Сразу несколько коллег предложили разместить в Палате лекцию известного борца за трезвость Владимира Жданова, прочитанную на днях в Воронеже. Говорят, сильно изменило чувство меры вдохновенному лектору; в результате появился невиданный жанр - лекция антинаучно-популярная.

-  Люди научились делать алкоголь с древних времен следующим оригинальным образом: наливали в сосуды виноградный сок и запускали туда дрожжевые бактерии, - рассказал лектор Жданов. - А дрожжи -  большие сладкоежки. И под микроскопом видно: вот она, бактерия, вот у ней глаз, вот у ней рот, вот она поедает сахар, а сзади, из-под хвоста, у ней как раз выходит этиловый спирт. Таким образом, алкоголь есть ни что иное, как моча дрожжевых бактерий. Ну, по-научному - экскременты.

Научный поиск привел почтенного лектора в Абрау-Дюрсо, на родину российского шампанского. И вот как мастер антиалкогольного слова описывает технологию рождения пенистого чуда:

- Берут специальную толстостенную бутылку и заливают в нее букет виноградных соков пяти разных сортов. Запускают дрожжи и временно бутылку забивают специальной деревянной пробкой, и два года в полной темноте и покое бактерии перерабатывают сахар в это самое зелье. И когда через два года процесс уже подходит к концу и пора план выполнять, бутылки освещают ярким прожектором, и от неожиданности и страха бактерии прохватывает понос, и они от этого страха и поноса дохнут, но прежде чем подохнуть, они еще газуют, нагазовывают туда в бутылку. И вот почему-то пьяницы больше всего в шампанском ценят вот эти газы.

Для человека, который учил биологию в шестом классе, образы глазохвостых бактерий выглядят и впрямь неожиданно. Странное представление у лектора Жданова и о российских пьяницах, которые пьют именно шампанское и именно ради газов. Но вот чего у Жданова не отнять, так это точности в описании технологических процессов. Дело в том, что я сам три с половиной года назад побывал в повалах Абрау-Дюрсо и все описанное наблюдал собственными глазами.

Собираясь тогда на юг, я среди обычных курортных предложений прочитал в Интернете объявление «На временную работу заводу Абрау-Дюрсо требуется технолог-пугальщик бактерий, желательно с опытом работы». Я трезво рассудил: нет лучшего способа сочетать полезное с приятным, чем работа на винзаводе. И уже через два дня, стараясь опередить конкурентов, был на легендарном предприятии. Как понял, был уже далеко не первым. Заместитель главного технолога Эльсияр Гариповна, зеленоглазая брюнетка немногим за 30, быстро пробежала анкету и вздохнула:

- Опыта, я так понимаю, у вас тоже нет?

Но, кажется, чем-то я вызвал ее доверие.

- Ну ладно. Хлопните погромче в ладоши и крикните со всей силы, вот так: «Гей!!!»

Я сделал, как она сказала.

- Ого, - уважительно сказала Эльсияр, вставая с пола и окидывая заинтересованным взглядом мою ладную фигуру. - Мне кажется, мы сработаемся. Но имейте в виду: пугальщики - это элита нашего бизнеса. В пугальщике все должно быть прекрасно. - Она еще раз окинула меня быстрым взглядом.- И лицо и одежда, и белье, и обувь…Туфли вам придется сменить.

Мы прошли через широкий, уставленный фурами двор и спустились в подвал. В три- четыре глубоких шага по лестнице мы перенеслись из раскаленного августовского дня в прохладный октябрьский вечер. Эльсияр накинула белый халатик и легко зашагала впереди меня вдоль длинного ряда бочек. Ее каблуки громко цокали по серым старинным плитам.

Наконец, она распахнула дверь с надписью «Пыточная камера №3». Там стояли 10- и 20-литровые бутыли с торчащими из них деревянными пробками. На стенах висели плакаты, изображавшие бактерии alridus vulgaris анфас, в профиль и в разрезе. Огромные зеленые глаза жителей микромира жалобно смотрели на зрителя. На бутыли было нацелено несколько прожекторов с разноцветными фильтрами.

- Для создания разных сортов вина требуются разные способы пугания бактерий. Скажем, розовое брют получается таким потому, что мы используем розовый свет и высокие звуки мощностью 200 децибел. Если те же бактерии пугать светом от обычной лампы накаливания и музыкой Димы Билана, получаются полусладкие сорта. И так далее, ты скоро сам поймешь все тонкости.

Она очень естественно перешла на ты.

- Самое главное, что в нашем подразделении ни на секунду не прекращается творческий поиск. Например, мы заметили, что, когда наш работник в повязке с надписью «АД» подходил к бутыли, там начинало бурлить и пробку часто выбивало из бутылки без всяких прожекторов.

- А почему «ад»?

- Ну «АД»- Абрау-Дюрсо. Но, возможно, бактерии думают, что речь и впрямь идет об аде. К сожалению, средствами психологического запугивания приходится пользоваться ограниченно. Столько развелось всяких «зеленых» да разных правозащитников… Можно было бы переложить этот деликатный труд на плечи пугальных машин, но почему-то бактерии не боятся роботов. Для них нет ничего страшнее человека. Да ты сейчас сам увидишь: сделай это… ну то, что делал в моем кабинете, - чуть смущаясь, попросила Эльсияр.

Я изо всех сил хлопнул в ладони и закричал «Гей!!!». Тотчас жидкость в бутылях запузырилась.

-Ура! - закричала Эльсияр. - Пора план выполнять!

Она достала из кармана петарду «Корсар-4» и швырнула в угол помещения. Жахнуло, запахло серой. Откуда-то прибежали люди в белых халатах и черных повязках с надписью «АД». Зашипели шутихи и бенгальские огни, загремели петарды и барабаны, запели лютни и флейты, защелкали фотовспышки. Эльсияр металась по подвалу с распущенными волосами и кричала: «План! План!»

Пробки вышибало из бутылок одну за другой. Несколько емкостей лопнули. Рушились мирные вселенные, которые отжили под стеклом свою вечность – два года. Ароматная жидкость текла по полу, мерцая светом триллионов угасающих жизней.

- Ничего, эту потерю мы сейчас компенсируем. Хватайте его, ребята! – приказала Эльсияр.

Крепкие руки в повязках подхватили меня и понесли куда то в соседнюю пещеру. Через минуту я уже барахтался в огромном чане с винным материалом. Едкие испарения прошибали слезу, но я все же видел, как вверху, в проеме люка светились безумным светом зеленые глаза. Эльсияр тыкала в меня шестом и кричала в гулкое пространство: «А ну, газуй нам! Давай мочу, давай, по-научному, экскременты! Газуй, гад! А ну, газуй!»

…Я до сих пор иногда просыпаюсь в холодном поту, который пахнет шампанским. Боле того, пот пузырится и шипит.

Так что я не могу, друзья, принять в качестве экспоната Всемирной палаты меры и взвешенности лекцию Жданова. Он все правильно рассказал. Просто не все.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter