20 Октября 2019

воскресенье, 09:12

$

63.95

71.13

Криминальное чтиво. Как воронежский участковый превратился в Джека-потрошителя

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 7705
Криминальное чтиво. Как воронежский участковый превратился в Джека-потрошителя

Спецпроект о громких делах прошлых лет.

В начале нулевых в Советском районе Воронежа нашли несколько расчлененных тел: одно из них в мусорном контейнере, другое в лесу. Преступления не раскрыли, что породило волну слухов об орудующем в районе маньяке. В конце лета 2001 года по городу прокатилось известие о том, что маньяка задержали и он ни много ни мало милиционер. Правоохранители держали глухую оборону, слухи долго не комментировали. История же будоражила народ и обрастала дикими подробностями: убийце приписывали чуть ли не людоедство. В какой-то момент бывшему тогда начальником ГУВД Александру Дементьеву все же пришлось вынести сор из избы...

Как приличный парень из династии милиционеров, попавший в органы благодаря рекомендациям замначальника ГУВД области, превратился в жестокого убийцу – в материале РИА «Воронеж».

Имена жертв преступлений изменены по этическим соображениям.

Сдвиг

В пяти жестоких убийствах обвинили 23-летнего лейтенанта милиции, участкового Советского РОВД Вячеслава Мочалова и его друга детства Александра Фролова. Они отрубали своим жертвам части тела, вспарывали животы и всячески глумились над телами. По одной из версий, делали они это для того, чтобы замаскироваться под Джека-потрошителя – того самого ненайденного маньяка.

– Эта история была вопиющей по жестокости и абсурдности. Я прослужил в милиции 30 лет и ничего подобного больше не помню. Они перешли Рубикон в какой-то момент, и дальше им стало море по колено. Как собака, почуявшая вкус крови, не может остановиться, – рассказал журналисту РИА «Воронеж» о том преступлении Вячеслав Безбородов, возглавлявший управление собственной безопасности ГУВД Воронежской области с 1996 по 2002 год.

Вячеслав Безбородов
Фото – Михаил Кирьянов

– У Мочалова все вроде бы было нормально в жизни. Приличная семья, хорошее образование, нормальная работа. Он не был ни алкоголиком, ни наркоманом. Что случилось? Мне кажется, от первой пролитой крови у них в сознании произошел сдвиг. С одной стороны, кровь повязала их, с другой – развязала руки. Они же изначально не собирались убивать того коммерсанта – только проучить. Но перестарались. А дальше – страх. И пошло-поехало, – предположил судья областного суда Михаил Авдеев, выносивший преступникам приговор.

Первая кровь

В 2000 году 22-летний Вячеслав Мочалов появился в Советском РОВД, как первоклассник, 1 сентября. 

За два года до этого за грубое нарушение дисциплины его отчислили из института МВД, но руководство УВД написало ходатайство о его восстановлении. Вероятнее всего, из-за отца, много лет верой и правдой служившего в воронежских органах, – он возглавлял один из медвытрезвителей города. В том ходатайстве, в частности, говорилось: «Осознав свои ошибки, показал высокую дисциплинированность, ответственность за порученное дело. Руководство отдела отмечает его как перспективного, целеустремленного сотрудника». После окончания института Вячеслава Мочалова назначили участковым опорного пункта №56 Советского РОВД на улице Юлюса Янониса, 1.

Профессиональные династии приветствуются в любом деле. От парня ждали продолжения лучших традиций. Во что выльется его карьера всего через год, никто и предположить не мог.

Началось все с «превышения должностных полномочий». Вячеслав Мочалов насмерть забил ни в чем не повинного хозяина торгового ларька на улице Маршака 29 июня 2001-го. Но о том, что это злодеяние на его совести, стало известно лишь после того, как он вместе со своими приятелями в течение месяца отправил на тот свет еще четырех человек. Жертв могло быть и больше – некоторым просто повезло.

В конце мая 2001 года Мочалов стал захаживать в гости к замужней даме, трудившейся в киоске неподалеку от его опорного пункта. Хозяин павильона Салим Магомедов однажды сделал лейтенанту замечание по поводу курения в павильоне. 

Представитель власти, «оскорбленный» в присутствии женщины, не простил этого выпада. В своей «явке с повинной» Мочалов указал другую версию конфликта: мол, он заступился за продавщицу киоска, которую избивал муж, а Магомедов встал на сторону супруга и стал дерзить, бросаться с кулаками.

Спустя пару дней после неосторожно сделанного замечания Магомедова затолкали в его собственный «Москвич» и начали избивать. Добровольными помощниками участкового Мочалова стали его приятели – 22-летний Фролов и 24-летний Золототрубов. У Фролова – друга детства Мочалова – к тому времени уже была условная судимость за грабеж, Золототрубов же отличался безбашенностью и годился для любых подобных разборок.

Милиционер, случайно проходивший мимо автомобиля, из которого раздавались вопли, заглянул внутрь. Мочалову пришлось оправдываться, показывать удостоверение: «Мы коллеги, ларечник нарушил правила торговли, надо проверить его документы, а он оказывает сопротивление представителям власти». Магомедова с помощью еще одного стража порядка поволокли в участок.

Согласно материалам дела, Магомедову заклеили рот скотчем, на него надели наручники, на лицо положили полотенце, смоченное эфиром. И стали зверски его избивать. В тот день праздновали день рождения одного из участковых, все были в сильном подпитии. Поэтому криков, ударов от падения тела и запаха эфира никто не запомнил. Лишь потом кто-то рассказывал, что в опорном пункте вдруг «повеяло зубоврачебным кабинетом».

– Они не хотели убивать этого несчастного, просто проучить, но вошли в раж и уже не смогли остановиться. Чтобы он не умер в отделении, решили вывезти его за город, – сообщил Михаил Авдеев.

Михаил Авдеев
Фото – Виталий Грасс (из архива)

Магомедов был без сознания, когда его выволакивали из кабинета. Страж порядка поймал частника и за 400 рублей попросил довезти «перебравшего приятеля» до Чертовицка. Там жертву «добили» ножом, хотя вроде бы мужчина и так уже был мертв (эксперты насчитали 49 ранений). На суде Мочалов говорил, что Золототрубов делал это «из интереса».

Убитого коммерсанта бросили в вырытую яму и забросали ее землей и ветками. Перед этим Магомедову обчистили карманы, забрали его выручку за день – около 7 тыс. рублей. А через пару дней тело пришлось откапывать.

– На Магомедове остались наручники. А это спецсредство, которое регистрируется и имеет номер, наравне с табельным оружием. Выдается под роспись. Ключ от наручников они потеряли. Им пришлось вернуться, топором отрубать руки, чтобы их снять. Этот эпизод, помню, сильно впечатлил участников процесса, – рассказал судья Авдеев.

В ту ночь, когда убили владельца киоска, Мочалов и его приятели решили покончить и с сожителем «зазнобы» Мочалова. Водитель, который на свою беду взялся подвезти озверевшую троицу, вспоминал на суде, что в машине Золототрубов сжимал рукоятку ножа и плотоядно облизывал лезвие... Он потом кинулся и на водителя, ударил его ножом в шею, но тот успел выскочить и сбежать. Повезло и сопернику Мочалова – его не оказалось дома.

На совести Фролова и Золототрубова была еще одна жертва.

С Виктором Лазаренко приятели познакомились случайно – в шалмане в районе Березовой Рощи. Шестого июля Виктор поймал такси, чтобы доехать до вокзала, а водитель заартачился – пассажир был слишком пьян. Фролов и Золототрубов решили помочь новому знакомому: приставили нож к горлу таксиста и заставили взять пассажира, а за «хамство» – стать их бесплатным извозчиком на весь вечер. На вокзал компания не поехала, а решила продолжить банкет: отправилась на пруд в Семилуки, потом в Лискинский район, где жила бабушка Золототрубова. По дороге пьяные Фролов и Лазаренко зацепились языками и вышли разбираться. Аргументом в споре стала монтировка, которая обрушилась на голову Лазаренко. Таксист в этот момент выскользнул с водительского кресла и кинулся наутек. Его машину пассажиры сначала пытались продать, а потом разбили об дерево.

Через месяц тело Виктора Лазаренко, неузнаваемое от стоявшей тогда нестерпимой жары, нашли на территории хозяйства Парусное Новоусманского района. Родные мужчины опознали его по ключу в кармане.

Квартирный вопрос

Меж тем тучи над головой Мочалова стали сгущаться. В РОВД подали заявление родственники пропавшего без вести Магомедова. Припомнили, как в день его исчезновения их с участковым видели вместе. Тот от всего отпирался, но вдруг решил написать заявление об увольнении.

Свою отставку Мочалов отпраздновал бурной пьянкой. Собутыльниками стали все те же Фролов и Золототрубов – после всего пережитого им, вероятно, никуда уже было не деться друг от друга. И в тот вечер они опять решили «повоевать» – заявиться в гости к молодой паре на улицу Геращенко.

У гражданской жены Фролова – Оксаны – был двоюродный брат Иван Капылов. 

Их общая бабушка сначала записала квартиру на Оксану, потом по какой-то причине передумала и переписала на Ивана. Это сильно огорчило потенциального мужа девушки. К новым наследникам и поехали разбираться.

Двухкомнатную квартиру Иван делил с девушкой Олей. Пара трудилась на Центральном рынке: он был грузчиком, она торговала сумками из кожзама. Поздно вечером 23 июля в их дверь постучал дальний родственник Ивана с приятелями. Они зачем-то открыли.

Оля пыталась сопротивляться, ударила Фролова кружкой с водой по голове. Но у молодых людей не было шансов против этой озверевшей стаи.

Одна из версий, зачем троица после убийства стала глумиться над телами (девушке распороли живот и отсекли грудь, молодому человеку отрезали и вставили в рот половой орган), – убийству хотели придать почерк маньяка. Другая – парни так развлекались. Потом Фролов и Мочалов твердили на суде, что это дело рук Золототрубова, дескать, у него просто «сорвало крышу».

Перед уходом преступники обчистили квартиру, забрали все ценное и даже опустошили холодильник. В списке украденного – вилки из нержавейки, наборы пододеяльников, окорочка и тушенка. Продукты поделили, а украденное продали, выручив около 2 тыс. рублей.

Тела несчастных обнаружили лишь через два дня. Кто-то из родственников, увидев незакрытую балконную дверь, взял запасную пару ключей, зашел в квартиру и от увиденного чуть не рухнул в обморок.

Третий – лишний

На следующее утро после жуткой вакханалии на улице Геращенко вся компания отправилась к Мочалову на дачу в село Красные Холмы Панинского района, чтобы отсидеться там некоторое время. Пригласили с собой и зазнобу Мочалова с маленькой дочкой. Купались, жарили гуся, спиртное лилось рекой. Но веселья не получалось. Золототрубова стало заносить – он постоянно срывался на всех по пустякам, перессорился с соседями Мочалова, кидался на них с кулаками, а вечером ни с того ни с сего полоснул себя ножом по запястью. Рана оказалась глубокой. Мочалову пришлось искать машину, везти его в больницу. Золототрубову наложили повязку и отпустили.

Ночью Фролов и Мочалов решили убрать подельника. Они стали его просто бояться. Зарезали его спящим, затем выволокли во двор и разрубили пополам. Тело погрузили в лодку, привязали к нему камни и разбросали по разным частям пруда. Мочалов потом напишет в своих показаниях, что боялся сомкнуть глаза в ту ночь: ждал, что придет его друг детства и сделает с ним то же самое. Наутро Наталье рассказали, что их исчезнувший приятель опять начал бузить, сорвал с себя повязку, дескать, отсюда и кровь по всему дому. Потом он якобы ушел куда-то, держать его не стали.

В начале августа, когда Мочалова и Фролова уже задержали, они указали место, где бросили тело. Нашли только верхнюю часть туловища. Вторая всплыла через полтора года.

– На суде эти двое рассказывали, что Золототрубов был отвязным и непредсказуемым, и если бы они его тогда не убрали, он бы убрал их. Понятно, что он был мертв и можно было валить на него все. Но судя по обстоятельствам, которые мы изучили, он и в самом деле был очень жестоким человеком, – поделился Михаил Авдеев.


Фото – Виталий Грасс (из архива)

Задержание в роддоме

Меж тем у разных преступлений стало просматриваться нечто общее. Перед исчезновением ларечника видели, как его «забирал» Мочалов. Продавщица Наталья, за которой Мочалов ухаживал, вспомнила о конфликте.

Потом выяснилось, что родственником убитых ребят с распоротыми животами оказался Фролов – друг Мочалова. Родители Золототрубова написали заявление о пропаже и рассказали: сын сообщил им, что едет на пруд в Панинский район с Мочаловым и Фроловым.

– Их вычислили, собственно, коллеги Мочалова. Насколько я помню, решающую роль в раскрытии этого преступления сыграл один из замов начальника Советского РОВД – Сергей Пустовалов, – вспомнил Вячеслав Безбородов.

Задержание этой парочки произошло весьма необычно. Двадцать восьмого июля у Фролова родился ребенок. Он пошел в роддом проведать новорожденного, прихватив друга. А там уже была выставлена засада. Тогда задержать удалось только Фролова – Мочалов, брызнув коллеге в лицо из баллончика, сбежал. Но в начале августа поймали и его.

– Мы проводили внутреннее расследование и делали оперативное сопровождение в расследовании этого дела, – добавил Вячеслав Безбородов. – Беседовал с Мочаловым после его задержания. Впечатление у меня было, будто общаюсь с «отморозком» или человеком с больной психикой. Я, конечно, не эксперт, но так мне показалось. 

– Отец Мочалова, насколько я помню, ни разу не пришел в суд. И свидания с сыном тоже не просил, – поделился судья Авдеев с журналистом РИА «Воронеж».

Мочалов утверждал на суде, что «никого не убивал собственноручно». Просил у родных жертв прощения «за все». Говорил, что не представляет, как все это вообще могло произойти – «наверное, потому, что мы все время были пьяными». По словам судьи, оба подсудимых вели себя спокойно – возможно, уже поняли, что им не на что рассчитывать.

Областной суд лишил Мочалова офицерского звания и признал обоих преступников виновными в равной степени, приговорив к пожизненному заключению в колонии особого режима.

– Народу в суд ходило мало. Когда я огласил вердикт, Мочалов только и обронил: «Несправедливо». Но ни криков, ни истерик не было. Они не раскаивались. Оба пытались всю вину спихнуть на Золототрубова, а потом друг на друга. До сих пор, к слову, пишут письма, пытаясь что-то оспорить. В моей практике и раньше были дела о милицейском беспределе, но такого зверства, чтобы убить пять человек, тем более таким способом, не было, – признался Авдеев.

– Когда я принес Александру Дементьеву, возглавлявшему тогда воронежскую милицию, заключение о служебной проверке, касающееся руководителей Мочалова, он аж покраснел от злости. Его возмутило то, какие там были мягкие наказания. Мне стоило больших усилий доказать ему, что рубить головы начальников Мочалова не стоит, – рассказал Вячеслав Безбородов. – Сами же сотрудники Советского РОВД и вывели его на чистую воду… Тысяча в год у нас выпускников из школы милиции приходит, как можно за каждого поручиться?…

Александр Дементьев очень дорожил репутацией своего подразделения. Ведомство никогда не отмазывало тех, кто себя запятнал.

Редакция РИА «Воронеж» благодарит сотрудников архива областного суда за помощь в подготовке материала.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: