24 Апреля 2018

вторник, 07:59

$

61.77

75.79

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Плаутино

, Новохопёрский р-н, текст — Леонид Шифрин, фото — Андрей Архипов
  • 3862
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Плаутино

Почему фермер из Молдавии поселил у себя одинокого местного старика.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень Воронежской области. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10-15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта посвящен поселку Плаутино Новохоперского района, где постоянно живут восемь человек, а семь домов куплены под дачи жителями Новохоперска.

По некоторым данным, поселок был основан в конце XVIII века, позже эти земли принадлежали дворянам Плаутиным – потомкам Михаила Ломоносова и князя Григория Потемкина-Таврического. Примечательно, что сегодня в окрестностях насчитывается около 20 стоянок первобытного человека, и каждое лето в эти места на раскопки приезжают экспедиции из воронежских вузов.

Здешние дома стоят максимально близко друг к другу, многие построены из шпал. Из деревянных в этих краях строили жилье и заборы, а из бетонных – столбы для них. Издавна Плаутино считался поселком железнодорожников – большинство жителей трудились мастерами пути или путевыми обходчиками. Немногочисленные обитатели единственной улицы в поселке – Железнодорожной – давно привыкли к стуку колес на стыках рельсов.

Сегодня поселок относится к территории городского поселения город Новохоперск, к которому ведут 4 км асфальтированной дороги. За крайними домами проходит железная дорога на Балашов и Саратов. Дважды в день к остановочной площадке Плаутино подъезжает электричка, на которой люди могут доехать в Новохоперск на рынок, обратно чаще всего приходится возвращаться автобусом.

Такой маршрут раз в неделю проделывает 79-летняя Анна Дадаева. Женщина живет одна. Ее дочь Надежда, обитавшая в Саратове, умерла два года назад, и из близких родственников у Анны Васильевны осталась только внучка Наталья – она тоже живет в Поволжье.

– Сама я родом из Подмосковья, – рассказала пенсионерка. – С мужем Василием познакомились в 1964 году, сыграли свадьбу и приехали жить на его родину, в Плаутино. Муженек ревнивцем оказался, когда выпивал, поколачивал меня без всякого повода, один раз даже стрелял из ружья через дверь – на ней до сих пор следы от дроби остались. Лет десять мы с ним промучились и разошлись, дочурку, считай, одна на ноги поднимала.

В 60–70-х годах ХХ века в Плаутино было около 30 жилых домов, и во многих, по местной традиции, держали пуховых коз. Было свое стадо и у Анны Дадаевой – она стригла коз, чесала шерсть, вязала пуховые платки и везла их на рынок в Новохоперск – тем они с дочкой и жили. Сейчас у Анны Васильевны не только коз – даже птицы никакой нет: здоровье уже не то.

– Меня дочь, пока была жива, все в Саратов к себе приглашала пожить, но чего мне на этаж было лезть в городе, когда тут у меня все под рукой? – говорит Анна Васильевна. – Несмотря на возраст, старухой я себя пока не чувствую – волосы крашу, слежу за собой. Мы вместе с нашим дубом стареем…

Дуб, растущий более 100 лет на песчаном холме на краю поселка, – главный символ Плаутино. Раньше, говорят здешние старожилы, он был больше и ветвистее, а в последние 20 лет начал хиреть. Песчаный холм, на котором растет дерево, стали перекапывать и машинами забирать песок для строительства. Из-за этого у дуба обнажились корни, и теперь он теряет силу.

В сотне метров от дуба стоит еще один символ поселка – старый ржавый автобус КАВЗ, выпускавшийся в 1970-е годы. Когда-то приезжие из Узбекистана перевозили на нем овец, но потом бросили машину, исцарапав корпус автобуса словами на чужом языке.

Овец в Плаутино много и теперь – их держит фермер, гагауз по национальности, 60-летний Иван Таукчи. Напротив своих овчарен через асфальтовую дорогу, ведущую в село Каменка-Садовка, он арендовал заливной луг площадью 80 га, так что для 300 овец и 50 коз дойного стада у него есть кормовая база.

– Конечно, мне хотелось бы иметь побольше овец, но, пока не выплачен кредит, расширяться не получается. Да и здоровье уже не то – сердце пошаливает и скоро операция на коленном суставе предстоит, – пояснил Иван Таукчи. – Плохо, что дети от второго брака еще малы, свое дело пока им передать не могу.

 

Иван Таукчи родом из Молдавии, сразу после армии уехал «на севера» – более 20 лет работал шофером в Тюменской области. Там у него была семья, двое детей.

– Сложилось так, что развелся с женой, вместе с братьями приехал в Центральную Россию и осел тут, под Новохоперском. Здесь женился снова, супруга и двое детишек-школьников – в райцентре, но я большую часть своей жизни провожу в Плаутино, на ферме, – рассказал Таукчи.

Он уже настолько обрусел, что к себе в Молдавию его давно не тянет. Поселок Плаутино стал ему третьей родиной – вслед за Молдавией и Тюменью. В поселке находится могила старшего брата Диомида, с которым он приехал с севера и которого похоронил в 2002 году.

У Ивана Таукчи живет 69-летний пенсионер Анатолий Иваненко – единственный коренной житель поселка. Раньше бывший железнодорожник – бригадир пути подрабатывал у фермера, но начал быстро стареть, и лет пять назад Таукчи поселил деда у себя в небольшом домишке. Свой дом, стоящий в конце улицы, старик просто бросил. Около года назад дом по неизвестной причине сгорел.

У пенсионера нет близких родственников – жена, с которой они так и не нажили детей, умерла в 2006 году. Под присмотром ему жить проще, и теперь приезжий фермер для него единственная опора.

– Спасибо Ивану, – говорит дед, – он меня дохаживает как родного. Раньше, когда я был молодым и работал на «железке», в Плаутино еще была станция, закрыли ее примерно в 1970-х годах. А лет десять назад даже последние кирпичи здания вокзала – и те растащили! В годы моей молодости мимо поселка каждый день проходило 140 пар пассажирских поездов, не считая товарных, а теперь тут движение раза в три уменьшилось.

Ежедневно пенсионер совершает пешие прогулки по окрестностям своей малой родины. Путь начинается от рельсов, на которых прошла большая часть его жизни.

– В дом престарелых я ни за что не пойду, – уверяет Анатолий Федорович, – мне и на родине хорошо – накормлен, напоен, гуляю целыми днями, что еще в старости нужно? Утром встану, выйду со двора, на дуб посмотрю – как он там? Стоит! Ну и я с ним на пару еще поскриплю свое.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: