9 Августа 2020

воскресенье, 19:44

$

73.64

87.17

«Умру – и все забудут». Как под Воронежем искали воинское захоронение

, Новоусманский р-н, текст — , фото — Ольга Рындина
  • 4728
«Умру – и все забудут». Как под Воронежем искали воинское захоронение «Умру – и все забудут». Как под Воронежем искали воинское захоронение Теперь поисковики хотят найти родственников солдат.

Теперь поисковики хотят найти родственников солдат.

В окрестностях поселка Воля Новоусманского района нашли забытое воинское захоронение 53 солдат, умерших в госпитале во время Великой Отечественной войны. Теперь поисковики пытаются разыскать семьи людей, покоящихся в том месте. Пока известны родственники четырех человек.

Кто похоронен неподалеку от поселка, что помешало обнаружить останки раньше и как поисковикам помогли местные жители – в материале РИА «Воронеж».

Без вести пропавший

В июне 2019 года в администрацию Воленского сельского поселения обратился Виктор Новиков из Казани, который по просьбе своей бабушки искал могилу ее отца. Виктор Новиков рассказал, что его прадед Алексей Кузнецов, 1896 года рождения, получил ранение при обороне Воронежа и находился на лечении в полевом подвижном госпитале №4341, который дислоцировался в поселке Ракитное Новоусманского района с 15 сентября 1942-го по 15 января 1943 года.

– На момент обращения нам было известно только об одном воинском захоронении возле Ракитного – №270. По сведениям военного комиссариата, там покоятся останки двух красноармейцев, но прадеда Виктора Новикова среди них не было. Он считался без вести пропавшим – его имя нигде не значилось, – рассказала старший специалист администрации Воленского сельского поселения Людмила Киреева.

Однако Новиков был уверен, что его прадед похоронен где-то недалеко, так как в электронном архиве Министерства обороны «Мемориал» нашел список потерь полевого подвижного госпиталя №4341 за январь 1943 года. Кроме прадеда Виктора, там значились еще 27 человек.

– Мы вместе начали искать сведения о госпитальном захоронении: опрашивали местных жителей, делали запросы в военкомат, архивы Министерства обороны. Помогал нам и новоусманский краевед Михаил Небольсин. Виктор изучил журнал боевых действий, дислокационные карты и донесения, – продолжила Людмила Киреева.

Но все упиралось в ошибку, допущенную в официальных документах: везде значилось, что госпиталь находился на кордоне Ракитное Курской области. А Курская область до апреля 1943 года была под оккупацией, и госпиталя там быть не могло.

«Здесь мы солдатиков хоронили»

Виктор Новиков добился, чтобы ошибку в архиве Министерства обороны исправили: на самом деле полевой подвижной госпиталь находился в поселке Ракитное Новоусманского района.

Эту информацию подтвердили и местные жители. Живущая в Ракитном Мария Кустова приблизительно указала место госпитального захоронения, о котором знала с детства. Во время войны всех жителей поселка эвакуировали, а ее соседка, жена лесничего Наталья Ловягина, осталась и помогала при госпитале. Будучи в преклонном возрасте, она собрала детей из Ракитного и привела на место захоронения со словами: «Вот здесь мы солдатиков хоронили, а то я умру – и все забудут».

Мария Кустова тогда изо всех сил постаралась запомнить это место и часто ходила туда, но, повзрослев и выйдя замуж, долго жила в Воронеже, а место, где похоронили солдат, действительно забылось.

Еще одна жительница Ракитного, Марина, вспомнила, что впервые увидела то место в юности, оно было заброшено и разрыто кабанами. Видимо, за захоронением никто не ухаживал, хотя расположено оно всего в 300 м от поселка Ракитное, где в 1950-е годы жили 130 человек.

Без опознавательных знаков

Место, о котором говорили жители, оказалось неточным: поисковики нашли захоронение на соседней опушке.

Позже выяснилось, что документы дислокации этого госпиталя изучали краевед-историк, председатель правления военно-спортивного Союза имени Калашникова Валентин Котюх, а также представитель поискового отряда «Патриот» Татьяна Аблизова. Валентин Котюх предоставил информацию, после обработки которой стали известны имена 53 человек, умерших и захороненных в госпитале в Ракитном. Среди них был и прадед Виктора Новикова.

Поисковики из «Патриота» с помощью щупов и после частичного вскрытия одной из могил подтвердили место госпитального захоронения 30 мая 2020 года. К концу июля удалось определить границы 11 могил, которые в основном расположены рядами. Но, по сведениям очевидцев, всего было 14 могил. Недалеко в лесу остались ямы от окопов и землянок.

– К сожалению, мы не знаем и никогда уже не узнаем, кто в какой могиле лежит, – посетовала Людмила Киреева. – В архиве Министерства обороны схема госпитального захоронения полевого передвижного госпиталя №4341 отсутствует.

Как выяснилось, данный госпиталь 20 июля 1944 года, во время Харьковской операции, попал под налет фашистов, часть документов была утрачена. Погибли и сотрудники, включая начальника госпиталя капитана медицинской службы Самуила Мейфа. В наградном листе указано, что под его командованием был создан один из лучших госпиталей 60-й армии. Самуил Мейф организовал строительство двухэтажных палаток, которые были светлыми внутри и сохраняли тепло зимой.

Так как умерших в госпиталях хоронили без опознавательных знаков, в администрации Воленского сельского поселения решили, что вскрывать захоронение в Ракитном не имеет смысла. А вот найти родственников погибших необходимо. Этой работой в основном занимается Татьяна Аблизова из поискового отряда «Патриот». За два месяца поисков нашли родственников еще трех человек, которые тоже высказались против вскрытия могил.

Таблички с именами

Один из похороненных в Ракитном – Николай Лавренов 1910 года рождения. В его наградном листе указано, что он, проявив мужество и отвагу, вместе с товарищем проник во вражеский дзот, убил двоих немцев, одного ранил, а четвертого взял в качестве языка. Две дочери Николая Лавренова собираются приехать на могилу отца из Рязани. Их дети и внуки и сами искали сведения о нем.

Также отыскался внук Александра Елисеева 1908 года рождения. Родственник солдата живет в Нижнем Новгороде, с ним удалось пообщаться с помощью видео-конференц-связи. Оказалось, родные не переставали искать информацию о судьбе Александра Елисеева, ведь он тоже числился без вести пропавшим.

На госпитальном кладбище есть и захоронение женщины – Татьяны Прошкиной из села Сафоново Добринского района (современная Липецкая область). Ее девушкой направили рыть окопы то ли в Липецк, то ли в Воронеж, а затем она каким-то образом попала в госпиталь в Ракитное, где умерла от гангрены. Ее дядя – участник войны – до сих пор жив.

Бабушка Виктора Новикова, Мария Алексеевна, до сих пор помнит, как отца провожали на войну. Ей 88 лет, она не сможет побывать в Ракитном, но Виктор собирается приехать и почтить память прадеда.

В администрации Воленского сельского поселения начали заниматься благоустройством и паспортизацией воинского захоронения, в этом помогает Валентин Котюх.

– Захоронение необходимо официально оформить, поставить на учет и продолжить благоустройство – уже готовы макеты табличек с именами бойцов, – сообщила Людмила Киреева. – Кроме того, мы с Татьяной Аблизовой будем и дальше искать родственников погибших.

Список захороненных здесь. В него вошли жители разных регионов. Тех, кто нашел в перечне своих родственников, просят сообщить об этом по телефону 8 960 115 11 10 (Людмила Михайловна Киреева).

Кстати, известно еще об одном подобном захоронении на территории Воленского поселения. Примерно с декабря 1942-го по февраль 1943 года в здании Тресвятской школы располагался госпиталь, где умерли 25 человек. Место их захоронения, однако, неизвестно. Поисковики попросили жителей Воронежской области расспросить своих родственников – возможно, кто-то помнит, где это место.  

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: