20 Июля 2019

суббота, 18:39

$

62.87

70.79

«Когда не взяли хирургом, рыдала 2 недели». Истории лучших воронежских медиков

, Воронеж, текст — , фото — Михаил Кирьянов (из архива), Наталья Трубчанинова
  • 4463
«Когда не взяли хирургом, рыдала 2 недели». Истории лучших воронежских медиков

Врачи – о пути в профессию и чудесных случаях в практике.

Пятьдесят работников здравоохранения Воронежской области получили государственные и областные награды в преддверии Дня медицинского работника в четверг, 13 июня. Корреспондент РИА «Воронеж» пообщалась с тремя награжденными врачами, для которых медицина стала не просто профессией, а делом всей жизни.

Завотделением гнойной хирургии областной детской клинической больницы №2 Елена Склярова

Склярова.JPG

Награждена Почетным знаком правительства Воронежской области «Благодарность от земли Воронежской»

В субботу, 15 июня, Елена Склярова отметит профессиональный юбилей: 30-летие окончания Воронежского мединститута. Хотя в ее семье медиков не было, Елена была уверена, что спасать жизни станет ее миссией и благодарностью людям в белых халатах, которые когда-то вытащили с того света ее саму.

– К сожалению, а может, и к счастью, я была пациенткой нашего светила, основоположника детской хирургии, академика Станислава Яковлевича Долецкого. Он прооперировал меня в годовалом возрасте. Мы тогда с родителями жили в Липецке, и местные врачи не могли поставить диагноз, предполагали пневмонию. На кислородной подушке меня доставили в Москву, где я попала в золотые руки Станислава Яковлевича. Он выявил у меня сложный порок развития, когда практически отсутствует диафрагма и весь кишечник находится в плевральной полости. Сейчас эти диагнозы в нашем стационаре ставятся на раз, а 53 года назад врачи еще не обладали такими знаниями и необходимой аппаратурой, поэтому много детей умирало.

Поступить с первого раза в мединститут Елене не удалось, но она не отчаялась и вместо теории целый год занималась практикой: в качестве санитарки ухаживала за парализованной бабушкой, подрабатывала лаборантом на кафедре нормальной анатомии – отмывала после вскрытия трупов секционные столы. Со второй попытки вуз ей покорился.

– Я была хорошей студенткой. Специализацию выбрала близкую мне – детскую хирургию – и ни разу об этом не пожалела. Когда видишь счастливых родителей и ребенка, которые выписываются после долгого лечения, это до слез. Отлично помню свою первую операцию. Конечно, я только ассистировала. Оперировал завкафедрой детской хирургии мединститута Александр Иванович Птицын, в этом году ему исполнилось бы 100 лет. Он взял меня на сложную операцию – у ребенка был острый гематогенный остеомиелит шейки бедра. Александр Иванович кидался в меня зажимами и скальпелями, я плакала, тушь текла под маску. После той операции я решила уйти из хирургии. Но потом Александр Иванович извинился за несдержанность и сказал, что слез в моей жизни еще будет много – и за больных, и за отношение родителей к врачам. Он оказался прав. К сожалению, родители, не разбираясь в медицинских диагнозах, тактике лечения, настроены к врачам агрессивно. Безусловно, когда болеет ребенок, каждый родитель превращается в раненого зверя. Но это не дает ему права срываться на врачах, устраивать истерики при ребенке, отказываться выполнять назначения, консультироваться по поводу тактики лечения с непрофильными специалистами. Это мешает нашей работе. Я всегда говорю: ни один врач, если он, конечно, не шизофреник, не будет вредить вашему ребенку.

За три десятилетия Елена Склярова провела сотни сложнейших операций, но в памяти у нее навсегда сохранился один случай. Совместно с реаниматологами удалось выходить 11-месячного мальчика, у которого был некротический энтероколит, перфорация желудка при родах, множественные перфорации кишечника и высокий свищ. Другие врачи не давали ребенку шансов. Но бригада Елены Скляровой совершила настоящее чудо: операция прошла успешно.

О почетном знаке женщина отзывается скромно:

Склярова-1.JPG

– Любая награда – это всегда очень приятно, это говорит о том, что мы не выгораем в своей профессии. Надеюсь, что со мной и моими коллегами этого никогда не случится.

Акушер-гинеколог Воронежской областной клинической больницы №1 Валентина Гранкина

Гранкина.JPG

Награждена «Благодарностью Министерства здравоохранения РФ»

Валентина Гранкина тоже не видела себя ни в какой профессии, кроме медицины:

– Когда мама – ветеринар, папа – оперирующий ветеринар, старшая сестра – стоматолог и все разговоры в семье вокруг медицины, разве можно выбрать какую-то другую профессию? Мне просто не оставили выбора. Медицина – это не просто работа, а образ жизни.

На страже женского здоровья она уже 43 года, из них 35 лет трудится в Воронежской областной клинической больнице.

– В мединститут я серьезно готовилась. Когда возвращалась домой с экзамена по физике, мой учитель так переживал за меня, что не мог отойти от окна – все ждал, когда же я буду проходить мимо его дома и сообщу результат. Я получила «пять». В памяти до сих пор сохранился рисунок сосуда Мариотта, который достался мне на экзамене. В мое время у студентов были хорошие фундаментальные знания при поступлении.

На втором курсе Валентина решила быть хирургом. Девушке казалось, что хирургия – высший пилотаж в медицине и лучшая возможность для самореализации.

– Я окончила субординатуру по хирургии, интернатуру по глазным болезням. Но стать хирургом мне не позволила... фигура. Я была очень маленькая и худенькая – с таким телосложением в хирургии делать нечего. Когда меня не взяли хирургом, рыдала две недели! Но потом взяла себя в руки и стала искать работу окулистом.

В родном Острогожске молодой врач смогла устроиться не сразу. Помог случай. В районной больнице два доктора почти одновременно ушли в декрет. Правда, они были не окулистами, а гинекологами. Так что Валентину пригласили на работу в отделение гинекологии.

– На дежурства я ходила с огромным талмудом и постоянно училась у опытных коллег. Гинекология не сильно отличается от хирургии, просто это более узкая область. Так что хирургия, которую я когда-то проходила в субординатуре, мне очень помогла. Потом я уже окончила специализацию по гинекологии, ординатуру по гинекологии и на 2,5 года улетела работать в Алжир. Тогда я была единственным советским врачом, которому дали два индивидуальных контракта на продолжение работы в Алжире. Но я предпочла вернуться на родину.

За свою трудовую карьеру Валентина Гранкина работала и в оперативной гинекологии, и в обсервации, и в родблоке. В 1993 году перешла в отделение септической гинекологии, где трудится по сей день.

– Мне уже 66 лет – иногда думаю, может, пора на пенсию? Но стоит прийти на работу, как эти мысли улетучиваются. Пока уверена в своих знаниях и способностях, буду продолжать помогать женщинам. Тем более у нас в отделении сложился замечательный коллектив. Сейчас все ругают молодежь, но я бы не стала обобщать. В нашем отделении молодые специалисты – очень достойные люди, из которых получатся прекрасные врачи. А самое главное – они надежные коллеги. Они смогли почувствовать, что в медицине, особенно в хирургии, обязательно должно быть чувство локтя. Получить министерскую награду, конечно, приятно, но я чувствую себя неловко, потому что беру ее одна, хотя это заслуга всего нашего отделения.

Гранкина-1.JPG

Завотделением реанимации и интенсивной терапии Воронежской областной клинической больницы №1 Сергей Кузнецов

Кузнецов.JPG

Награжден Нагрудным знаком «За заслуги перед Воронежским здравоохранением»

Стаж Сергея Кузнецова 30 лет, он прошел весь путь медработника – от санитара и медбрата в детской реанимации до реаниматолога и анестезиолога в отделении акушерства и гинекологии, работал даже в тюремной медицине. Сейчас занимается нейрореанимацией.

– Чтобы понять профессию, нужно пройти все звенья. Они все интересные, потому что наша специальность интегративная, – считает Сергей Кузнецов.

В медицину он пришел по стопам дяди, который был хирургом. Родители (мама – учительница, папа – инженер) выбору сына не препятствовали.

– Анестезиолог-реаниматолог – самая оплачиваемая профессия в США по данным 2017 года. К сожалению, в нашей стране специализация недооценена. Поэтому низкий поклон тем людям, которые остаются в этой профессии. Хочется, чтобы люди знали о наших успехах, чтобы российские СМИ освещали работу реаниматологов. Ведь это интересная работа, где каждый больной – загадка со многими неизвестными. И когда ты находишь разгадку, это становится уникальным событием. По опыту зарубежных клиник могу сказать, что там любая успешная операция буквально на следующий день становится достоянием общественности. А в одной из ведущих нейрохирургических клиник в Хельсинки даже есть два специальных секретаря, которые занимаются исключительно пиаром уникальных врачебных случаев. Нужно привлекать СМИ и все соцсети, чтобы люди знали, какие фантастические операции проводят наши врачи.

В практике доктора Кузнецова было много чудес. Одно из последних – пациент провел 3,5 месяца в коме после тяжелейшей черепно-мозговой травмы, а потом своими ногами ушел из больницы. Это уникальный случай в медицине: после 3,5 месяца в коме восстановление до ясного сознания и полноценной социальной жизни.

Областную награду врач воспринял как очередной этап в профессии и добавил:

Кузнецов-1.JPG

– Но это не моя личная заслуга, а всего коллектива – потому что работа в реанимации – командная. 

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: