РИА «Воронеж» продолжает ежедневную рубрику, в которой рассказывает, что обсуждают горожане в соцсетях. Подборка мнений – в одном материале.

«Люди умирают на глазах»: медик эмоционально рассказала о «красной зоне»

Вал комментариев вызвал пост-призыв студентки четвертого курса ВГМУ имени Бурденко Александры Балобиной, которая работает в «красной зоне».

Многие поддержали девушку.

– В Воронеже полная «ж» с коронавирусом, но дуракам, как известно, закон не писан. В марте еще не верили, это было далеко где-то. Сейчас родственники, соседи, знакомые болеют, многие сильно, умирают. Сил врачам, а то им вас же потом и лечить, которые больше всех не верят, – прокомментировала пост Юлия.

– Пока сам не испытал на себе, не переболел этой гадостью – никогда не поймешь. Берегите себя и близких! – призывает Анна.

– К сожалению, всего этого многие так и не понимают до сих пор. Здоровья вам и сил, в том числе моральных, – поддержал автора поста Александр.

Но были и те, кто раскритиковал слова студентки.

– Если автор действительно врач, то она несет чушь. Уже научно доказано, что маски и перчатки не помогают. По факту защиты нет. Даже люди в защитных костюмах заражаются, а тут они с масками и перчатками, аж смешно, – сказала Виктория.

– Видно, медик супер. Или ее не учили, что маска не защищает? С такими врачами наши люди и мучаются, – высказался Александр.

– Для чего этот крик души? Цель? Запугать население? Или предостеречь хранить себя? Люди знают, у нас присутствуют инстинкты самосохранения. Для чего выкладывать в сеть и кричать, что все могут сдохнуть в любой момент? Врачи по новой программе работают? Врач вообще имеет право на такие разглашения в соцсетях? Там сидят дети, старики, подростки, астматики, неврозы, гипертоники, сердечники. Заболели 18 тысяч воронежцев (по данным на 29 октября, общее число приблизилось к 24,5 тыс. человек. – Прим. РИА «Воронеж»). А у скольких психосоматика? Полгорода! У меня много знакомых в «красной зоне». Они молча делают свою работу. Пытаются вселить в людей надежду и успокаивают их, продолжая лечить! А ты что пишешь? «Люди, бойтесь! Вокруг смерти и трупы! Берегитесь – это ужас!» – прокомментировал Александр.

– Маски, говорите? На поле боя? Почему КТ стала четыре тысячи рублей? Почему нет противовирусных препаратов? Берегите близких? Тесты на корону две с половиной тысячи рублей стоят! – возмущается Светлана.

Запрещать работу общепита по ночам пока не будут

Некоторые воронежцы считают, что рестораны можно и закрыть.

– Я в шоке. Когда поликлиники закрывали на плановый прием, никаких раздумий не было, а тут они подумают, – отреагировала Валентина.

– Ага, значит в ночных тусовках заболеваемости нет, а в детских секциях поголовная? – спрашивает Светлана.

– Какой еще общепит работает с 23 до 6 утра? Это же пойло-станции, – считает Геннадий.

Другие переживают за экономику и работников ресторанного бизнеса.

– Не понимаю возмущений. Да спите вы ночью, кто же вам не дает. Стараются сохранить доход общепита, который также платит зарплаты персоналу. Людям нужно работать и жить на что-то, – написала Ксюша.

– Общепит понес большие потери и убытки. Если им еще наложить ограничения, люди останутся без средств к существованию, – сказала Екатерина.

– Лично я по барам не хожу, особенно с 23-х и до 6-ти, но лично меня радует, что сейчас хотя бы просчитывают последствия, – прокомментировала Наталья.

Дефицит лекарств в аптеках

Воронежцы начали жаловаться на отсутствие антибиотиков и противовирусных средств в аптеках больше недели назад. А жители региона продолжают обсуждать проблему в соцсетях.

Многие комментаторы раскритиковали тех, кто ищет и покупает дефицитные сейчас препараты.

– Поколение, бездумно жующее антибиотики и пьющее волшебные таблетки, обречено на вымирание. Надо радоваться, что некоторые вещи купить нельзя, здоровее будете, – высказалась Юлия.

– Вот про «Арбидол» и «Гриппферон» для меня огромная загадка. Доказательств эффективности нет, современная медицина их не признает, но все равно их кто-то покупает и ищет, – недоумевает Ольга.

– Покупают те, кто думать своей головой не хочет. И таких, увы, много, по всей видимости, – предположила Екатерина.

– Покупают те же самые, что и гречку с туалетной бумагой по весне скупали, – поддержала предыдущего комментатора Екатерина.

Другие спросили – а чем тогда лечиться?

– А что делать, когда температура пять дней 38,5? Врач не приходит, и говорит: лечитесь сами. Больницы переполнены, туда не попасть, – написала Юлия.

Третьи уверены, что дефицит лекарств – маркетинговый ход.

– Производители «Арбидола» и «Гриппферона» радуются, что продали сахар с 1000% наценкой, – написал Александр.

– Искусственный дефицит. Для кого война, а для кого мать родная, – предположил Николай.

– На днях купила обычный ртутный градусник за 280 рублей, – рассказала Ирина.

– А мне кажется, специально дешевое держат на складах, пока такая ситуация. Продают дорогущие антибиотики, думая, что все равно будут брать! «Цефтриаксона» нет, который стоит 25 рублей, зато «Супракс» за 700 рублей – пожалуйста, – говорит Наталия.

Губернатор Александр Гусев поручил профильным департаментам провести работу по обеспечению доступности противовирусных препаратов в Воронежской области. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter