10 Декабря 2019

вторник, 22:00

$

63.72

70.50

«Хоть сейчас в космос». Что помогает воронежскому ветерану оставаться бодрым в 95 лет

, Каменский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 10859
«Хоть сейчас в космос». Что помогает воронежскому ветерану оставаться бодрым в 95 лет

Алексей Коровченко вяжет веники, работает на пасеке и много гуляет.

Уроженец и нынешний житель хутора Рождественский Каменского района 95-летний Алексей Коровченко каждый день проходит по полтора-два километра, занимается оздоровительной гимнастикой, ездит на своей «Ниве» в магазин, собирает и сушит лечебные травы, вяжет веники, хлопочет на пасеке, а недавно сделал лодку для рыбалки на Дону своему внуку Виталию. В молодости Алексей Коровченко шил обувь всей округе и вывел новую породу овец, за что его удостоили высокой правительственной награды. В канун Дня Победы корреспонденты РИА «Воронеж» провели с ветераном почти целый день, расспросили его о военном времени, узнали, чем он живет сейчас и что его вдохновляет больше всего.

Война в седле

Ветеранов войны нынче раз-два и обчелся, а из оставшихся в живых кто-то воевал полгода, кто-то месяц-полтора. Алексей Коровченко, которому в августе исполнится 96 лет, отправился на фронт в 1941-м и вернулся домой в 1947-м. Имеет орден Отечественной войны и медаль «За победу над Японией».

Войну Алексей Коровченко вспоминать не слишком любит. Говорит: «Каких-то особых подвигов за собой не помню, стрелял, как все, бежал в атаку…».

Его родители Илья Кузьмич и Анисья Павловна были одними из основателей хутора Рождественский. Они переселились сюда из соседнего села Марки – поближе к Дону – и одними из первых вошли в создавшийся колхоз «Тихий Дон». Алексей окончил начальную школу на хуторе, а потом бегал каждый день босиком по 7 км в Марковскую восьмилетку и обратно. Зимой валенок не было, наматывал на ноги тряпки.

Мать Анисья, брат и сестры Алексея

– Я окончил шесть классов и пошел работать в колхоз, – вспомнил ветеран. – В 15 лет пас жеребят. Помню 22 июня 1941 года – верховой из Марок прискакал, где было радио. «Война, война!» – кричал. Отец осенью ушел на фронт, а меня призвали в декабре 1941-го. Я-то рвался на фронт, но оказался на Дальнем Востоке. Нас всех 150 человек построили, а полковник выбрал только двух – меня и еще одного – в истребительную роту. Отправили учиться азбуке Морзе, прыжкам с парашютом – сейчас понимаю: готовили диверсантов, да только я во время проверки здоровья не выдул в трубку необходимую силу легких, и отправили снова учиться. Дважды просился на фронт, а командир мне все твердил: «Сиди, сопляк, успеешь еще повоевать». Потом меня, как деревенского парня, знавшего лошадей, взяли ординарцем начальника штаба стрелковой бригады, где было 10 тыс. штыков. Я должен был ему лошадь готовить, рядом с ним ездить.

Красиво шить не запретишь!

Отца Алексея в то время ранили в Крыму, он попал в плен и был увезен на работы в Германию – в Дрезден, откуда его освободили в 1945 году уже американцы. А когда Илья Кузьмич вернулся домой, его отправили восстанавливать шахты на Донбассе.

А в родном Рождественском в 1942-м обосновались мадьяры. Они выгнали людей из хаток, а дом семьи Коровченко (в ней было восемь детей) разобрали для строительства блиндажей на берегу Дона.

– Я боялся: война кончится, а я даже толком повоевать не успею, – вспомнил Алексей Коровченко. – Уже готовился стрелять в 1943 году, когда нас подняли по тревоге – оказалось, японцы границу перешли под Уссурийском. Думал, хоть сейчас повоюю, но где там – пока нас перебросили, пограничники отбили атаку неприятеля. После капитуляции Германии все-таки немного удалось повоевать – в августе 1945-го началась война с Японией, получили карабины, и наше подразделение участвовало во взятии города Муданьцзян в северо-восточном Китае.

После разгрома Японии Алексей еще оставался на службе. Тогда во Владивостоке солдат, готовившихся к «дембелю», обучали гражданским профессиям – Коровченко решил стать сапожником. Сшил раз майору Сухушину сапоги с подкладкой из лисьего маха, он их и зимой не снимал. Генерал увидел, поинтересовался, не холодно ли, майор показал изнанку. Генерал распорядился сшить ему такие же – и понеслось. До демобилизации – 1947 года – Алексей шил сапоги офицерам, сапожки и модельные туфли их женам, полушубки, дубленки и много чего еще. Когда вернулся домой, привез с собой 30 разных колодок и первые лет пять шил обувь для всей округи – правда, потом она стала появляться в магазинах. В доме до сих пор хранятся тапочки, которые Алексей Ильич сшил лет 30 назад для своей супруги Марии.

С женой Марией, детьми и тещей Варварой

Алексей и Мария были знакомы еще со школьной скамьи, поженились в 1947 году. Супруга умерла в 2001-м – работала почтальоном, однажды упала с велосипеда, руль пробил ей три ребра. Мария Степановна долго болела и уже не смогла оклематься. Сегодня у деда трое детей, пятеро внуков и четыре правнука.

Младшая дочь ветерана Валентина с сыном Виталием в день приезда журналистов РИА «Воронеж» в Рождественский как раз были на хуторе – сажали картошку на громадном огороде.

– Несколько последних лет папа зимует у нас в Павловске, – рассказала Валентина, – но в апреле мы его привозим на родину. В принципе он все делает сам, просто силы уже не те.

Внук Алексея Коровченко Виталий – рыбак. Несколько лет назад дед своими руками выдолбил внуку настоящую лодку, которая зимой хранится во дворе, а летом вывозится на берег Дона.

В родном хуторе Алексей Ильич всю жизнь занимался овцами – в середине 1960-х колхоз купил в Англии трех племенных баранов, и через несколько лет путем кропотливой селекции здесь вывели новую для средней полосы России породу овец – с полутонкой шерстью.

– Я в течение трех лет сутками пропадал на овцеферме, – вспомнил ветеран. – Селекция шла полным ходом, всего за это время пришлось осеменить порядка тысячи овец, пока что-то стало получаться. А в 1971 году в Лисках тогдашний первый секретарь обкома КПСС Виталий Воротников наградил меня орденом Октябрьской Революции. Тогда в каждом дворе овцы были, у нас тоже около двух десятков – мы сами стригли их и каждый год по 30-35 кг шерсти государству сдавали.

На зарядку становись!

В хозяйстве Алексея Ильича до сих пор сохранились приметы войны – например, ржавая немецкая колючая проволока, которая поддерживает забор.

– Сколько в наших краях после войны мин и снарядов было! – восклицает Алексей Коровченко. – Один раз младшие ребята нашли снаряд и повезли его на тележке куда-то, старшие отняли и вывезли его на берег Дона. Начали что-то поджигать, он взорвался. От одного вообще следа не осталось, а второго, что стоял подальше, просто перерезало пополам!

Несмотря на почтенный возраст, пенсионер держится на зависть молодым. Секреты его долголетия – обязательные ежедневные часовые прогулки по окрестностям. Каждое утро ветеран ложится на пол, поднимает ноги вертикально к стене и лежит так по 10 минут – и на весь день ногам становится легче, суставы не беспокоят.

– Я старый травник, собираю травы по округе и пью чаи с отварами, – добавил Алексей Коровченко. – Стихи даже пишу о пользе трав и овощей:

Мята лечит невралгию,

Свекла – от гипертонии.

Земляника гонит соль,

А шалфей – зубную боль…

Еще три страсти Алексея Коровченко – пчелы, веники и автомобили.

Раньше у него было до полусотни ульев, теперь осталось всего 20, – но все сделаны своими руками. Причем ветеран мастерит ульи на заказ всей округе – даже чиновникам из райцентра.

Когда журналисты из Воронежа побывали в Рождественском, Алексей Ильич как раз ремонтировал один из ульев при помощи долота и топора, сделанных еще колхозным кузнецом в советское время.

– Это долото – из тракторной детали, а для укрепления топора на обух специально приварены части обычной деревенской косы. Такой топор при работе «прилипает» к дереву, а не отскакивает от него, как часто бывает с инструментами заводской работы, – объяснил ветеран.

Плести веники – не в здешних традициях, центр этого ремесла территориально располагается ближе к Лискам. Но Коровченко сам высаживает сорго и за сезон (август – октябрь) производит 30-40 веников. Часть продает, часть раздает – например, недавно штук 15 передал в Павловский госпиталь для ветеранов войны, где лечится каждый год.

Третья страсть пенсионера стоит в гараже – это «Нива». Раньше ветеран ездил на «копейке», а лет шесть назад купил новенький внедорожник.

– Люблю бокс смотреть, нравится передача «Давай поженимся», как там весело женихи и невесты друг друга выбирают! Только телевизор смотреть не всегда есть время – у меня весь день расписан по минутам, – признался пенсионер.

Космонавт из глубинки

Вместе с Алексеем Ильичом корреспонденты РИА «Воронеж» прогулялись по окрестностям, поднялись по холму на крохотное кладбище, где похоронен отец ветерана и еще несколько родственников.

– Я обязательно лягу рядом с ними. Жена умерла в Павловске, когда у дочери в гостях была. Там и схоронили ее. А я хочу поближе к бате лечь и к своим двоюродным братьям, – рассудил Алексей Коровченко.

С холма возле дедова двора отчетливо нарисовался силуэт «скорой» – несколько раз в год врачи приезжают к ветерану войны, чтобы справиться о здоровье, измерить давление, послушать, как стучит сердце.

В этот раз к деду приехал врач общей практики из Марковской врачебной амбулатории Анатолий Козырев.

– Как дела, Ильич? – поинтересовался доктор. – Ты у нас единственный в округе с 1923 года рождения остался.

– Да нормально, хоть сейчас в космос лететь готов, – бодро отозвался ветеран.

Тонометр показал давление 130/70. И это после получасовой прогулки по окрестным холмам!

На 9 Мая Алексей Ильич обязательно наденет свой парадный пиджак с орденами и медалями и, возможно, выпьет 50 г. До спиртного он никогда охотником не был, но в такой день ему можно все.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: