30 октября 2020

пятница, 01:59

$

78.87

92.6

Фото РИА «Воронеж»: Турция богучарская

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 7589
Фото РИА «Воронеж»: Турция богучарская Фото РИА «Воронеж»: Турция богучарская
Как обустроились турки-месхетинцы на воронежской земле.

В конце прошлого века тысячи турок-месхетинцев приехали в Воронежскую область, спасаясь от погромов в Ферганской долине в Узбекистане. Несколько семей оказались на хуторе Батовке – самом южном поселении Богучарского района, Воронежской области и всего Центрального федерального округа. Чем спустя 25 лет живут богучарские турки, как сложились их отношения с русскими соседями и есть ли будущее у этой небольшой общины, узнали корреспонденты РИА «Воронеж».

Южная граница

Население хутора Батовка – 146 человек. Из них больше 120 – турки-месхетинцы. Из 40 дворов 35 – турецкие. До Воронежа отсюда – почти 270 км по трассе «Дон». До соседнего хутора Нагибин – километров пять-шесть напрямую через поля. Это уже Ростовская область, Южный федеральный округ. Маленькая воронежская Турция входит в Первомайское сельское поселение.

- У нас живут 1225 человек. Почти 40% населения составляют именно турки-месхетинцы. Такой у нас интернационал получается,
Владислав Войтиков, глава Первомайского сельского поселения.

Одним из первых турок-месхетинцев в Батовке стал Валиджан Бадалов. История его новой, российской, жизни началась четверть века назад, когда самолет, вывозивший из охваченной погромами Ферганской долины Узбекистана турок-месхетинцев, сел на аэродроме Воронежского авиазавода.

- Мы успели забрать только предметы первой необходимости, остальное пришлось бросить - не до вещей тут, если убить могут каждый день. Так семьи Бадаловых и Курбановых оказались здесь - на юге Воронежской области. Потом подтянулись Аслановы и Файковы,
Валиджан Бадалов, батовский фермер.

Улица, на которой он живет в Батовке, так и называется – улица Авиаторов. В советское время авиазавод держал шефство над совхозом «Первомайский», а в самой Батовке тогда жили три с половиной сотни сельчан. Хозяйство развалилось вместе с СССР, а Бадаловы остались единственными крупными сельхозпроизводителями на всю округу. Остальные месхетинцы завели подсобные хозяйства, начали разводить коров, овец, сеять зерновые. Богучарская земля стала для них кормилицей.


– Нам было несложно вживаться в новый быт, турки-месхетинцы всегда занимались сельским хозяйством,
Валиджан Бадалов, батовский фермер.

Хотя воронежцам делить с новыми соседями было нечего, привыкнуть к ним оказалось не так-то просто. Иногда непонимание возникало из-за бытовых мелочей.

– Наш Валиджан – Вали – уже с самого начала своей жизни здесь громко заявил о себе, – рассказал Владислав Войтиков. – Ехал он как-то за рулем грузовика, тормозят его гаишники. Спрашивают, кто он, откуда, как зовут. А он и говорит: «Вали!». Инспекторы не поняли, что им так представляются, подумали – посылает куда подальше и взбеленились. Пока все разъяснилось, они его чуть живьем не съели.

Но, как правило, все так и ограничивалось подобными курьезами.

-Турки - месхетинцы довольно легко встроились в нашу жизнь. Люди они простые, работящие, непьющие, готовые помочь. Они стали своими для нас - немногочисленных русских, живущих здесь. Я сама живу здесь с 1977 года, а родина моя - Грибановский район. На батовской земле мы собрались вместе,
Нина Максимова, фельдшер из Батовки.

Крест и полумесяц

В 10 км от Батовки находится уникальное место. Здесь поблизости друг от друга расположились два кладбища – христианское и мусульманское. Рядом с православными хоронят правоверных со всего юга Воронежской области. За оградой и воротами с двумя полумесяцами на участке в гектар расположились больше полусотни могил.

У входа – деревянный молельный дом. Мужчины приезжают сюда молиться. Женщины по традиции делают это дома. Дверь закрыта на замок, ключ от него висит на виду - заходи и молись в любое время, кому когда удобно. Никому и в голову не приходит что-то сломать, разбросать.

На могильных памятниках под исламским лунным серпом - надписи кириллицей. У Курбановых такие же, как у Поповых.

- Я сам не прочитаю арабскую вязь. Ее, может быть, помнят наши старики, а те, кто помоложе, никогда ее не поймут. Русский язык для нас родной - потому и пишем на могилах все по-русски. Тут у меня полкладбища родни лежит, вон могила моего дяди Алихана Мавлютова,
Валиджан Бадалов, батовский фермер.

