8 мая 2021

суббота, 04:25

$

74.14

89.51

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Подорожный

, Россошанский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 22438
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Подорожный Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Подорожный
Единственный житель сажает орехи в память о хуторе.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень Воронежской области. Журналистов интересует, останутся ли эти населенные пункты на карте региона через 10-15 лет или же исчезнут с последними жителями. Корреспонденты РИА Воронеж» отправились на хутор Подорожный Россошанского района, где постоянно живет всего один человек.

Хутор Подорожный территориально относится к Новокалитвенскому сельскому поселению. Хутор расположен в 500 м от асфальта, ведущего в село Ивановка, до которого около 3 км. В Ивановке есть магазин, да и до Новой Калитвы от Подорожного около восьми верст. Так что единственному жителю хутора, 69-летнему военному пенсионеру Николаю Рубанову, несложно добраться до благ цивилизации на велосипеде.

Николай родился и вырос в Подорожном, отсюда ушел в военное училище. Выбрал радиотехническую специальность, изучил системы наведения дальней авиации. Почти четверть века носил погоны, мотался по гарнизонам. Последним местом службы была Белоруссия.

После распада СССР жена и двое детей Николая остались в Барановичах. Сын Андрей и дочь Ольга служат в белорусских ВВС. У Николая два внука, которых он, как и детей, видит редко. Дети-иностранцы приезжают к отцу на хутор нечасто.

Рубанов упорно остается единственным жителем умирающего хутора, уезжать не собирается.

– Сын и дочь зовут переехать к ним, принять гражданство. В тех местах мне все знакомо, я служил там последние годы перед выходом на пенсию. Но куда мне на старости лет так круто менять жизнь, – рассуждает хозяин. – Тут у меня земля, скотина, птица, могилы родителей. А дети с внуками пусть приезжают на лето – места тут у нас необыкновенные.

Николай вернулся на родной хутор в конце 90-х и поселился с родителями. Отец умер в 1997 году, мать ушла из жизни в августе 2016 года.

Кажется, Николай Рубанов знает о Подорожном абсолютно все. Пенсионер собирает исторические материалы о здешних местах и постепенно стал краеведом. Рубанов может говорить часами о жизни своих прадедов – убитого лихими людьми неподалеку от своего дома Левко и награжденного Георгиевским крестом за Первую мировую войну Игната. Игнат ходил получать награду в Богучар пешком по степи за 30 верст.

– Наш хутор основан казаками в XVII веке, а его название имеет два толкования. Во-первых, Подорожный значит находящийся возле дороги. Вторая версия связана с тем, что мимо хутора между курганов, которые видны и сегодня, в XVII -XVIII веках в сторону нынешнего Богучара шел шлях. Тут стояли две казачьи заставы, и любой путник или купец, проходивший или проезжавший мимо, должен был платить заставам «подорожную» – что-то типа налога на движение по шляху. То есть узаконенный побор.

В советские времена в Подорожном действовал колхоз имени Димитрова. На хуторе было до 40 дворов, где жили Рубановы, Скибины, Копиевы, Алексеевы, Пархоменко – потомки тех самых казаков.

Старенький домик Николая Рубанова, на двери которого мелом нацарапано «Завал и нищета», внутри больше походит на слесарную мастерскую.

Всюду разбросаны инструменты, приборы и приспособления – сразу видно, что тут «логово» технаря.

Уже несколько лет военный пенсионер мастерит токарный станок собственной конструкции, но дело далеко не продвинулось.

В хозяйстве Рубанова цесарки, куры, козы, овцы, 40 ульев с пчелами.

Есть старенький мини-трактор и ржавеющий во дворе внедорожник «ЛуАЗ», выпущенный еще в 70-х.

Часть ульев – ноу-хау хозяина.

Ради экономии Рубанов приобрел у почтовиков несколько картонных ящиков с логотипом «Почты России» по 300 рублей. Традиционный деревянный улей стоит пару тысяч.

Николай доработал ящики, чтобы получились летние ульи. В конце осени хозяин перенесет их в дальнюю комнату своего дома, где пчелы перезимуют.

Прямо от двора Николая Рубанова по склону холма начинается густая лесопосадка. Она уходит в балку, по склонам густо заросшую терном, дикой грушей и шиповником. В конце усадьбы – колодец шестиметровой глубины, из которого хозяин берет воду.

Николай выкопал колодец сам, будучи еще 18-летним мальчишкой.

В 10 м от колодца в годы войны располагалась итальянская артиллерийская батарея. Теперь между деревьями густо разросшегося канадского клена остались редкие остовы домов прежних хуторян.

Через балку от владений Рубанова – старая дубрава. Подножие холма, на котором стоит лес, изрыто обвалившимися ямами. Это «работа» заезжих черных копателей, которые ищут клад здешнего барина, якобы зарытого перед революцией 1917 года.

Говорят, в конце ХІХ века в Подорожном были винокурня и кузница. Сюда даже пару раз приезжал бродячий цирк, и цирковой силач боролся с кем-то из местных казаков.

Теперь на хуторе тишина, которую изредка нарушают хозяйские козы. Самая любимая коза Кукла узнает хозяина по шагам и приветствует его радостным блеяньем.

Дворняга Цыганка, привязанная возле крыльца, лаем отгоняет непрошеных гостей – лисиц и хорьков.

Одной из скромных статей дохода военного пенсионера является сбор по всей округе и сдача металлолома. Николай складывает металл во дворе, доехать до пункта приема пока некогда.

Николай Рубанов посадил вокруг своего хуторка и по соседним с ним балкам несколько десятков саженцев грецкого ореха.

– Меня скоро не будет, а орехи будут плодоносить, – уверен пенсионер. – Пусть орехи напоминают людям, что когда-то здесь был хутор Подорожный и что их посадил его самый последний житель.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: