С 2017 года в Воронеже работает второй офис Международной финтех-группы TWINO. Компания по праву занимает лидирующую позицию на рынке альтернативного кредитования, предоставляя быстрые и удобные услуги, которые помогают десяткам тысяч пользователей улучшать качество жизни. Ежемесячно услугами TWINO пользуется порядка 80 тыс. человек, что является огромной ответственностью и стимулом для дальнейшего развития компании. 

Генеральный директор Светлана Гайдукова рассказала о динамике рынка альтернативного кредитования, законодательных изменениях и новых продуктах, призванных улучшить качество сервиса.

– Светлана, 2019 год начался для вас с приятной новости: финтех-группа TWINO получила премию в области инноваций «Время Инноваций» и была признана «Проектом года» в категории «Бизнес и Сервис». Что для вас значит эта победа?

– Любая победа – это праздник. Особенно победа в такой номинации. В нашей команде более 200 человек, которые каждый день работают над одной задачей: как сделать сервис удобнее и продукт лучше. И такие награды – подтверждение тому, что мы на правильном пути. В месяц специалисты обслуживает около 80 тыс. клиентов, которые доверяют TWINO и пользуются нашими услугами. Ради них мы работаем и делаем более технологичным продукт и процессы, чтобы выдача была удобнее, быстрее, понятнее. Поэтому награда для нас реально важна и нужна.

– Как в команде отметили эту победу?

– Большим праздником и благодарностью каждому сотруднику. Я проработала в разных компаниях, корпорациях, стартапах, медиа, рекламе – мне есть с чем сравнить. В TWINO ритм в пять раз выше, поэтому очень важно держать команду вместе и поддерживать хорошую атмосферу внутри коллектива. Мы отмечаем не только официальные праздники, но и придумываем собственные. К примеру, в апреле, после затяжной зимы, у нас традиционно проходит «Месяц здоровья» с разнообразными ежедневными активности – от мастер-классов приглашенных спикеров-атлетов, до организации медитационных практик.

– По данным рейтингового агентства «Эксперт РА», за первое полугодие 2018 года группа TWINO в России занимает первое место по объему портфеля выданных займов физическим лицам и является бесспорным лидером на рынке онлайн-кредитования в стране. Как вы планируете сохранять лидерство на рынке дальше и насколько важны для вашей компании всевозможные рейтинги?

– Рейтинги нужны для того, чтобы ориентироваться в пространстве и отслеживать динамику у конкурентов. Для нас пространство – это рынок альтернативного кредитования. Цифры говорят о том, что мы повысили портфель онлайн-займов в два раза за прошлый год (сейчас портфель на уровне 80 млрд. рублей). И то, что за первое полугодие 2018 года мы вошли в лидеры ранка, заняв первое место по объему портфеля среди сервисов альтернативного кредитования, вызывает у меня и всей команды гордость. Так что, рейтинг – это приятно, конечно. Теперь наша задача – удержать лидирующие позиции. Действовать будем по двум фронтам. Во-первых, в виду законодательных ограничений, которые понижают ключевую ставку, влияя негативно на маржу, будем укреплять портфели с точки зрения качества. Во-вторых, будем предлагать нашей базе клиентов, приближающейся сейчас уже к 1 млн. пользователей, новые услуги. Мы хотим расширить линейку наших продуктов для того, чтобы предложить клиенту то, в чем он нуждается.

– Какие новые направления собираетесь реализовать в этом году?

– Мы уже запустили страховые продукты, а теперь еще будем предлагать интересные предложения для лояльных клиентов, которые заключаются в предоставлении больших сумм на длительные сроки, а также смотрим в сторону залогового кредитования.

Страхование мы делаем вместе с партнером, работающим со всем микрофинансовым рынком. Страховка позволяет человеку застраховать негативные случаи жизни – например, потерю работы, которая, безусловно, негативно влияет на его платежеспособность. Мы считаем нужным и важным это предложить, потому что в России в принципе услуга по страхованию от каких-то несчастных случаев не пользуется популярностью. Наши люди по своей сути – оптимисты и не склонны думать о негативном развитии событий. Но мы все-таки предлагаем клиенту задуматься. И если он задумался и хочет этот риск минимизировать, мы предлагаем ему в этом помощь.

Что касается продукта больших сумм на более длительное время – это будет ограниченное предложение для самых лояльных клиентов, которые уже не первый раз пользуются нашими услугами, мы друг другу доверяем и можем на этом доверии строить другие отношения.

Залоговый продукт, в частности автокредитование под залог ПТС, хорошо зарекомендовал себя в России и прекрасно развивается. В связи с регуляторными изменениями, мы тоже видим, что нам нужна некая секьюритизация займа.

TWINO запустило эти продукты, потому что на них есть спрос. Мы компания, которая растит портфель очень агрессивно, но также смотрим, что делают наши конкуренты и компании в смежных бизнесах. Когда уже есть интерес, рынок сформирован, мы на него заходим и огромной базе клиентов предлагаем только то, что востребовано.

– TWINO обладает технологическим стеком собственной разработки. Главным преимуществом компании является полностью автоматизированный процесс анализа кредитной заявки, одобрения и предоставления денежных средств. Расскажите, как этот процесс ощущают на себе клиенты компании?

– Клиенты на себе его никак не ощущают. Принцип заключается в том, что, когда клиент заходит на наш сайт и заполняет форму, он ждет буквально несколько секунд, пока тысячи разных факторов внутри системы, оценивающей его платежеспособность, надежность, примут решение и сделают предложение. Клиенту не нужно задумываться, какие процессы стоят за его действиями, и это здорово. Это тот самый сервис, к которому мы долгое время стремились и наконец пришли. Теперь клиент может сделать множество операций, не выходя из дома. Сейчас все больше и больше людей пользуется интернет-шопингом, онлайн-доставкой и все меньше и меньше ходят по магазинам, что экономит время и оптимизирует жизнь. Зачастую в интернет-магазине ассортимент шире, а цены ниже. Эту же кальку с точки зрения сервиса мы можем применить и к финансовому продукту. Что вы предпочтете – идти в банк, тратить свое время, заполняя формуляры, собирая бумажки, либо прийти к нам и за две минуты узнать, на какую сумму и какой срок вы можете рассчитывать? Другой аспект, который часто не упоминается: в России есть определенные пути выплаты зарплат: работающие на себя, частники, ИП не могут подтвердить этот доход в том объеме, какой просит банк. Но это хорошие платежеспособные люди, которым просто нужны деньги на какие-то свои цели. Мы таким людям помогаем. В Европе это называется small medium enterprise – кредитование малого и среднего бизнеса, и это уже отдельная ниша, где финтех тоже прекрасно работает. А в России этого пока что нет. В TWINO индивидуальных предпринимателей кредитуем как физлиц, но мы знаем, что за ними стоит свой собственный успешный бизнес, пусть не миллиардный, но абсолютно живой и приносящий заработок.

– С 1 июля 2019 года вступит в силу норма закона, ограничивающая размер процентной ставки по потребительскому кредиту (займу) 1% в день. Кроме того, согласно законопроекту, с 1 января 2020 года вводится запрет на начисление неустойки и других мер ответственности по договорам потребительских кредитов, а также платежей за услуги, предоставляемых заемщику за отдельную плату по договору со сроком возврата на момент заключения, не превышающего 1-го года после того, как сумма начисленных процентов (и/или) других мер ответственности достигнет 1.5 размера суммы выданного кредита/займа. На ваш взгляд, как отразятся принятые Госдумой изменения по договорам потребительских займов на заемщиках и компаниях?

– Мы наблюдаем интересную динамику: за прошлый год рынок вырос очень значительно, мы увеличили портфель в два раза. А дальше произойдет очень простая вещь: те компании, которые смогут адаптироваться, останутся. Те компании, не смогут адаптироваться, уйдут. Что значит «смогут» и «не смогут». По нашей экспертной оценке, адаптироваться не смогут маленькие региональные компании, у которых просто не хватит оборота для того, чтобы на других оборотах скомпенсировать будущее падение маржи. По прогнозам, чистая прибыль компаний уменьшится на 40-50% – это большой скачок. Изменения уже произошли после первой волны 28 января: понизилась ставка, понизился разрешенный объем переплат, компании перестали предлагать клиентам скидки. Подобная картина наблюдалась в 2014 году в ретейл-сетях. Программа лояльности снижается, скидки убираются и дальше выдача происходит не на такую широкую аудиторию, а на более сокращенную. Работая на качество портфеля, мы уже не можем обслуживать широкий пул клиентов, неся риски с пониженной маржой. Это то, что будет происходить, с одной стороны.

С другой стороны, мощные игроки на рынке, вроде TWINO, запустят новые продукты, интересные их базе клиентов. Может быть из-за понижения ключевой ставки люди, которые раньше с холодком относились к альтернативному кредитованию, посмотрят в эту сторону. Тем более у нас в компании первый заем бесплатный – мы даем возможность познакомиться с продуктом, попробовать.

Так что, для нас это позитивное изменение, как любое изменение, которое делает регулятор при нормализации работы рынка. Да, это несет какие-то последствия в себе, но так было на всех рынках, на которых мы работаем – в Польше, Казахстане, Грузии, Латвии. Там тоже есть регуляторные ограничения, и там тоже уже переосмыслили модель работы. Это стало возможным благодаря тому, что за каждой компанией стоит команда. Команда, построенная иерархично-бюрократично, не может такие изменения быстро сделать. В TWINO команда построена по-другому принципу изначально: у нас минимум бюрократии и гибкая система для принятия решений. Мы можем просто внутри команды создавать проектные группы, направленные на решение узких задач, помогающий осуществить глобальный проект. Поэтому мы готовы к изменениям – у нас есть международный опыт трансформирования бизнеса, принцип построения и управления команды, который позволяет быстро перестраиваться. Ну и объем, который позволит нам выдержать даже снижение чистой прибыли на 40%.

– До приезда в Россию вы работали в Польше. Расскажите, насколько сильно отличается рынок альтернативного кредитования в России и Польше, что бы вы перенесли из опыта европейских коллег нам?

– У каждого рынка своя специфика. Во-первых, отличие в том, как освещается медиа-сектор, в каком тоне все подается и с какой целью делается. В Европе он носит образовательный характер, чтобы не напугать людей, а объяснить им, как пользоваться услугами финтех-компаний. Незнание провоцирует неприятные ситуации с той же долговой нагрузкой, например. Если человеку сразу объяснить, как можно пользоваться разными продуктами, у него появляется вариативность, есть выбор, какой продукт он хочет реально использовать, а не тот, что ему брокер в банке навязывает или реклама в соцсетях рассказывает. Вот в этом огромная разница между потребителем здесь и потребителем в Европе. Во-вторых, в европейских странах PR-продвижение отрасли больше инвестируют государство и частные компании. В России этого не происходит. Третья разница в регуляторной рамке: изменения на рынке всегда были, есть и будут – к этому мы нормально относимся. Ненормально, когда нет диалога между регулятором и компаниями – тогда невозможно работать в связке.

На днях Центробанк собрал все компании сектора для прояснения законов, которые вскоре будут приняты. По итогам заседания были созданы рабочие группы, которые будут прорабатывать эти вопросы, потому что очень важно, чтобы законодательство шло в руку с реализацией. Надеюсь, этот диалог приведет нас к продуманным законопроектам, которые реально воплотить в установленные сроки.

И, наконец, четвертое отличие, которое заключается в соперничестве финтех-компаний с банками. В Европе давно поняли, что изобретать велосипед не нужно: есть финтех-компания, которая уже владеет технологией и пониманием, как делать в онлайне выдачу займов, обслуживать клиента, пользоваться ипотечным или залоговым займом онлайн. И в Европе банки выбирают стиль коллаборации: они приходят в финтехи и просят обучить их той или иной технологии. Это может происходить через разные форматы: слияние, поглощение, покупку или долевое участие . В России же государственные банки просто делают альтернативные финтехам платформы.

– Как считаете, у европейцев уровень доверия к финтеху выше, чем у россиян?

– В качестве примера приведу Польшу, которая сегодня является одной из самых продвинутых банковских стран Европы. Там банки абсолютно диджитализированы, количество отделений и АТМ-машин очень мало. Там все транзакции происходят онлайн. Для России это нереально, потому что у нас просто другое наследие.

Svetlana Gaidukova.jpg

– На ваш взгляд, уровень финансовой грамотности населения в России приближается к европейскому?

– Если говорить в общем, то он достаточно низкий. Наши люди не умеют обращаться с финансовыми продуктами: по статистике только у 5-6% россиян есть накопления – и это очень драматичная цифра. К сожалению, в нашей стране никто не задумывается о будущем, мы не склонны думать далеко. Если же говорить об уровне финансовой грамотности клиентов конкретно нашей компании, то здесь изменения на лицо. За шесть лет работы TWINO в России наши клиенты, безусловно, стали более грамотные: они разбираются в процентах, ставках, принципах продукта. И то, какие они вопросы задают, когда к нам обращаются, свидетельствует о том, что они становятся более продвинутыми.

– Вы отметили низкий уровень накоплений в нашей стране. А на что населению нужно копить?

– На образование, страхование жизни, пенсию. В тех же европейских странах при рождении ребенка родители сразу открывают на него депозитный счет. К моменту, когда ребенку нужно будет выбрать университет, на эти деньги он сможет спокойно учиться. Также там хорошо зарекомендовало себя накопительное страхование жизни. Если с родителем что-то случится, его ребенку будет на что жить. В Европе люди думают наперед и полагаются только на себя, несмотря на то, что пенсионная система, области здравоохранения и образования у них построены несколько в ином формате, чем у нас. У россиян есть страх к накоплениям, он обоснован с учетом того, что происходит в банковском секторе сегодня. Но я еще раз повторюсь: есть альтернативные инструменты, которые предлагают не банки, и TWINO в лице альтернативного кредитования – в том числе.

– Можете составить типичный портрет клиента сервиса альтернативного кредитования?

– В гендерном соотношении с чуть большим перевесом лидируют мужчины в возрасте 30-35 лет с высшим образованием и средним заработком 40 тыс. рублей. Что касается возраста, за последние время мы видим прирост людей более старшего поколения. А вообще мы ждем всех, кому нужны наши услуги.

Если вам интересно стать частью международной финтех-компании, то свое резюме можно отправлять Ирине Болдыревой на электронную почту Irina.Boldyreva.hr@twino.ru

На правах рекламы