Хотя историческое турецкое письмо батовские месхетинцы почти забыли, традиции своего народа они чтут. Могилы турецких мужчин несложно отличить от женских: на первых, кроме памятника, в землю врыты треугольные столбики, на вторых – полукруглые.


Старые и малые

Поддерживают богучарские месхетинцы связь и с соплеменниками, оказавшимися четверть века назад в других регионах России. За день до приезда корреспондентов РИА «Воронеж» в Батовке праздновали свадьбу. Здешняя девушка Арзу вышла замуж за Расула с Белгородчины.

Все три улицы Батовки еще носили следы вчерашнего праздника: где-то кучковалась молодежь, где-то на скамейках отдыхали местные старики, где-то женщины мыли громадные казаны.

Все женские руки в Батовке накануне свадьбы были изрисованы какими-то странными узорами цвета йода.

- Это часть национальной свадебной церемонии. Вечером накануне свадьбы все женщины от мала до велика участвуют в так называемой «ночи хны» - своеобразном девичнике. Разводят хну и на руках рисуют варианты национального орнамента,
Валиджан Бадалов, батовский фермер.

Разукрасила ладошки и его полуторагодовалая племянница Элиф. Она с гордостью тянула кверху ручонки, показывая корреспондентам, что и она гуляла на свадьбе.

– Сейчас к женитьбе отношение не такое, как раньше, – посетовал Валиджан. – Тогда всё решали родители, а теперь парень с девушкой сами дружат и часто отцов и матерей просто ставят перед фактом: решили, мол, пожениться - и все тут. Что их бить, что ли, как им запретишь! Несколько лет назад в Воронежской области наши земляки играли свадьбу, после окончания церемонии жених сказал отцу: "Не хочу с ней жить" -  и все тут. «Сынок, так ты же сам ее выбрал, да и что мы теперь людям скажем?» – возмутился отец. Но так свадьба и расстроилась, сторона жениха скомпенсировала расходы родным опозоренной невесты, чуть до мордобоя дело не дошло, но жить вместе они так и не стали.

Но своим старикам уважение здесь оказывают по-прежнему. Самый старый житель Батовки – 84-летний Мухидин Файков. По статусу он – что-то типа местного старейшины. Как котенок, он щурился на жарком солнце. С помощью переводившего его слова Валиджана он рассказал журналистам самое главное пожелание, которое получили молодожены.

– Выдали замуж нашу невесту. Хорошая пара получилась, дай Бог им деток побольше,
Мухидин Файков, старейшина.

У самого деда Мухидина - богатство неслыханное: семь детей и более 30 внуков и правнуков.

Самый маленький батовец, Рамзан Икрамович Мусаев, как и пожилой Мухидин, тоже нежился на солнышке – на руках у своей мамы, 20-летней Севилы и бабушки Гульнары, пока его папа, Икрам, работал в поле на тракторе. Рамзан появился на свет совсем недавно – 9 июля – и для него нет другой родины, кроме Батовки.

Турецкий мир

Традиционную свадьбу турки-месхетинцы играют два дня: первый на дворе у невесты, второй – у жениха. Молодые уехали на Белгородчину, а для остальных батовцев второй день – повод посидеть с родней и друзьями. Гостям тут рады.

Корреспондентов РИА «Воронеж» Валиджан Бадалов пригласил в дом Аслановых. Во дворе – большой топчан под навесом-саку. Своеобразная угловая беседка, полностью застеленная досками на высотке колена, – непременный атрибут каждого турецкого дома.

– Жара-то какая стоит, только здесь от нее и спасаемся, - пригласил новых знакомых внутрь хозяин Салим Асланов.

Чем почетнее гость, тем дальше вглубь он должен пролезть, тем мягче будет его ложе, на котором, кажется, не вставая, можно пролежать целый день, отхлебывая по-турецки.

В летней кухоньке хлопочет жена хозяина, Гульбатон. Вместе с младшей снохой Наргизой она печет турецкий хлеб - экмек.

- По-деревенски я Галина, - представилась она.

Экмек пекут в духовке обычной газовой плиты, без масла - получается что-то типа армянского(круглого) лаваша, только гораздо вкуснее. Некоторые хлеба хозяйка посыпает маком, и все это с пылу с жару подает на стол вместе с чаем и восточными сладостями.

- Сегодня ждем гостей на второй день после свадьбы - молодые уехали к жениху на Белгородчину дальше гулять, а мы просто посидим с родней, которую давно не видели, - рассказал Гульбатон.

Халим Асланов - младший сын хозяина - работает в Москве, в одной из крупных федеральных структур. Но в Батовку к родителям и молодой жене старается выбираться почаще.

- Конечно, в столице совсем другой ритм жизни, люди другие, суеты больше. А здесь я просто отдыхаю. Батовка, как ни крути, моя родина и меня сюда тянет,
Халим Асланов, житель Батовки.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: