармонистов, за ними – 138 женщин в кокошниках и как запели «Матаню среднеуральскую»: «Зашумели, загудели провода. Вы такого не видали никогда!». Мы обалдели. Поняли, что панк-рок уже придумали до нас, нового в этом жанре мы не скажем, и завязали.

Фото — Наталья Трубчанинова

По словам Владимира Шахрина, за 30 лет группа прошла несколько критических точек, но тем не менее осталась на плаву:

– Есть две причины, по которым «Чайф» может распасться. Первая – нам надоест играть. Вторая – публике надоест нас слушать, – пояснил музыкант.

– На ваш взгляд, у нового русского рока есть будущее?

– Многие молодые ребята очень здорово играют. В Екатеринбурге больше 400 групп. Если в центре города постоять минут 15, трех-четырех парней с гитарами вы точно увидите. И играют они прям отлично. Может, не всегда оригинально, конечно. Но это скорее из-за желания подстроиться под формат. Думая, что нужно звучать именно так, что это сейчас популярно, часто молодежь промахивается. Потому что третий Limp Bizkit или пятая Земфира на фиг никому не нужны. Мы часто на концерте специально показываем видео молодых свердловских групп, которые играют наши песни. Некоторые кавер-версии просто роскошны!

– Вы бы могли им помочь, у вас же своя студия есть.

– По нынешним временам можно записывать музыку вообще дома и не хуже, чем у нас. У нас как раз не ахти какая роскошная студия, тем более что на данный момент мы вообще остались без помещения и сами два года не писали ничего, нет возможности. У нас в Екатеринбурге проводится фестиваль «Старый новый рок», который позволяет молодым группам выступить на хорошей сцене, с хорошим аппаратом. Там можно себя сравнить с другими участниками – это лучшая помощь. Не деньги же им раздавать, не инструменты музыкальные. Так что, я думаю, мы и так помогаем.

Фото — Наталья Трубчанинова

– Вы сняли авторский фильм о жизни в тылу во время войны «Не передавая», собирались отправить его на фестиваль документального кино. Получилось?

– Его не взяла отборочная комиссия. Не понравилось им. Я как-то сам сидел в жюри фестиваля документальных фильмов в Екатеринбурге и видел работу членов отборочной комиссии и жюри. Честно скажу: те фильмы, которые мне понравились, остальные профессионалы забраковали – мол, детский сад. У нас кардинально расходятся понятия о том, каким должно быть современное документальное кино. По счастью, кроме отборочных комиссий и критиков, есть обычные люди, чье мнение для меня важнее. Например, мой фильм «Байки земли Уральской» собрал хорошие отзывы. Его показывают в школах Екатеринбурга на уроках природоведения. И дети потом приходят домой и заставляют родителей поехать по маршруту фильма – самоцветного кольца Урала. Мне этого вполне достаточно.

– Фильм – своего рода ответ на вопрос, почему вы не переезжаете из родного города в Москву?

– А почему я должен переезжать? Если задать вопрос жителю Чикаго или Лос-Анджелеса: «Почему вы не уезжаете в Нью-Йорк?», или жителю Мюнхена – «Почему не переезжаете в Берлин?», он на вас посмотрит с удивлением: почему он должен? У меня есть все для того, чтобы быть счастливым в Екатеринбурге. Здесь моя семья, могилы предков, мой дом, моя природа, которую я люблю, друзья. Есть среда обитания, в которой мне очень комфортно находиться. Я люблю Москву, но это чужой город для меня. 

Фото — Наталья Трубчанинова
  

– За 30 лет существования группы «Чайф» вы стали одной большой семьей. А как проводите время вне работы?

– На самом деле мы много оставляем друг другу личного пространства, когда возвращаемся с гастролей. Каждый разъезжается в свою норку. Созваниваемся если не каждый день, то через день точно. Но все праздники стараемся проводить вместе. У нас есть традиция на Рождество собираться у меня на даче. Приезжают жены, сестры, дети, внуки наших музыкантов. Я уже дважды столовую увеличивал, потому что все не помещаемся. У меня стол пятиметровый и 24 человека народу – ну куда? Этим летом еще на пять метров пришлось расшириться. Мы действительно стали семьей. Я знаю, как зовут маму любого музыканта, всех родственников.

– Внуки поют ваши песни?

– У нас дома нет культа Владимира Шахрина, и группа «Чайф» не звучит с утра до вечера. Внуки могут услышать песни по радио или на концерте. Да и зачем заставлять детей петь взрослые песни? Мы с ними «Фиксиков» горланим. Отличная песня, круто написанная. Я бы так не смог сочинить. Когда мы едем в машине, включаем их, и девчонки, сидя сзади, начинают орать: «Только пальцы береги, пальцы людям дороги». А младший внук, ему 1 год 3 месяца, когда приходит к нам в гости, первым делом бежит в мою комнату и сразу к стене, где гитары висят. Снимешь ему, положишь, он по ней блям-блям. И ему никакие игрушки не нужны, не оторвешь.

Фото — Наталья Трубчанинова

– А вас от чего невозможно оторвать? Есть у вас хобби?

– Я с 13 лет меломан: собираю виниловые пластинки. У нас в городе есть очень хороший музыкальный магазин, там огромный выбор винила, можно от души покопаться. Всегда нахожу какую-нибудь вкусняшечку! Прямо 5-6 пластиночек за раз. Моя жена знает, если я туда пошел, это на полдня. Пока все 40 тысяч пластинок не перелистаю, чтобы выбрать 5-6, которые мне нужны, не вернусь. У меня дома две виниловые вертушки, еще три на даче стоит, они все разные по звуку.

– Сколько же вы там денег оставляете?

– Да прилично. Но не катастрофически. В среднем пластинка стоит от тысячи до трех тысяч рублей. Я дороже не покупаю. Есть, конечно, пластинки коллекционные, по 20-30 тысяч, но я не коллекционер. Мне музыка интересна.

– А поклонники какие подарки вам делают?

– Один молодой московский автор недавно подарил полностью готовый сценарий мюзикла по песням группы «Чайф». Причем очень хороший сценарий. Видно, что человек неплохо знает материал группы и структуру построения мюзиклов, потому что сделано хорошо – прямо театральная постановка. Это реально поставить, и должно быть интересно, как мне кажется.

Фото — Наталья Трубчанинова

– Владимир Владимирович, расскажите, почему вы согласились принять участие в «попсовой» акции Ивана Урганта «Лук-лучок»? (В сентябре отечественные звезды записали совместную песню «Лук-лучок» по мотивам четверостишия жителя поселка Лух Олега Опарина.)

– Ваня Ургант рассказал мне историю этого деревенского мужичка, у него до сих пор в селе газа нет. Сказал, что хочет организовать музыкальный флешмоб. А Ване трудно отказать, он очень обаятельный человек.

– И на Первом канале работает.

– Дело не в этом. Мы от многих вещей на Первом канале отказываемся, поверьте мне. Если вы заметили, я не участвую ни в каких конкурсах, не летаю под куполом цирка, не боксирую, с дельфинами не плаваю – словом, не занимаюсь тем, чего делать не умею. А тут нужно было просто спеть. Ваня объяснил, что хочет попробовать договориться с Газпромом, чтобы в деревню провели газ. Поэтому я для себя решил, что мое участие – это такая гуманитарная акция. Мы показали, что мы все вместе, и даже маленькая деревня может оказаться в центре внимания всей страны и ведущих артистов. Если туда проведут газ, будет отлично. Мне было не сложно приехать в студию на полчаса и спеть четыре строчки. На самом деле хорошая музыкальная шутка получилась. Я потом как дурак три дня пел этот «Лук-лучок», отделаться от него невозможно!

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: